» Григорий Корин. Люди мои, люди… Часть вторая | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 25th September, 2010 раздел: Стихотворения

Григорий Корин (1926 – 2010)

Цитируется по: Корин Григорий Александрович. Люди мои, люди… М., “Советский писатель”, 1962, 104 стр.

С. 31 – 56

Часть вторая

В СВАНСКОМ ДОМЕ

Я дьявольски устал —
И постучался,
И в домике у скал
Остался.

И пил и ел я
В сванском доме,
И ноги согревал
В соломе.

Толпилась детвора
В прихожей,
Чтобы спокойно ел
Прохожий.

Их было десять,
Шустрых и глазастых,
И десять раз
Я слышал слово
«Здравствуй»,

Гость в доме свана,
Кто его дороже!
Я этого не знал —
Я был прохожий.

Я ел и пил,
Но помнил хлебу цену,
Я помнил цену —
Я таил измену:

Я предавал
Старинный их обычай, —
Гость в доме свана —
В поле стая птичья,

Что любо ей,
Что дорого —
Её
И хлеб,
И гроздь,
И сванское жильё.

…Когда проснулось
Тихое жилище,
Когда очаг зажгли
И раздавали пищу,

Как осторожно
За столом делили
Всё,
Что вчера
Внавал
Мне подносили.

Я это видел
Через щель прихожей.
Я должен был молчать
Я был прохожим.

Я есть не стал,
Я быстро распрощался,
И домик там
У скал остался…

В Сванетии,
Под свист метели,
Рубли мои
В меня летели,

Мои рубли
В меня швырнули,
Там мной тайком
Забытые на стуле,

Оставленные
В сванском доме,
Где цену хлебу
И вину я помнил.

Но по-другому
Я не мог проститься, —
Последним я
Не мог не поделиться.

Я принимаю щедрость
И презренье,
Далёкий дом
Из сванского селенья.

* * *

Нежданно и негаданно
Я юность потерял.
Дорога вдаль – упрятана
В Бечойский перевал.

Меня пугают
Заросли.
Внизу –
Манит трава.
Меж юностью и старостью
Держусь
Едва-едва.

Руками в скалы впаянный,
В кипенье облаков,
Стою в таком отчаяньи,
Что вниз лететь готов.

Но ликованьем яростным
Охвачен перевал.
Меж юностью и старостью,
Кто старость выбирал?

И повернулся круто Я
И в пропасть —
Лишний груз.
Сиоих следов не путая,
Сванетия,
Держусь!

Сванетия, Сванетия,
Ты стала мне судьбой,
Где б ни был на планете я,
Всю жизнь дышать тобой.

Косынку белопенную
Легко роняешь вниз.
Ступеньку драгоценную
Мне подставляет жизнь.

И вот ступил по снежнику.
— Здорово, перевал! —
А ты молчишь в насмешку мне
Как будто и не знал.

Дрожит в снегу нетающем
Приспущенная синь.
И свет пересекающий
С других зовёт вершин —

И тающий и яростный
Летит со всех сторон
Над юностью,
Над старостью,
Над разностью времён.

* * *

Я помню:
Лето здесь
Так парило,
Так жарило,
Так старило,
А нынче
Вдруг исчезло марево.
То ветер,
То дождя наброски
Жар раздвигают
Августовский,
А весь июль,
Перебирая,
Гремела туча грозовая.

Не зря
Природа изменяется –
Всё реже
К жару обращается,
Всё больше
К холоду склоняется, –
Земля куда-то удаляется…

ГРУЗЧИКИ В КАЗАНИ

Мне снятся грузчики в Казани
С монгольскими колючими глазами,

С бровями в белой соде, будто в инее,
С подстилкой деревянною за спинами,

С дымящимися от ходьбы плечами,
Закончившие день свой на причале, –

Не скинувшие
Фартуки солёные,
Не вытершие
Руки просмолённые,
Уверенные,
Что ещё придёт
Какой-нибудь
Последний
Пароход…

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

Мне не найти тебя письмом –
Мне адреса не назвала ты…
Я был в восьмом
И ты —
В восьмом.
Я был в десятом,
Ты —
В десятом.

Ты шла в тени,
И я —
В тени.
Ты шла поодаль,
Я —
Поодаль.
От девяти до десяти,
И от стены и до стены —
Два года,
Как два дня,
Два года.

Калитки хлопали в мороз
И в дождь,
Друг друга окликая.
Выветривались ночи звёзд
Сперва одна,
Потом – другая.

Гудела вешняя вода,
А я был робок,
Как вначале,
И нас
Украли поезда –
Тебя,
Потом меня украли…

* * *

Я постучался:
Нет
И нет!
Давно в окне погашен свет.
На улице –
Звезда к звезде.
Ты можешь быть сейчас везде.
Ты можешь всё…
Я не скажу…
Я прошлого не ворошу.
Ты можешь запретить стучать,
Ты можешь приказать молчать.
Но свет последний мой –
В окне –
Не смеешь не оставить мне…

* * *

О, как он плакал,
Грудью плакал,
Очками скрадывал слезу,
Но борозды упрямых капель
Шли трещинами по стеклу.

И он,
Себя перемогая,
Сжимал кулак, сжимал кулак,
То ли грозя,
То ль призывая,
Его поднять не мог никак.

Слеза внезапная мужская
За жизнь,
Быть может, первый раз…
Стояли мы –
Толпа людская –
И каждый
С глазу с ним на глаз.

А кто-то там на пароходе
Знал эти слёзы
И молчал,
И ждал,
Чтобы убрали сходни,
Соединившие причал…

ВЕСНА

Весенний мир защебетал,
И, вскинув крылья,
Он вдруг, заливистый, узнал
Своё всесилье.

Он так неудержимо рос
В слепящей сини –
Над белым таяньем берёз
И дымом льдины,

Что вздрагивал
За мостом мост
И дом за домом.
На сотни вёрст,
На тыщи вёрст
Шёл гул и гомон.

И то вблизи,
То вдалеке,
Воды ровесник,
Птенец выпаливал реке
За песней песню.

Трава струилась из земли,
Звенели чащи.
Само вблизи,
Само вдали
Творилось счастье.

И только я был ни при чём,
Я –
Всё умевший.
Лишь вздрагивал
Всем существом
От силы внешней.

ДОЧЕРИ

Ты не таи свою печаль,
Косы своей не дёргай –
Я тоже тройки получал,
И получал их долго.

Я так терялся у доски,
Так забывал всё сразу,
Что мел валился из руки
И шёпот шёл по классу…

Ты думаешь:
Мне хорошо –
Всё знаю,
Всё умею.
Как в детстве,
Я теперь ещё
Перед людьми
Робею.

* * *

Я живу тревожно,
Я живу тревожно,
Жить мне по-другому
Просто невозможно.

На вокзале Курском,
На перроне узком,
Туча грозовая
Разломалась с хрустом.

Робкие ладони,
Взгляд твой молчаливый…
Длинные вагоны,
Как зелёный ливень…

* * *

Болен мальчик,
Милый человек.
Белый пальчик,
Белый,
Словно снег.
Пальчиком
Страницу повернёт,
Улыбнётся мальчик
И уснёт.
Гуси возле окон
Закричат,
Галка кликнет
Из гнезда галчат.
И проснётся мальчик,
И вздохнёт…
И опять страницу
Повернёт…

* * *

Говоришь ты всё вокруг да около,
Напрямик – не скажешь.
Циркачом повис на проволоке
И руками машешь.

Уцепился ты,
Как птица…
Мог бы стать крылатым,

А боишься ты разбиться,
А живёшь – в двадцатом…

УОЛТ УИТМЕН

Газетчики,
Прозаики,
Поэты,
Седеющие люди на планете,
Которым нынче
Тридцать или сорок,
А на столе –
Бумаг угрюмый ворох,
И всех вас
Отрывают от стола
Неясные семейные дела.
Не продлевайте счёт
Своим обидам,
Я наших страхов
Никому не выдам.
Уитмена
Немедленно найдите,
Наедине
С уитменом сидите,
Он мир потряс,
Когда стучало сорок.
Седой до пят
И никому не дорог.
Его портрет
Перед собой повесьте,
Его портрет —
На самом видном месте!
И если вам он
Ничего не скажет,
И если ни к чему вас
Не обяжет,
Сметайте
Рукописи со стола! —
Вас ждут другие,
Лучшие дела.

* * *

Бродяге из бродяг,
Хранителю рассветов, –
Тебе и стелют так,
Тебе и стелют эдак.

Тебе не позвонить,
К тебе не достучаться,
Тебя не позови —
Восстанут домочадцы!

Средь кресел набивных,
Сервантов полированных,
Средь сотен новых книг,
Так грустно очарован ты.

В твой бронзовый уют
Заходят скользкой поступью.
Тебя так берегут,
Тебя так стерегут…

Чего там не дают,
Когда венчают с пошлостью…

ОСЕНЬ

— Почему желтеют листья? –
У меня спросила дочка.
Я ответил:
— Нынче осень,
Время пожелтеть листочкам.

Ветер просвистел в деревьях,
Поднял к небу листьев стаю.
И опять спросила дочка:
— Папа, а они летают?

Я ответил:
— Это ветер
Помогает нынче клёнам,
Листья жёлтые уносит,
Чтоб весной цвести зелёным.

— Ну, а жёлтые вернутся?
— Не вернутся.
— Отчего же? —
Листопад на тротуарах
Прилипал к ногам прохожих.

Всё ей нравилось на свете,
Шла и сыпала вопросы.
У меня –
Сороковая,
У неё –
Шестая осень.

* * *

Так что ж,
Теперь всё поровну –
Бери любую сторону,
Бери любые ветры,
Любые километры.
Делю твои заботы,
Делю твои невзгоды.
Но только пощади мою
Душу неделимую,
Прошу тебя,
Любимую.

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter