» Из личной переписки | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Из личной переписки’

автор: admin дата: 5th June, 2009 раздел: Из личной переписки

ПИСЬМО ЛАРИСЫ МИХАИЛОВНЫ РЕЙСНЕР АННЕ АНДРЕЕВНЕ АХМАТОВОЙ

Цитируется по: День Поэзии 1967, “Советский писатель”, Москва, 1967, 256 стр.

Дорогая и глубокоуважаемая Анна Андреевна.

Газеты, проехав девять тысяч вёрст, привезли нам известие о смерти Блока. И почему-то только Вам хочется выразить, как это горько и нелепо. Только Вам — точно рядом с Вами упала колонна, что ли, такая же тонкая, белая и лепная, как Вы. Теперь, когда его уже нет, Вашего равного, единственного духовного брата,— ещё виднее, что Вы есть, что Вы дышите, мучаетесь, ходите, такая прекрасная, через двор с ямами, выдаёте какие-то книги каким-то людям — книги, гораздо хуже Ваших собственных.

Милый Вы, нежнейший поэт, пишете ли Вы стихи? Нет ничего выше этого дела, за одну Вашу строчку людям отпустится целый злой, пропащий год. Ваше искусство — смысл и оправдание всего —чёрное становится белым, вода может брызнуть из камня, если жива поэзия. Вы радость содержания и светлая душа всех, кто жил неправильно, захлёбывался грязью, умирал от горя. Только не замолчите — не умрите заживо.

Горы в белых шапках, тёплое зимнее небо, ручьи, которые бегут вдоль озимых полей, деревья, уже думающие о будущих листьях и плодах под войлочной обёрткой,— все они Вам кланяются на языке, который и Ваш и их, и тоже просят писать стихи. И горы и земля хорошо знают, как молчалива смерть.

Целую Вас, Анна Андреевна, а Вашему мужу поклон. Сколько в Кабуле памятников, камней благородного праха — все по его части. Надо будет Вам послать обломков и бирюзы.

Искренне Вас любящая Лариса Раскольникова.

При этом письме посылаю посылку очень маленькую: «Немного хлеба и немного мёда».

1921

автор: admin дата: 18th March, 2009 раздел: Из личной переписки, Поэты о поэзии

Константин Ваншенкин

ПИСЬМО ТВАРДОВСКОГО

Это одно из самых значительных писем, полученных мною в жизни, и вообще это замечательное письмо. Полагаю, что оно сыграло немалую роль в моей судьбе. Вероятно, я получил его в самый нужный момент, не позднее, чем следовало. Оно заставило остановиться, задуматься, помогло посмотреть на себя со стороны.

Конечно, я никогда не предполагал публиковать это давнее, личное письмо, но, став старше и опытней, я увидел, что оно может быть полезно не только мне одному. Это ответ на отправленную Александру Трифоновичу мою новую книжку стихов «Волны», вышедшую в самом конце 1957 года.

«Ялта, 24.1.58.

Дорогой Константин Яковлевич!

Книжку получил, прочёл всю подряд, хотя многое знал ранее. Должен сказать, что в ней просто нет плохих стихов(1)**,— в самом мимоходном стихотворении — то зоркость глаза, то мысль, то оборот,— что-нибудь — да есть. Словом, что же мне Вам говорить о том, что Вы человек талантливый, думающий, наблюдательный остро, живущий с натуральным вкусом к жизни. Это всё так. И книжка, как таковая и в целом, хороша, её будут хвалить с полным основанием. Моя ложка дегтю в бочке всеобщего (и моего тоже) признания за Вами всего того хорошего, что на-лицо,— эта ложка будет только в одном предупреждении, на которое мне дает право возраст. Вот у Вас такой продуктивный 56 год, которым помечено большинство стихотворений (кстати, зачем такой разнобой в датировании — 56— 54—57—55 и т. п.?), но я не нашёл, чтобы эта продуктивность была в плане и духе некоей генеральной думы, одержимости каким-то чувством, задачей, – поиском,— нет, всего понемногу, но в основном та же очень приятная (покамест!) любовь ко всем житейским цветам и оттенкам, готовность отозваться на всё, что идёт в душу: на снег, на дождь, на прочитанную книгу, прослушанную песенку, подмеченную подробность той или иной картины,— и отозваться хорошо, выразительно, но уже, простите меня, с некоторой набитостью руки, в малых секретах изготовления «вещиц», не плохих, даже хороших, но все уже на один покрой. Происходит это ещё от молодости, от того, что, м. б., ещё «вошь не кусала за потылицу»— не в буквальном, конечно, смысле. Но и вошь может укусить, а м. б., и кусала в личном плане, но когда она укусит в плане более объективном, будет другое дело. Один год можно посвятить, как своеобразному дневнику, таким «вещицам»-записям, но дальше — или Вы уже не захотите продолжать эти записи,— тогда — вперёд, или же научитесь ещё тонкостней и изящней их выполнять, заносить в тетрадь,— тогда дело хуже.

автор: admin дата: 14th December, 2008 раздел: Из личной переписки, Поэты о поэзии

С.Я. МАРШАК – М. Н. ОСТРОВЕРХОВУ

(Москва), 24 марта 1947 г.

Уважаемый Михаил Николаевич,
Разбирая свою переписку, я нашёл Ваше письмо, которое, в силу трудных
обстоятельств моей жизни в последние годы, осталось без ответа [1].
Но лучше поздно, чем никогда. Надеюсь, что моё письмо ещё застанет Вас на старом месте.
В стихах Ваших есть искра каких-то способностей. Чувствуется искренность, некоторая музыкальность. В стихах “Осень”, “Зимние мечтания”, “Коноплянка” попадаются живые строчки. В “Осени” верно найден стихотворный ход, ритм, соответствующий настроению осеннего, хмурого денька.

Утром инеем сверкают
Луг, сухой камыш.
Листья вяло опадают.
На озёрах – тишь.

В этом есть хорошая простота, своё наблюдение, а не только общие места, как в стихотворении “Романс”, которое похоже на множество плохих старомодных романсов и ни в малейшей степени не выражает ни подлинного характера автора, ни нашего времени. Если бы эти стихи попались мне без подписи, я никак не мог бы предположить, что их писал 36-летний человек, слесарь сахарного Завода, знающий жизнь, людей, труд.

С этой точки зрения хотелось бы, чтобы в таких стихах, как “Посевная”, больше проявлялось чувство жизни, наблюдательность, поэтическая память, сохраняющая дорогие нам подробности. Именно из таких точных, замеченных неравнодушными глазами подробностей и создается поэтическая картина.

Прочитайте внимательнее Пушкина, Лермонтова, Фета, Некрасова. Если судить по Вашим стихам, Вы, должно быть, любите больше других нашего общего земляка – Никитина (он и мой земляк, потому что по рождению и первым годам жизни я – тоже воронежец). Это хороший, честный, искренний поэт, но немного однообразный по размерам и ритмам, “одноголосый” поэт. Наши поэты-классики покажут Вам большие возможности, большее разнообразие русского стиха.
Если у Вас есть хоть немного свободного времени, поработайте над классиками. Читайте их внимательно, по-взрослому, вглядывайтесь и вдумывайтесь и в содержание, и в форму. Когда окрепнете, переходите к современникам. Вам, я думаю, интереснее других Александр Твардовский, Исаковский.
Читайте много хорошей поэзии.
И у поэзии, и у прозы один закон: чем больше в них умещается пережитого, наблюдённого, прочувствованного – тем ближе произведение к настоящему искусству.
Желаю Вам всего лучшего.

С. Маршак

Печатается по рукописной копии.
————————————————————————————————-
1) М. Н. Островерхое (г. Эртиль Воронежской обл.), слесарь ТЭЦ сахарного завода, прислал поэту три своих стихотворения на отзыв.

————————————————————————————————-
Цитируется по: http://lib.ru/POEZIQ/MARSHAK/marshak8.txt

автор: admin дата: 10th October, 2008 раздел: Из личной переписки

Неопубликованное письмо В.Г. Короленко

B 1886 году Владимир Галактионович Короленко писал гимназисту Константину Бальмонту: “У вас много шансов стать хорошим стиxотворцем – лёгкость и звучность стиха, изящество формы и лиризм. Но… есть и «но»… Нет ещё настоящего поэтического содержания…» Бальмонт всю жизнь был благодарен Kороленко за внимательное и строгое письмо, a после смерти писателя напечатал воспоминания o нём, озаглавленные «Видящие глаза».

B обширной литературной переписке Короленко есть ряд писем к поэтам. Недавно в Отдел рукописей Государственного литeратурного музея поступило неизвеcтноe письмо Kороленко, адресованное Полине Вениаминовне Гальпериной, приславшей писателю в 1917 году тетрадку своиx стихов.

Ответ писателя характерен мудpой простотой. Главная мысль этого письма, как и других писем Короленко o стихах, заключаетcя в том, что y настоящего поэта должно быть недовольство собой. «Если через год-два увидитe сами, вто эти стихи плохи, и в чём плоxи,- писал Kороленкo в 1911 году E. И. Студенцовой,- тогда пытайтесь вновь. A если не увидите своих недостaтков,- значит, y Вас ничегo не выйдeт» (“В. Г. Короленко o литературе». М., 1957, стр. 573-574).

Публикация А.В. Храбровицкого

“17 дeк. 1917

Многоуважаемая г-жа Гальперин.

Мнe присылают много стихов. Часто они бывaют написаны недурно, как и Ваши, но писать o них подробные отзывы трудно. Ещё трyднее определять по первым опытам присутствие или отсyтствие дарования. Здесь всё зависит от движения вперёд или остановки. Если автор чувствyет свои недостатки, недоволeн собой, стремится к лyчшемy, то возможно, что стихи не останутся простой забавой для альбомов, a станyт серьёзным дeлом.

автор: admin дата: 2nd October, 2008 раздел: Из личной переписки

Вероника Тушнова. Письмо читательнице.

Вероника Тушнова

«Р.М.!

Вам очень плохо? Больно? У Вас большое горе? Только этим могу я объяснить Ваше письмо, такое ожесточённое и потому такое несправедливое. Ведь Вы же увидели в «книжонке» только то, что Вам хотелось в ней увидеть, а не то, что написано. Я получаю очень много писем, и они мне очень дороги. Даю честное слово, что таких, как Ваше, не получала ни разу. Я очень занята и к тому же ленива. Но Вам отвечаю сейчас же, потому что, наверное, какие-то мои стихи задели Вас очень больно и боль эта не дала Вам прочесть и понять всё остальное. Во-первых, я никогда не пишу о старости, может быть оттого, что пока её не ощущаю. Я нигде не пишу о брошенной женщине, а если и пишу («В марте»), то не о себе, о другой. Я пишу об ушедшей любви, об уставшем мире, о человеческом существе, полном сил, действительно обладающим «Ста дарами прекрасными напрасными» (без всякой иронии), о борьбе, о втором дыхании – новой, трудовой любви, новом удивительном счастье.