» Эльдар Александрович Рязанов. Внутренний монолог (Продолжение) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 16th November, 2009 раздел: Стихотворения

Эльдар Рязанов

ПИСЬМО ПОСТАРЕВШЕМУ ДРУГУ

Ну, какая же это заслуга —
спрятать душу свою под замок
оттого, что ты сверзился с круга,
изнывать от тоски и досуга,
слушать, как надрывается вьюга,
упиваясь, что ты одинок.

Ну, какое же это подспорье,
что ты доступ друзьям перекрыл,
что ты пестуешь горюшко-горе,
проживаешь в обиде и вздоре?
Ты, как крест на глухом косогоре,
под которым себя схоронил.

Ну, какая же это отрада,—
не дождавшись финала парада,
разломаться, сойти, уступить?
Годы — горе, а мысли — отрава…
Но на то и мужская отвага,
чтоб с улыбкой навек уходить.

МОНОЛОГ «ХУДОЖНИКА»

Прожитая жизнь сложенье чисел:
сумма дней, недель, мгновений, лет…
Я вдруг осознал — я живописец,
вечно создающий твой портрет.
Для импровизаций и художеств
мне не нужен, в общем, черновик.
Может, кто другой не сразу может,
я ж эскизы делать не привык.

Я малюю на живой модели,
притушил слезой бездонный взгляд.
Лёгкий штрих — глазищи потемнели,
потому что вытерпели ад.

Я прорисовал твои морщины,
в волосы добавил белизны.
Натуральный цвет люблю в картинах,
я противник басмы или хны.

Перекрасил — в горькую! — улыбку,
два мазка, — и ты нехороша.
Я без красок этого добился,
без кистей и без карандаша.

Близких раним походя, без смысла
гасим в них глубинный теплый свет…
Сам собою как-то получился э
тот твой теперешний портрет.

* * *

Ты укрой меня снегом, зима,—
так о многом хочу позабыть я
и отринуть работу ума…
Умоляю тебя об укрытьи.

Одолжи мне, зима, одолжи
чистоты и отдохновенья,
белоснежных снегов безо лжи…
Я прошу тебя об одолженьи.

Подари мне, зима, подари
дней беззвучных, что светят неярко,
полусон от зари до зари…
Мне не надо богаче подарка.

Поднеси мне, зима, поднеси
отрешённости и смиренья,
чтобы снёс я, что трудно снести…
Я прошу у тебя подношенья.

Ты подай мне, зима, ты подай
тишину и печаль состраданья
к моим собственным прошлым годам…
Я прошу у тебя подаянья.

* * *

Мчатся годы-непогоды
над моею головой…
Словно не была я сроду
кучерявой, молодой.

Едут дроги-недотроги,
от тебя увозят вдаль,
а покрытье у дороги —
горе, слёзы и печаль.

Эти губы-душегубы
невозможно позабыть.
Посоветуйте мне, люди,
что мне делать? Как мне быть?

Словно пушки на опушке
учиняют мне расстрел…
Мокрая от слёз подушка,
сиротливая постель.

Мои руки от разлуки
упадают, точно плеть.
От проклятой этой муки
можно запросто сгореть.

Мчатся годы-непогоды
над моею головой,
словно не была я сроду
кучерявой, молодой.

* * *

Я всё ещё, как прежде, жил, живу,
а наступило время отступленья.
Чтобы всю жизнь держаться на плаву,
у каждого свои приспособленья.

Я никогда не клянчил, не просил,
Карьерной не обременён заботой.
Я просто сочинял по мере сил
и делал это с сердцем и охотой.

Но невозможно без конца черпать —
колодец не бездонным оказался.
А я привык — давать, давать, давать!..
И, очевидно, вдрызг поиздержался.

Проснусь под утро… Долго не засну…
О, как сдавать позиции обидно!
Но то, что потихоньку я тону,
покамест никому ещё не видно.

Богатства я за годы не скопил,
хотя вся жизнь ухлопана на службу.
В дорогу ничего я не купил…
Да в этот путь и ничего не нужно.

* * *

Я умом могу понять все доводы…
Не держи меня, дай я уйду.
Песенка рождается без повода
и не может жить на поводу.

То, что я любил когда-то смолоду,
нынче за версту я обойду.
Песенка рождается без повода,
и поводья рвутся на ходу.

Зряшной жизни я хочу попробовать,
с пустяками быть накоротке.
Песенка рождается без повода,
песня не живёт на поводке.

* * *

Всё беспричинно. Чей-то взгляд. Весна.
И, жизнь легка. Не давит её ноша.
И на душе такая тишина,
что, кажется, от счастья задохнёшься.

Всё беспричинно. Чей-то взгляд. Зима.
И жизнь бежит. И неподъёмна ноша.
И на душе такая кутерьма,
что, кажется, от горя задохнёшься.

То ночь жарка, а то морозен день…
Вся жизнь в полоску, словно шкура тигра.
А на душе такая дребедень…
Да, жаль, к концу подходят эти игры…

* * *

В трамвай, что несётся в бессмертье,
попасть нереально, поверьте.
Меж гениями — толкотня,
и места там нет для меня.

В трамвае, идущем в известность,
ругаются тоже и тесно.
Нацелился, было, вскочить…
Да, чёрт с ним, решил пропустить.

А этот трамвай — до Ордынки…
Я впрыгну в него по старинке,
повисну, опять на подножке
и в юность вернусь на немножко.

Под лязганье стрелок трамвайных
я вспомню подружек случайных,
забытые дружбы и лица…
И с этим ничто не сравнится!

* * *

Осень начинается в горах,
а затем сползает вниз, в долины…
В нижний лес прокрался жёлтый страх,
белый снег покрасил все вершины.
Старость начинается в ногах,
даже в зной, укутанные, мёрзнут…
И ползёт наверх холодный, страх
предисловием событий грозных.

АПРЕЛЬ

По грязи чавкают шаги,
шуршат о твёрдый наст подошвы,
в ручьях я мою сапоги…
Земля в лесу, как крик о прошлом.

Тут прошлогодних жёлтых трав
торчат поломанные стебли,
разбросан бурых листьев прах
и умирает снег последний.

Трухлявые сучки везде,
на лужах ржавые иголки…
И отражаются в воде
немые, сумрачные елки.

Жизнь представляется порой
какой-то конченой, далёкой…
Но под берёзовой корой
пульсируют живые соки.

Согрет дыханием земным,
лес оживёт без проволочки…
Как с механизмом часовым
дрожат на ветках бомбы-почки.

Где рядом почерневший снег,
продрались трав зелёных нити.
Лес замер, словно человек
перед свершением событий.

Цитируется по: Эльдар Александрович Рязанов. Внутренний монолог. Стихи. Издательство «Правда». Библиотека «Огонёк». 1988.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter