» Григорий Корин. Люди мои, люди… Часть третья | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 1st October, 2010 раздел: Стихотворения

Григорий Корин (1926 – 2010)

Цитируется по: Корин Григорий Александрович. Люди мои, люди… М., “Советский писатель”, 1962, 104 стр.

С. 57 – 80

ЛЕБЕДИ В АЛУПКЕ

Два лебедя
Сидели на пруду
В Алупке,
В городском саду.

И нынче
Эти лебеди сидят —
Не протрубят,
Не полетят…

Там вкруговую
Над прудом — сосна,
Дом лебединый
Смотрит в два окна.

Квартира!
Позавидует иной:
С кормушкою
Над самою водой,

И лестница…
И сторож…
И уход…
Лениво лебедь
Шею повернёт.

Налилось жиром
Белое крыло.
Молчит воды
Прозрачное стекло.

Задумчив сад
И тихая вода.
С утра на скамьях
Люди, как всегда.

И, как всегда,
Друг друга теребят,
И ждут —
Когда же лебеди взлетят …

* * *

Брошены сети
В дымчатый Каспий.
Душит путина
Рыбака астмой.
Сидит рыбак,
Слезами плачет, —
Больше рыбак
Не рыбачит.
Санаторий
Красит рыбак.
Красит стены,
Рамы,
Чердак.
Красит летом,
Красит зимой,
Грянет путина —
И сам не свой:
Плачет о неводе,
О мальках,
Плачет о штормах,
О парусах.
Сидит рыбак,
Как краска,
Красный,
Душит путина,
Душит астма.
Завёлся рыбак.
Молчит санаторий.
Завёлся рыбак —
Потерял море.

* * *

Я тоже
Поднимаю волокушу,
Ступаю в море,
Оставляю сушу.
И Каспий
Поднимается
По горло
Под небом
Кристаллическим и чёрным.
Два рыбака со мной —
Две скользких тени.
Я напрягаю
Руки и колени
И с криком
Вырываю волокушу,
Как собственную
Вырываю душу,
Из чёрной ночи,
Из кромешной темени —
У скользкого
Я вырываю времени
И снова
Выхожу за ней на сушу.
А ты, рыбак, боялся,
Что я струшу.

УЧАСТКОВЫЙ

Он сидит на участке,
И луна — на дворе.
Сорок восемь несчастий
И наган — в кобуре.

Сорок восемь несчастий —
В пивной и кафе.
Поправляет он хлястик,
Трёт полой галифе.

Рядом женщина-мачеха
Просит его.
Чтоб простил ради мальчика
Мужа её.

Что пропойца и сволочь он,
Всё равно не поймёт.
Участковому с полночи
Прикорнуть не даёт.

А в журнале учёта
За ним — восемь дел.
И напарник чего-то
В эту ночь заболел,

И теперь два участка
Обходить на заре, —
Сорок восемь несчастий
Сто пудов в кобуре.

* * *

Мужья из шторма возвращаются,
У борта
С жёнами встречаются.

У женщин —
Тонкие морщины,
В руках —
Тяжёлые корзины.

Едят мужья.
Мужьям всё голодно, —
Они так молоды,
Так молоды.

Их жёны
Снедью разной
Радуют —
Подкладывают им,
Подкладывают.

И молча
На море поглядывают…

* * *

Ах, чайка,
Чайка,
Ты ли попрошайка?
Но просишь ты,
Ты очень просишь,
Чайка.

Ты дачников
Своим обжорством
Радуешь.
Ты из руки
Выкрадываешь.

И снова
Над рукой,
Над шляпой
Вьёшься, —
Ты выпросишь,
Ты своего
Добьёшься.

Но свистнет ветер —
К ветру
Обернёшься.

* * *

О, час перед рассветом —
Ты самый чуткий час.
И парни разогретые
С неё не сводят глаз.

И все дела рабочие
Её не признают —
К ней пристают по очереди
И хором пристают.

Хоть пропади всё пропадом —
Рыбачка не клюет.
Чечётку хором топают
И снова —
В оборот.

На что ты смотришь, дурочка, –
Рассветный час таков.
Всегда до лова сумрачно,
Уйди от рыбаков.

Или на белом свете
Работы нет другой?
Алеет час рассвета,
И тихо над косой.

Но снова возвращаются —
И тащишь ты улов.
И снова набивается
В слова рассветный зов.

И снова волокушу
Ты тянешь впереди,
И платье ветром сушишь
На остренькой груди.

Но черти непоседливые
На берег сойдут,
И лучший кус осетровый
Ей первой подают.

* * *

Ничего не сделаешь,
Не попишешь:
Цвела — цветом белая,
Стала вишней.

Цвела белым трепетом,
Белым маем.
Годы, годы-лебеди
Закружились стаей.

Обмахали крыльями
Цвет твой 6елый,
Обмахали,
Скрылися,
Улетели…

Стала моя горсточка
Девочкой вэрослой,
Стала горькой косточкой,
Косточкой острой.

Ничего не сделаешь,
Не попишешь:
Цвела —цветом белая,
Стала вишней.

* * *

Я утром проснулся,
Я спал — будь здоров!
Я однажды проснулся
Без всяких стихов.

Так спал я когда-то
Без слов и без снов,
Так спал я солдатом,
Я спал — будь здоров!

И ел я как надо,
Так ел — будь здоров!
Так ел я когда-то
Строем целых зубов…

ДУША

Отделилась душа
От тела,
Отделилась душа,
Улетела.

Вот ношу
Свои руки и плечи
И тяну
Свой
Тягучий вечер.

Посмотрю из окна ночного –
Ты ж меня
Понимала с полслова!

Ты когда-то
Сама напросилась…
Ты врагов моих
С лёту
Разила…

А теперь
И врагов не осталось,
Так чего ж ты
Со мною рассталась?

* * *

Человек не может быть обманут!
Если он обманут,
Человек,
Всё он примет
Поздно или рано:
Холод,
Голод,
Пулевую рану,
Голову зароет
В белый снег, —
Мёртвый он
Воспрянет и восстанет,
Если он обманут,
Человек.

Никакие бедствия на свете,
Никакой
Его не сдержит век,
Он заставит мёртвого ответить,
Если он обманут,
Человек.

ПОЭЗИИ

Ты меня спасаешь
От беды.
Ты меня спасаешь
От нужды.

В латаном
Хожу я королём,
С грошем обращаюсь,
Как с рублём.

А с бедою
Равен я бедой,
А с нуждою равен я
Нуждой.

Ты меня ничем
Не попрекнёшь,
Всё я принимаю,
Что даёшь.

ЗАЛ ДЕГУСТАЦИИ ВИНА В ЯЛТЕ

…И ты,
Заране восхищённый,
Заходишь наконец в тот зал,
Где за бочоночком — бочонок,
И стол, и стул, и пьедестал.

Непросвещённый и наивный,
Перед тобою все сорта:
И новый сорт, и сорт старинный, –
Но что ты знал о крымских винах?
Прости,
Не знал ты ни черта.

Таких цветов ты видел спектр?
Уеидишь.
Выдержка нужна.
И снова повторяет лектор
Про цвет и запахи вина.

И перед каждым пригублением —
Его сугубом назначенье —
Дореволюционном и новейшем,
И если надобно — древнейшем.

Отпил глоток, а в горле сухо.
Второй не отопьёшь глоток —
Вино для сердца и для брюха,
Для почек, печени и ног.

Не допил я и третьей рюмки
Из знаменитых—десяти,
И первый бар полуугрюмый
Был лучшим счастьем впереди.

КОНВОЙНЫЙ

Распахнут ворот,
В руке — ремень,
Убийцы и воры
Закончили день.

Время — тягуче.
Столпились, галдят.
У проволоки колючей
Солдата честят.

Злы медвежатники,
Сроки велики,
Кулаки под ватниками,
Кукиши, плевки.

В миллиметр от проволоки
Точно стоят,
Конвойному без повода
Нельзя стрелять.

Вышка над забором…
Солнце, тень…
Не скоро, но скоро
Кончится день.

И нет уж больше мочи
С ружьём на весу.
Смеются и хохочут
Под ним, внизу.

В миллиметр от проволоки,
Смотрят в упор.
И не бывает повода,
Чтоб сдвинуть затвор.

* * *

Мне теперь терять нельзя
Ни часу.
Время, ты уходишь —
Нету спасу.

Отсчитало
Жизни половину,
Груз годов
Взвалило мне на спину,

Положило под глаза
Две тени,
А взамен
Дало глазам прозренье

Половина отошла,
Исчезла.
Попытала
Силою железной…

Не свалила пулей
И снарядом,
А другая —
Притаилась рядом.

Я не знал.
Я рыл в земле проходы.
Бил киркой —
И отлетали годы.

В слякотные
Дальние тоннели
Вагонетки
Яростно гудели.

Я вставал
Над бешеной Курою,
Я ходил
За пленными в конвое.

Заходил я
В камеры иные.
Все дороги
Я узнал земные.

Только не заметил,
Не заметил.
Как вторую половину
Встретил.

Как легли мне под глаза
Две тени,
Как к глазам моим
Пришло прозренье…

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter