» Есенин Сергея Безрукова или рефлексия, навеянная прослушиванием одной аудиозаписи | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 9th December, 2008 раздел: Колонка редактора, Скачать

Около месяца тому назад, в глубинах сети Интернет, я отыскала аудиозапись стихов Сергея Есенина в исполнении Сергея Безрукова. Отыскала и положила на полочку. Почему? Немного боязно было слушать эту запись. Точнее, боязно было прослушать и разочароваться. Стихи на бумаге – это одно, стихи в исполнении автора – другое, и стихи в исполнении кого-то третьего – совсем другое.

Читая стихи на листах, ты как будто ведёшь долгий разговор с человеком их написавшим. Очень интимный разговор, – потому что хорошая поэзия – это всегда обнажённая душа поэта, это выплеск его чувств, эмоций, мыслей, переживаний – некий живой клубок нервов, ложащийся тебе на ладонь. Ты читаешь их глубоко внутри себя. Переживаешь их. Перечитываешь. Уходишь на несколько страниц вперёд – и вдруг бегом возвращаешься назад, к чему-то, что так задело струны твоей души, что тебе хочется ещё раз, или ещё несколько раз, или ещё много раз перечитать, прожить, осмыслить. Ты читаешь стихи, обнаруживая немыслимое, непостижимое, необъяснимое созвучие. Порой читаешь с какой-то своей интонацией, подразумевая какой-то свой смысл, часто задумываясь о том, как бы это звучало у самого автора. Ты ведёшь долгий вдумчивый диалог. Диалог с автором, с его творениями, со своей душой. Каждый такой диалог что-то изменяет внутри тебя.

Чтение стихотворений актёром или автором с эстрады или театральной сцены возможность такого вдумчивого диалога исключают. Невозможно перебить автора с просьбой вернуться к «тому стихотворению», невозможно вступить с ним в диалог, и трудно преодолеть какое-то внутреннее несогласие с интонацией или акцентами. Авторскими ли. Актёрскими ли. Тем труднее его преодолеть, чем больше ты уже успел срастись с этим текстом, расставить свои акценты, сжиться со своим прочтением созвучных строк. В лучшем случае возникает недоумение – как же так?, в худшем – раздражение – ну, нет, это же совсем не так!

Но есть и другой взгляд на чтение стихов. Не читательский. Авторский. Анна Ахматова, по воспоминаниям Павла Лукницкого, не очень любила читать свои стихи с эстрады: «АА объяснила, что она никогда не любила выступать, а в последние годы это её отношение к эстрадным выступлениям усилилось. Потому что не любит чувствовать себя объектом наблюдения в бинокли, обсуждения деталей её внешности, потому что “…разве стихи слушает публика? Стихи с эстрады читать нельзя. Читаемое стихотворение доходит только до первых рядов. Следующие его уже не слышат, и публике остается только наблюдать пантомиму”. И ещё одно объяснение от неё же: «По поводу вечера в капелле: “А мы с Фединым решили, что стихи не надо читать. Доходят до публики только те стихи, которые она уже знает. А от новых стихов ничего не остаётся». Хотя и тут есть парадокс – сама она читать на публике не любила, но с восторгом, восхищением и благоговением отзывалась о публичных чтениях Александра Блока. Павел Лукницкий писал: “Рассказывала о вечере Блока в Малом театре: “Это как богослужение было: тысячи собрались для того, чтобы целый вечер слушать одного”. Ахматова вспоминала, что они с Л. Д. Блок с трудом, большим трудом устроились в администраторской ложе, и не было ни одного свободного приставного стула. “Овации были – совершенно исступленные овации… Когда так бывало?”

В самом деле – многие ли из нас способны по достоинству оценить новое стихотворение услышав его в первый раз? Прочувствовать то, что стоит за текстом в самое первое прочтение его автором? Ведь опять-таки – нет возможности попросить автора или актёра: «Прочтите мне его, ещё раза три-четыре, пожалуйста»… А сила стихов – именно в строках, лёгших поверх бумаги… В овациях Блоку чего было больше, преклонения и благоговения перед личностью или, действительно, восторга от озвученных самим автором стихов? Мне кажется – преклонения, признания, благоговения перед Поэтом, Мастером, его Творчеством – было больше, что не исключает любви к его поэзии, конечно же… Но возможен ли тогда вдумчивый разговор? Можно ли принимать в себя поэзию среди одержимой восторгом толпы? Получится ли установить ту глубокую связь, настроиться на погружение в стихи? Получится ли такой качественный диалог, какой шёл в разные годы между Анной Ахматовой и Лидией Чуковской, и Ахматовой и Лукницким – когда стихи читались благодарным слушателям в интимной обстановке, и всегда была возможность впитать их в себя, или попросить повторить… Из этих диалогов, вдумчивых разговоров, погружений читателей-слушателей вылились замечательные тома воспоминаний – главной героиней которых стала Поэзия…

У нас, живущих в 21 веке, есть возможность другого рода диалога: вместо книги взять аудиозаписи – услышать звучание стихов. Запись можно слушать в полном одиночестве: только ты, знакомые строки и голос, дающий им новую жизнь в звучании. С одной стороны – не понравится – запись остановил, убрал в архив или стёр – и вернулся к книге, или поискал другую запись, более созвучную тебе. С другой – если не войдёшь со звучанием в резонанс – может остаться чуть горький осадок оттого, что диалог не состоялся, лёгкая дымка разочарования, что автор, который так удивительно звучал для тебя с листов книги – как-то не зазвучал для тебя в записи. Или может возникнуть лёгкое недовольство актёром, который почему-то прочитал стихи совсем не так, как они звучали у тебя внутри… И если автору несостоявшийся резонанс тебе простить легче – всё-таки это им рождённые произведения, и он вправе расставлять свои интонации и акценты, то актёра перед собой оправдать намного труднее.

На удивление все 14 есенинских стихотворений в исполнении Сергея Безрукова * – попали в струны моей души. Они мне ощутились настоящими, есенинскими без каких-либо оговорок. Многие я прослушала по 4-5 раз. Благо, вся запись – чуть больше 20 минут. А «Сукиного сына» и вовсе раз десять – так совпало моё внутреннее ощущение этого стихотворение с актёрским. Знаете, было такое хорошее, правильное ощущение, что внутри всё звенит, что душа – как натянутая струна, вот тронули её смычком (стихом) – и она зазвучала. Такого ощущения не было, даже когда я слушала стихи своей любимой Ахматовой в её собственном исполнении. Но об этом я поразмышляю чуть позже. А глубокий диалог с поэзией Есенина состоялся. Погружение в неё состоялась. Соприкосновение с её звучащей гранью оказалось волнующим, тревожащим, трогающим – она для меня зазвучала звонкой, пронзительной лирой. Её мелодия оказалась именно такой, какой послышалась мне при прочтении стихов на бумаге… Более того, она оказалась настолько моей, родной, близкой, что аудиозапись не только осталась в моей стихотворной фонотеке, но и породила вот это вот размышление вслух.

Будет возможность – отыщите эту запись, послушайте. Двадцать минут – небольшая затрата, а вернётся к вам нечто необъяснимо-неизмеримое… Что-то новое зазвучит для вас в этом мире. Что-то новое откроется вашему взгляду. Что-то новое почувствуется внутри. Просто иначе невозможно, когда хорошая поэзия обретает звучание в устах тонко чувствующего её актёра…
А Безруков Есенина почувствовал. Глубоко. Тонко. И озвучил. Как мне показалось – без искажений.

___________________________________________________________________________________

* 1. Разбуди меня завтра рано… (2:04)
2. За горами, за жёлтыми долами… (1:08)
3. Я покинул родимый дом… (0:54)
4. Я последний поэт деревни… (1:09)
5. Заметался пожар голубой… (1:40)
6. Пускай ты выпита другим… (1:42)
7. Я усталым таким еще не был… (2:26)
8. Мне осталась одна забава… (1:43)
9. Пушкину (1:09)
10. Сукин сын (2:09)
11. Мы теперь уходим понемногу… (1:38)
12. Кто я… (1:48)
13. Снежная замять крутит бойко… (0:45)
14. Свищет ветер, серебряный ветер… (2:25)

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter