» Колонка редактора | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Колонка редактора’

автор: admin дата: 11th April, 2010 раздел: Колонка редактора

Размышляя над судьбой Марины Цветаевой и других вынужденных эмигрантов, в который раз думаю о том, как чудовищно то, что человек вынужден бежать из своей страны на чужбину, как несправедливо то, что он обречён на долгие и по большей части безрадостные скитания, на жизнь вне своей культуры и языковой среды, на этот жестокий ярлык “чужой”.

По моему глубокому убеждению, очень редкий человек способен быть счастливым вне своей судьбы. А родина, как мне кажется, это один из определяющих её факторов. Даже у очень гибких и умеющих приспособиться к чужой стране и культуре людей всегда глубоко внутри живёт червь ничем неизлечимой тоски. Мне случалось видеть многих эмигрантов – и только единицы создавали впечатления абсолютного довольства жизнью и душевного равновесия. Но общение с ними почти никогда не ладилось, поскольку настолько они сумели адаптироваться к чужой реальности, что даже глубоко в душе у них совсем ничего от их “русскости” не осталось. Разговаривать можно, общее находится, но присутствует это ощущение вежливых границ и тонкой дипломатии, которое свойственно при общении с людьми других культур, с людьми иного менталитета.

Для писателя и поэта эмиграция страшна более всего оторванностью от родного языка и культуры. Это порой даже равносильно смерти. Счастливая писательская судьба Набокова – это большая редкость. Даже самый большой космополит мечтает прежде всего о признании на родине – где, как не на родине, его поймут максимально точно? Где чутко уловят все нюансы языка, самобытность героев, заметят в повествовании или в стихах дыхание самого автора? При самом лучшем переводе произведение неизбежно теряет свою оригинальность, своё предназначение прежде всего своим соотечественникам… Цветаева, бесконечно договариваясь о переводах своих стихов на чешский, неизменно спрашивала переводчика: стоит ли? поймут ли чехи? почувствуют ли? Удивляясь великодушию чехов, назначивших ей небольшое иждивение, она писала Анне Тесковой: “Чешское иждивение. Я всегда удивлялась, за что мне дают. Если бы кто-нибудь из них любил мои стихи — да, как меня лично — да, но так, вообще, на веру… Таинственно”. Стоит ли делать вывод, что так как на родине – не понимали и не понимают, конечно же, нигде, и это совершенно не исключает великодушия…

автор: admin дата: 21st March, 2010 раздел: Колонка редактора

Поздравляем Посетителей нашего сайта со Всемирным днём Поэзии. Желаем, чтобы в Вашей жизни, наши дорогие Читатели, всегда находилось место поэтическому слову.

И немного об истории этого молодого праздника: 21 марта 1999 года на 30-й сессии генеральной конференции ЮНЕСКО было решено ежегодно отмечать Всемирный день поэзии (World Poetry Day) 21 марта.

«Поэзия, — говорится в решении ЮНЕСКО, — может стать ответом на самые острые и глубокие духовные вопросы современного человека — но для этого необходимо привлечь к ней как можно более широкое общественное внимание».

Этот День, считает ЮНЕСКО, призван послужить созданию в средствах массовой информации позитивного образа поэзии как подлинно современного искусства, открытого людям.

(По материалам сайта http://www.calend.ru/)

автор: admin дата: 23rd February, 2010 раздел: Колонка редактора

О потере памяти и связи поколений

На днях я узнала, что в петербургских библиотеках списывают книги, изданные до 1990 года. Сначала подумалось – бред, недоразумение, такого быть никак не может, а потом эта информация подтвердилась. В интернете этот факт вызвал довольно много обсуждений. Как водится, у сего действа и сторонников, и противников нашлось в избытке. Сторонники стоят горой за оцифровку книг и перевод их в электронные форматы – ведь это так просто, удобно, и хранение совсем не занимает места. И по-своему они правы. Но я часто занимаюсь тем, что ищу сборники разных поэтов, незаслуженно позабытых в наше время, по магазинам старой книги, не только в Петербурге, но и в других городах и весях. Процесс этот часто мучительный – на поиск какого-нибудь сборничка уходят недели и месяцы, потом какое-то время уходит на пересылку книги мне, и когда она, наконец, попадает мне в руки, я ощущаю себя невероятным богатеем.

К счастью, я знаю, немало сверстников, которые услышав о каком-то поэте теперь уже ушедшего двадцатого века от своих бабушек и дедушек, или родителей, искренне загораются желанием во что бы то ни стало, отыскать сборничек стихов этого автора, ставшего им очень дорогим. Сама несколько раз помогала искать людям книги. Так вот, очень грустно, что то, что мы порой ищем с таким трудом, возможно сейчас уже по чьему-то странному повелению лежит ненужное и изорванное на помойке или свалке. Это ведь не просто книги уничтожают, чтобы освободить библиотечные пространства, это память стирают, нашу память.

Наше культурное наследие, в том числе литературное, настолько велико, что его нереально за короткий срок оцифровать. И те, кто говорят о переизданиях, которые будут взамен старых книг, не задумываются о том, что сейчас переиздаётся только то, что приносит издателю прибыль. А это значит, что не будут переизданы сотни и тысячи томов поэзии. Нерентабельно. Неприбыльно. Ненужно. Современный мир устроен так, что всё больше и больше ориентиров даётся на материальное благосостояние. Про духовные ценности, про духовное развитие общества теперь позабыли.

автор: дата: 17th October, 2009 раздел: Колонка редактора

На дворе второй месяц осени.  Кому-то это время года кажется унылым, скучным и тусклым, кому-то, но не мне. Я к осени питаю самые нежные чувства, и для меня это время года – самое поэтичное, самое располагающее к задумчивости, к размышлениям, к чтению поэзии…

Осенние дни  – прекрасное время для того, чтобы укрыться дома, взять томики любимых поэтов и отправиться в долгое путешествие.  Прекрасное время для того, чтобы вспомнить знакомые с детства стихи великих поэтов и отыскать ещё незнакомые стихи пока ещё незнакомых поэтов, которые согреют и станут любимыми. Осенью душа становится особенно чуткой ко всему – и к тишине, и к музыке слов. Моя душа сегодня прислушивается к музыке слов, к осенним мотивам. Приглашаю и Вас прислушаться вместе со мной.

автор: admin дата: 19th September, 2009 раздел: Колонка редактора, Об аудиокнигах

Владимир Маяковский. Избранное (аудиокнига)

 Маяковский", 280 мл

Авторский сборник (стихи читает Вениамин Смехов)
Издательство: Союз, 2007 г.

Для поэта очень важно, чтобы его заветы были исполнены. Даже если ему не суждено самому увидеть, как именно они будут претворены в жизнь. Для поэта важно, чтобы среди толп его почитателей нашлись те несколько, которые отнесутся к его судьбе ответственнее и серьёзнее, чем отнёсся бы он сам.

В своей предсмертной записке Владимир Маяковский написал:

«В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите – это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет.
Лиля – люби меня.
Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо.
Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся».

Трогательность, незащищённость, хрупкость души большого Поэта в этих строках. Так по-детски звучит просьба: «Лиля – люби меня», так робко и немного беспомощно – «и, пожалуйста, не сплетничайте» – ведь пишет эти строки Владимир Маяковский, зная, что сплетни неизбежны, но, всё-таки взывая к настоящему человеческому внутри всех нас…

Лиля Брик до конца своих дней бережно исполняла оба завета Маяковского, свидетельством чему является аудиокнига в исполнении Вениамина Смехова. Чтению стихов актёр предваряет свои воспоминания о семи годах дружеского общения с семьёй Лили Брик и Василия Катаняна. Воспоминания эти наполнены особой теплотой и благодарностью, восхищением тем, как трепетно оберегала Лиля Брик имя Владимира Маяковского от досужих сплетен и праздных рассуждений, как прекрасно хранят её память и сердце всё, связанное с жизнью и творчеством поэта – вплоть до интонаций, с какими он декламировал стихи.

Вениамин Смехов к тому, что ему посчастливилось услышать от Лили Брик, тоже отнёсся очень трепетно. Воспоминания его очень теплы и светлы, проникнуты чувством глубокого уважения и к Владимиру Маяковскому, и к Лиле Брик. В них нет никакой скандальности, никаких сплетен, домыслов или критических оценок – только очень человечное повествование. За ним видишь не просто большого поэта, а обычного человека – талантливого, глубоко чувствовавшего, ранимого, любящего, страдающего, беспокойного, иногда сильного, иногда слабого. С первых минут перестраиваешься с восприятия Маяковского через призму его острой и мятежной поэзии на другое восприятие – человека очень близкого и родного, который тебе знаком и глубоко симпатичен.

Стихи Маяковского в исполнении Вениамина Смехова не так громки и надрывны, как часто читаются наедине с собой в книгах. Но есть какая-то необыкновенная сила в его негромком, ненадрывном чтении, кажутся очень правильными подъёмы и спады интонаций, звучание произведений. Как-то очень точно считывается энергетика слов и рифм и смысла. Как-то очень верно открывается дверь в большой мир Владимира Маяковского…