» Поэты о поэзии | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Поэты о поэзии’

автор: admin дата: 2nd September, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Алексис Парнис

ЗАМЕТКИ. СТИХОТВОРЕНИЯ

Цитируется по: “День Поэзии. 1960?, Советский писатель, Москва, 1960.

Что вам больше нравится — свободный стих или рифмованный?

Как будто спрашивают: что вам больше нравится — открытое свободное море или дисциплинированное сдержанное море в канале, например Суэцком или Панамском?

Мне нравятся волны свободного моря, эти необузданные дети природы, эти вечные кочевники, которые, как романтические цыганы Пушкина, перемещаются туда, куда их толкает ветер и жажда скитаний.

Но мне нравятся и дисциплинированные волны канала, эти неустанные труженики, подчинённые воле человеческого ума.

Мне нравятся и те и другие, лишь бы они — и моря и волны — были настоящими, потому что существуют каналы с берегами, одетыми в гранит, но давно уже пересохшие, как существуют стихи, в которых есть рифма, есть ритм, но нет поэзии, нет душевного взлёта, образов, идей.
Поэзия, эта огромная лирическая держава, распространяющая свою власть на все века, обнимающая все племена и народы, имеет право требовать от своих солдат, от поэтов, больше выдержки и твёрдости духа.

Ведь поэзия — это борьба.

Мне кажется совершенно необоснованной мысль об отставании современной поэзии от технических достижений нашего века. Просто поэзия двигается всегда своим медленным, но верным и испытанным шагом. Действительно, существование спутника стало известным всему миру всего за один день. Но «Илиада» Гомера остается ещё неизвестной во многих уголках земного шара. «Евгений Онегин» стал известен во многих азиатских республиках только в годы советской власти. Самолет «Ту-104» всего два часа летел, скажем, до Праги и сразу же стал доступен обозрению тысяч людей. Но если бы этот самолёт вёз на борту самую великолепную книгу нашего времени, то двух часов не хватило бы, чтобы ознакомить с нею столько народу,— ведь её пришлось бы ещё переводить на разные языки.

Когда появился пароход, он постепенно вытеснил парусники, превратив их в музейную редкость. Теперь атомные корабли будут постепенно вытеснять пароходы. И так будет бесконечно. Но более близкий к нам Шекспир не вытеснил Гомера. И в свою очередь ещё более близкий к нам Пушкин никогда не вытеснит Шекспира. С появлением Чехова Мопассан не превратился в музейный экспонат. С появлением Есенина не утратил своего величия Петефи.

автор: admin дата: 13th August, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Лев Кассиль

ПРОЗОЙ О ПОЭЗИИ

Цитируется по: “День Поэзии. 1960?, Советский писатель, Москва, 1960.

Собственно говоря, трудно вообще найти человека, который бы, какую бы профессию он себе ни избрал затем в жизни, если хорошенько покопаться в его биографии и дружески припереть к стенке, не признался бы вам, что и он когда-то того… баловался рифмами…

Так как меня почему-то миновала в своё время эта, обязательная почти как ветрянка, детская литературная болезнь, то я не раз пытался найти такому явлению объяснение со стороны. И правда, в чём дело? Почему большинство писателей, как правило, начинало со стихов?

Мне кажется, потому, что даже в элементарном стихосложении куда легче утоляется та жажда творчества, которая присуща почти всякому молодому существу. Дети, как это великолепно показал в своей знаменитой книжке «От двух до пяти» Корней Иванович Чуковский, сочиняют стихи от переизбытка услышанных ими и запомнившихся слов, играя их созвучиями, часто даже не обременёнными смыслом, радуясь впервые ощущаемому могуществу в обращении с только что обретённым словом. А человеку более зрелому в ритме даже самых примитивных стихов, в созвучиях самых наивных рифм мнится нечто такое, что в известной мере организует его эмоции, находит им какое-то образное выражение. И это, прежде всего, как бы вырывает слово из контекста будничной речи. Более или менее грамотно сложенное стихотворение — на неискушённый слух уже поэзия. Имитировать искусство стихом легче, чем прозой.

Перечитайте тысячи стихотворных строк, плывущих самотёком в редакции. Если вас не ждёт там какая-нибудь исключительно счастливая находка, сигнализирующая о появлении нового или по
крайней мере вам ещё неизвестного таланта, то обычно все эти поэтические опыты свидетельствуют, что авторы их видят разницу между прозой и поэтической речью лишь в том, что последняя требует соблюдения определённых размеров и чередования взаимосозвучных, то есть рифмованных, окончаний строк. Начинающие большей частью полагают, что наличие уже этих двух признаков превращает написанное ими в стихи, делает его само по себе поэтическим. Многим людям кажется (и не только в молодости), что собственное дарование легче подтвердить в стихах, нежели в прозе. Стихи — это уже сразу что-то не похожее на обычный разговор, как не похож, скажем, самый плохой танец на самую ладную походку. Ходят, мол, все, так или иначе. А вот танец — это уже удел тех, кто одарён определённой дозой музыкальности.

автор: admin дата: 2nd July, 2009 раздел: Немного теории, Поэты о поэзии, Русская поэзия

Константин Бальмонт

Элементарные слова о символической поэзии

< ...> Реалисты всегда являются простыми наблюдателями, символисты — всегда мыслители. Реалисты схвачены, как прибоем, конкретной жизнью, за которой они не видят ничего, — символисты, отрешённые от реальной действительности, видят в ней только свою мечту, они смотрят на жизнь — из окна. Это потому, что каждый символист, хотя бы самый маленький, старше каждого реалиста, хотя бы самого большого. Один ещё в рабстве у матери, другой ушёл в сферу идеальности.

Две различные манеры художественного восприятия, о которых я говорю, зависят всегда от индивидуальных свойств того или другого писателя, и лишь иногда внешние обстоятельства исторической обстановки соответствуют тому, что одна или другая манера делается господствующей. В эпоху 16-го или 17-го века, почти одновременно, два различных гения явились живым воплощением обеих литературных манер. Шекспир создал целый ряд гениальных образцов реальной поэзии, Кальдерон явился предшественником наших дней, создателем драм, отмеченных красотою символической поэзии. Конечно, национальные данные того и другого писателя в значительной степени предрешали их манеру творчества. Англия — страна положительных деяний, Испания — страна неправдоподобных предприятий и религиозных безумств. Но историческая атмосфера, в смысле воздействия на личность, была полна как в Англии, так и в Испании однородных элементов; национального могущества, индивидуального блеска и грёз о всемирном господстве. Притом же, если брать совершенно однородную обстановку, можно указать, что в одной и той же Испании одновременно существовал реалист Лопе де Вега и символист Кальдерон, в одной и той же Англии жили одновременно реалист Шекспир и декадент Джон Форд.

Совершенно таким же образом и в течение 19-го века мы видим одновременное существование двух противоположных литературных направлений. Наряду с Диккенсом мы видим Эдгара По, наряду с Бальзаком и Флобером — Бодлера, наряду с Львом Толстым — Генрика Ибсена. Нельзя, однако, не признать, что, чем ближе мы к новому столетию, тем настойчивее раздаются голоса поэтов-символистов, тем ощутительнее становится потребность в более утончённых способах выражения чувств и мыслей, что составляет отличительную черту поэзии символической.

Как определить точнее символическую поэзию? Это поэзия, в которой органически, не насильственно, сливаются два содержания: скрытая отвлечённость и очевидная красота, — сливаются так же легко и естественно, как в летнее утро воды реки гармонически слиты с солнечным светом. Однако, несмотря на скрытый смысл того или другого символического произведения, непосредственное конкретное его содержание всегда закончено само по себе, оно имеет в символической поэзии самостоятельное существование, богатое оттенками.

автор: admin дата: 2nd July, 2009 раздел: Поэты о поэзии, Русская поэзия

Егор Нечаев (1859 – 1925)

МАЯК

Когда пловец в открытом море,
Объятом сумрачною мглой,
В его неведомом просторе,
С слезой отчаянья во взоре
Заслышит бури грозной вой,—
Увы! — надежда на спасенье
Не окрыляет моряка…
Но вдруг, как утра возрожденье,
Пред ним заблещет в отдаленье
Приветный пламень маяка.
Остаток силы напрягая,
Пловец отваги новой полн:
По волнам пенистым ныряя,
В душе тот свет благословляя,
К нему он направляет чёлн.
Поэт, источник вдохновенья,
Любимец муз и красоты,
Для всех, кого гнетут сомненья
И горькой жизни треволненья,
Будь маяком отрадным ты!
И песней, радостью обильной,
Согрей разбитые сердца,
Рассей над ними мрак могильный
И окрыли их дух бессильный
Огнём божественным певца!

1896

автор: admin дата: 2nd July, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Алексей Маширов (1884 – 1942)

НЕ ГОВОРИ В ЖИВОМ ПРИЗНАНЬИ…

Не говори в живом признаньи
Мне слова гордого «поэт».
Мы — первой радости дыханье,
Мы первой зелени расцвет.
Разрушив чёрные оконца,
Мы жаждем миром опьянеть.
Ещё не нам, не знавшим солнца,
Вершиной гордою шуметь.
Ещё неведомой тревогой
Полна восторженная грудь,
И очарованной дорогой
Мы только начали свой путь.
Придёт пора, порыв созреет,
Заблещет солнцем наша цель.
Поэта мощного взлелеет
Рабочих песен колыбель.
И он придёт как вождь народный,
Как бури радостный раскат,
И в песне пламенной, свободной
И наши песни прозвучат.

1914

Цитируется по: Поэтические течения в русской литературе конца XIX – начала XX века: Литературные манифесты и художественная практика: Хрестоматия/Сост. А.Г. Соколов. – М.:Высш. шк., 1988. – 368 с.