» Поэты о Петербурге | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Поэты о Петербурге’

автор: admin дата: 20th October, 2008 раздел: Биографии, Поэты о Петербурге

В. Орлов.
Город Блока. Часть вторая

Действенный Петербург (слова Ал. Блока)

Цитируется по: Александр Блок. Город мой. Стихи о Петербурге-Петрограде. Лениздат, 1957.

С Петербургом Александр Блок был связан пожизненно. Он был петербуржцем в полном и точном смысле этого слова. В Петербурге он родился, прожил всю жизнь и умер. Здесь протекла вся его литературная деятельность.

Если не считать регулярных, почти ежегодных, поездок в подмосковную усадьбу Шахматово – на летние месяцы, отлучки Блока из Петербурга были относительно редкими и кратковременными: пять заграничных путешествий (одно – в раннем детстве), несколько случайных поездок (в Нижний Новгород, Москву, Киев, Ревель, Варшаву) и восьмимесячное пребывание на фронте, в районе Пинских болот, во время империалистической войны в 1916 – 1917 годах.

“Блок в Петербурге” – эта тема может служить предметом особого подробного рассмотрения. Небезынтересно и полезно было бы собрать воедино и систематизировать пёстрый и ещё с трудом поддающийся учёту биографический материал, характеризующий жизненные связи Блока с Петербургом. Не ставя перед собой этой задачи в полном её объёме, ограничимся лишь сообщением некоторых данных, имеющих непосредственное отношение к теме данного очерка.

Многим ленинградцам хорошо знаком старинный двухэтажный дом, стоящий на берегу Невы бок о бок со зданием Ленинградского университета – некогда петровскими “Двенадцатью коллегиями”. В прежнее время он назывался “ректорским домом”, потому что в нём помещалась казённая квартира ректора. Здесь, в одной из комнат второго этажа, выходящей окнами на университетский двор, в ночь на 16 (28) ноября 1880 года родился Александр Александрович Блок. (Комната, в которой родился Блок, находилась в части здания, более удалённой от набережной. Здесь же была и его детская комната. Позже “ректорский дом” был совершенно перестроен внутри, так что теперь точно установить местоположение этих комнат не представляется возможным). Его мать, Александра Андреевна, была дочерью тогдашнего ректора – А.Н. Бекетова, видного учёного (ботаника) и либерального общественного деятеля. Незадолго до родов она приехала к отцу из Варшавы, где жила с мужем – профессором Варшавского университета (государствоведом и философом) А.Л.Блоком. Пережив тяжёлую личную драму, Александра Андреевна после рождения сына уже не вернулась к мужу и осталась в “ректорском доме”

автор: admin дата: 20th October, 2008 раздел: Поэты о Петербурге

В. Орлов.
Город Блока. Часть первая

Действенный Петербург (слова Ал. Блока)

Цитируется по: Александр Блок. Город мой. Стихи о Петербурге-Петрограде. Лениздат, 1957.

Одно из самых прекрасных и совершеннейших созданий русского национального гения, Петербург – Ленинград – и как тема и как образ – оставил глубокий неизгладимый след в сознании людей разных поколений. Русское искусство (живопись и графика, по преимуществу) запечатлело сложный многопланный образ великого города в его внешнем выражении, во всём богатстве и во всей красоте его монументальных форм.

Но изобразительное искусство по природе своей, не могло в полной мере воплотить чувство Петербурга как явления культурной истории и темы душевных переживаний. Зеркалом, вобравшим в себя многообразные отражения Петербурга в сознании русского общества, явилась художественная литература.

Петербург – один из “вечных образов” русской литературы. Образ этот, естественно, не оставался неизменным на протяжении двух столетий “петербургского периода” русской истории. Каждая историческая эпоха накладывала на Петербург свой отпечаток и вносила нечто новое в его понимание. Каждое поколение по-своему чувствовало Петербург. Возникали различные аспекты восприятия города, различные приёмы и стили его изображения, складывались различные традиции воплощения его образа в художественном слове.

Множество русских писателей в стихах и в прозе в той или иной мере затронули тему Петербурга. Но, если не вдаваться в частности, нужно назвать четырёх великих художников слова, для которых эта тема стала органической и в творчестве которых нашли наиболее полное и чёткое художественное воплощение главные аспекты восприятия Петербурга в разные эпохи его истории. Это – Пушкин, Гоголь, Достоевский и Блок.

В сознании и творчестве Александра Блока тема и образ Петербурга играли исключительно важную роль. Для Блока Петербург был поистине “действенным” городом, сильно и глубоко действовавшим на его художественно сознание. Не будет преувеличением сказать, что Блок – наиболее “петербургский” из всех русских поэтов. И это при том, что он сравнительно скупо и бегло описывал Петербург – его площади, улицы, памятники и здания. Но всё творчество Блока проникнуто духом Петербурга, насыщено его атмосферой. Хотя Блок очень редко называет в своих стихах вещественные детали петербургского пейзажа, весь ландшафт его поэзии неотделим в нашем восприятии и представлении от этого пейзажа – от петербургских туманов, белых ночей, бледной зари, широкого течения Невы и свежего морского ветра. С громадной силой Блок сумел поэтически выразить самое чувство Петербурга.

автор: admin дата: 9th October, 2008 раздел: Поэты о Петербурге

Борис Пастернак (1890 – 1960)

Петербург

Как в пулю сажают вторую пулю
Или бьют на пари по свечке,
Так этот раскат берегов и улиц
Петром разряжен без осечки.

О, как он велик был! Как сеткой конвульсий
Покрылись железные щёки,
Когда на Петровы глаза навернулись,
Слезя их, заливы в осоке!

И к горлу балтийские волны, как комья
Тоски, подкатили; когда им
Забвенье владело; когда он знакомил
С империей царство, край – с краем.

Нет времени у вдохновенья. Болото,
Земля ли, иль море, иль лужа,-
Мне здесь сновиденье явилось, и счёты
Сведу с ним сейчас же и тут же.

Он тучами был, как делами, завален.
В ненастья натянутый парус
Чертёжной щетиною ста готовален
Bрезалася царская ярость.

В дверях, над Невой, на часах, гайдуками,
Века пожирая, стояли
Шпалеры бессонниц в горячечном гаме
Рубанков, снастей и пищалей.

И знали: не будет приёма. Ни мамок,
Ни дядек, ни бар, ни холопей.
Пока у него на чертёжный подрамок
Надеты таёжные топи.