» Дмитрий Владимирович Веневитинов. Биография
автор: admin дата: 26th February, 2015 раздел: Биографии, Русская поэзия

Дмитрий Владимирович Веневитинов, проживший всего 22 года, остался в памяти современников как высокообразованный и необычайно талантливый человек. Он успешно занимался живописью, доказательством чего служат полотна, написанные им маслом. Обучения музыке сделало из него не только певца и отличного музыканта, но композитора. Он серьёзно занимался теорией музыки. В юном возрасте Дмитрий читал в подлиннике писателей Древнего Рима и Греции, переводил Софокла и Горация. Знакомство с «Историей государства Российского» побудило его посетить старинные русские города и заняться изучением тамошних древностей. Веневитинов ценил труд Н. М. Карамзина не только как исторический, но и как литературный шедевр, и причислил его к эпической поэзии. Профессора Московского университета давали ему и его друзьям Алексею и Фёдору Хомяковым частные уроки математики и истории изящной словесности. Люди, знакомые с ним, отмечали его философский ум.

Годы его жизни (1805-1827) частично совпали со временем, когда жили и творили А.С Пушкин, Владимир Одоевский, В.К.Кюхельбекер, Ф.И.Тютчев, А.А. Дельвиг, Н.М.Языков, Денис Давыдов, П.А. Вяземский, В.А.Жуковский. Кто-то был старше него, кто-то значительно пережил его. С кем-то он дружил, с кем-то был просто знаком, у кого-то учился , с кем-то его объединяло общее дело. М. Ю. Лермонтов, которому в год кончины Веневитинова исполнилось 13 лет, через 3 года, в 16 лет, написал эпитафию.

Дмитрия Владимировича часто сравнивают с известнейшими европейскими поэтами того времени лордом Байроном, Гёте, Шелли. Речь идёт о внешности поэта. Его называли красавцем: он был высокого роста, словно изваяние из мрамора. Отмечали, что его огромные глаза с длинными ресницами, сияли умом. В 1826 году Ансельм Лагрене, французский художник , написал портрет Д.В. Веневитинова, который воспроизводится в изданиях о поэте и его стихов и прозы. Именно внешность послужила причиной рождения многих мифов о Веневитинове как об идеальном мечтательном красавце-поэте.

В Москве в Кривоколенном переулке дом номер 4 украшают две мемориальные доски. Одна из них сообщает, что это дом семьи Веневитиновых, а вторая установлена в память о том, что именно здесь , в этом доме, в 1826 году А.С. Пушкин читал «Бориса Годунова». Когда по просьбе Карамзина Пушкин был возвращён из ссылки, он поселился в Москве, где сразу же стал центральной фигурой тогдашней культурной жизни. Именно в этот период и произошло чтение « Бориса Годунова». К тому времени Пушкин знал, что Веневитинов написал статью о первой главе «Евгения Онегина» . Он говорил: «Это единственная статья, которую я прочитал с любовью и вниманием. Всё остальное или брань или переслащенная дичь.» Доказательством симпатии Пушкина к Веневитинову служит приглашение Веневитинова на все чтения «Бориса Годунова» самим поэтом. Именно с Веневитиновым поделился Пушкин идеей написания «Самозванца», «Моцарта и Сальери»,сцен из «Фауста», «Графа Нулина». Общение с Пушкиным сыграло большое значение в духовном развитии молодого поэта. Многие его поздние произведения и замыслы – результат их обсуждения русской культуры и литературы , особенно поэзии. Не всегда их взгляды совпадали, и они вели споры о философском преобразовании всей русской культуры.

Дом Веневитиновых в Москве был обычным дворянским гнездом. Их род был был древний и заслуженный. Родители Дмитрия владели поместьями в Воронежской губернии. В Москве они считались людьми просвещёнными и хлебосольными, и в их доме часто собирались художники, певцы, музыканты. После смерти мужа Анна Дмитриевна, мать поэта, сумела сделать свой салон московской достопримечательностью. До 8 лет она сама занималась воспитанием и образованием сына, затем передала его гувернёрам и преподавателям, которых выбирала очень тщательно. Известно, что сначала с мальчиком занимался капитан наполеоновской армии Дорер, а затем – грек Байло. Оба они были весьма образованными людьми, и благодаря им Дмитрий получил классическое образование, любил литературу, читал древних философов. Домашнее образование закончилось, когда ему исполнилось 17, а годом раньше появились его первые стихи, проба пера или поэтические опыты.

Он в качестве вольнослушателя посещал в Московском университете лекции и беседы-диспуты о литературе профессора Мерзлякова. Веневитинов во время этих бесед был главным оппонентом профессора. Его суждения были логичны и глубоки. Присутствующих поражала диалектика его доводов. Это не было желание просто поспорить, это был сформировавшийся взгляд на литературу и подход к ней, ибо через несколько лет он вернётся к этим спорам и напишет статью о недостатках теории Мерзлякова. Он также посещал лекции М.Г. Павлова и И.И. Давыдова, в которых его внимание привлекали глубокие истины классических немецких философов.

В университете вокруг Веневитинова собираются друзья—единомышленники, каждый из них оставил след в русской культуре. Это было новое поколение русских романтиков, которое отошло от подражания Жуковскому и юному Пушкину. Они опасались односторонности и бескрылых стремлений. Романтики-любомудры. Общество любомудрия возглавили Владимир Одоевский и Дмитрий Веневитинов. Название общества происходило от его цели – любовь к мудрости, прилежное изучение античных и немецких философов и работа над созданием оригинальной отечественной философии, из которой должна возникнуть новая русская литература. Членами его были молодые философы, стремившиеся к высшим знаниям о человеке и природе. Общество образовалось в 1823 году, а в 1826 Веневитинов пишет статью « О состоянии просвещения в России».

Любомиры глубоко изучали сочинения немецкого романтического мыслителя Шеллинга, которые дали им темы для поэзии: гармония между миром и человеком (между идеальным и реальным). Веневитинов был убеждён, что эта гармония должна быть началом всего, и она становится одной из главных тем его поэзии. В творчестве Веневитинова появляется природа, ценность которой приравнивается к самоценному миру личности. Сам поэт говорил, что саморазвитие природы совпадает с движением поэтического сознания. И поэт заимствует из природы форму искусства. Природа у Веневитинова- не отвлечённое философское понятие , она русская, подмосковная и воронежская. В 1924 году он совершил поездку по воронежским имениям семьи для решения материальных вопросов и вопросов, связанных с управлением имениями. Поездка оказалась очень плодотворной для его творчества.

В 1826 Д.В Веневитинов и многие его друзья-любомиры выдержали требуемый для государственной службы экзамен и поступили в Московский архив коллегии иностранных дел. В московских кругах их прозвали «архивными юношами», и А. С. Пушкин описал их в седьмой главе «Евгения Онегина» как столичную достопримечательность. В октябре 1826 года Веневитинов по протекции Зинаиды Волконской, в которую, как утверждают некоторые современники он был влюблён, и графа Лаваля поступает в азиатский департамент Коллегии иностранных дел в Петербурге. Жизнь в Петербурге была весьма насыщенной. Музеи, концерты, увлечение востоком, встречи с любомудрами, Дельвигом, знакомство с декабристами, которое послужило поводом для его ареста, и вместе с тем служебные успехи.

Однако, петербургский период продлился не долго. Для его лёгких петербургский климат оказался губительным. Возобновилась старая болезнь, и, в 1827 году Веневитинов скончался. Он чувствовал, что конец близок, мысль об этом сквозит и в его стихах, и в письмах друзьям. Тем не менее, он не оставлял своих забот о матери, друзьях, службе.За гробом Веневитинова шли вместе с другими писателями Пушкин и Мицкевич. Его смерть породила поток стихотворений, которые вошли в сборник-«венок».

Образы и строки Д.В. Веневитинова наследуются самыми разными поэтами, вплоть до Некрасова. Но есть один поэт, темы и манеру которого он как бы предсказывает и определяет, это – Михаил Юрьевич Лермонтов. Впрочем, многие русские поэты позднейших поколений находят в его многоликом творчестве своё, определяя тем самым его особое место и значение в жизни русского лирического сознания.

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter