» Михаил Дудин. Стихотворения | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 10th February, 2010 раздел: Русская поэзия

Михаил Дудин (1916 – 1993)

Цитируется по: Дудин М. Всё с этим городом навек…:Ленинградская книга. – Л.: Лениздат, 1985. – 703 с.

СТИХИ О ТЕБЕ

Землянка обжита. Товарищи всё те же.
Прислушиваясь к темноте пустой,
Где вдоль проходов ветер с побережий
Проносится тяжёлый и густой,

Ты входишь в ночь, и ты подходишь ближе
К черте, где начинается гроза.
Врастаешь в камни. Я почти что вижу
Спалённые бессонницей глаза.

И так всю ночь. Так каждый миг на взводе,
На цыпочки поднялся каждый нерв.
Нас время не берёт, нас не изводит
Опасности нетронутый резерв.

И только днём ты приползёшь с границы
И упадёшь в измятую постель.
Глаза закроешь, и тебе приснится
Воспоминаний пёстрых карусель.

И мы взгрустнём над мыслями твоими
И сами помечтаем о весне,
Когда любимой золотое имя
Ты невзначай произнесёшь во сне.

Я знаю всё. Мне это всё знакомо.
Винтовка. Бой. Землянка. Котелок.
И эти вот, родней родного дома,
Седые камни, сосны и песок.

Всё это объяснить легко и просто,
Да стоит ли и говорить о том.
За этот неуютный полуостров,
Который в сутки обойдёшь пешком,

Мы подползали к вражьим амбразурам.
Мы рвали толом глыбы блиндажей.
Под Выборгом в снегу, от крови буром,
Теряли замечательных друзей.

Укрытья из камней, песка и глины
Опять нам заменяют тёплый кров.
Но чёрт возьми! Мы разве не мужчины,
Ведь в наших жилах не сироп, а кровь!

Мы всё переживём — тоску и стужу,
И, как сегодня, отстояв зарю,
Мы, вспомнив праздник, выглянем наружу
И молча улыбнёмся Октябрю.

Но час пробьёт, и мы пойдём стеной,
Ворвёмся в даль, как ливень входит в лето.
И ты поймёшь тогда, что ты герой,
И промолчишь об этом.

1941

* * *

За горизонтом скрылся полуостров.
Бежит волна по отмели на мель.
Здесь жили мы размеренно и просто
От родины за тридевять земель.

Мы мужеству учились у камней,
У этих скал, седых и угловатых,
Когда сквозь грохот финских батарей
Мы шли вперёд для схваток и расплаты.

Нас дождь хлестал, нас парила жара,
Сон на земле, гранаты в изголовье.
Тяжёлая, суровая пора.
Друг в друга вера, спаянная кровью.

Не взяли нас ни сталью, ни огнём,
Ни с воздуха, ни с суши, и ни с моря.
Мы по земле растоптанной пройдём,
В других местах, с другим врагом поспоря.

Но мы не отступаем. Нет. Нигде.
Не упадём и не опустим плечи.
В любом бою, любой шальной беде
Пойдём в упор, наперекор, навстречу.

Такие не боятся и не гнутся.
Так снова в бой и снова так дерись,
Чтоб слово, нас связавшее,— гангутцы —
На всех фронтах нам было как девиз.

1941

КРОНШТАДТ

В седой залив, как панцирь, врезан,
Из давних дедовских времён
Ты встал из камня и железа,
Стеной гранита обрамлён.
Здесь шли петровские галеры,
И за фрегатом шёл фрегат.
Туман морской, густой и серый,
Тебя окутывал, Кронштадт.
Завьюжен северной метелью,
Маня мерцаньем маяков,
Ты стал родною колыбелью
Отважных русских моряков.
Сыны Кронштадта — мореходы,
Единым пламенем горя,
Шли сквозь крутые непогоды
Во все заливы и моря.
И, открывая дальний берег,
Наперекор своей судьбе,
Прощаясь с морем, Витус Беринг
Наверно, вспомнил о тебе.
Когда сквозь вой медноголосый
К России пробирался враг,
Твои суровые матросы
Шли впереди любых атак.
На кораблях твоих ребята
Не зря о людях судят так:
Что, если ты не знал Кронштадта,
Ты — пешеход, а не моряк.

Давай другую вспомним пору.
Алела стылая вода,
Когда ударила «Аврора»
По миру старому, когда
Хлестал октябрь свинцовым ливнем.
Ночь задыхалась и рвалась,
Твои матросы шли на Зимний
И нашу водрузили власть.
Они дрались, не опозорив
Столетней славы моряка,
И ярко вспыхивали зори,
Чтобы сиять во все века.
Страну от края и до края
По бездорожью, вдоль дорог
Они прошли, не уставая,
В боях и вдоль и поперёк.
Они прошли в боях победных,
И знает враг наверняка
Твоих героев беспримерных
И твоего Железняка.
Кронштадт, суровый, величавый,
В кипенье шторма и в боях
Росла твоя большая слава
И сила грозная твоя.

И вновь поднялся враг спесивый.
В чаду орудия гремят.
Ты в устье Финского залива
Стал, бронированный Кронштадт.
И в Ленинграде легче людям,
И сразу твёрже Ленинград,
Когда на языке орудий
Твои форты заговорят.
Когда, пылая местью жгучей,
Идут кронштадтцы в гром атак,
Сметая всё. Их чёрной тучей
Кровавый называет враг.
Пусть разливается, раскатист,
Артиллерийский разговор,
Ещё стремительнее натиск,
Ещё стремительней напор!
Так бей врагов свинцовым градом
И стой, как сотни лет назад,
Железный панцирь Ленинграда,
Отчизна моряков — Кронштадт!

1942

БАЛТИКА ВОЮЕТ

Вот он, упругий и солёный,
Свои владенья распростёр,
Лиловый, синий и зелёный,
Прошитый золотом, простор.

Блестит песок вдоль побережий,
Дрожит от зноя бирюза,
Здесь прямо в ноздри ветер свежий,
Такой, что — закрывай глаза.

Такой, что — душу нараспашку,
Такой, что кругом голова.
Он вздыбит парусом тельняшку,
А над тельняшкой леева.

Мне только б видеть это впору
И соловьиным горлом петь,
По золотистому простору
Под белым парусом лететь.

И, разворачивая круто,
Увидеть вновь в полдневный жар
Седые берега Гангута
И плоский остров Осмуссар.

Опять вперёд, опять! Покуда
За караванами шаланд
Подобьем спящего верблюда
Из волн не вынырнет Гогланд.

И вновь туда, где ждут ребята,
И в мире нет таких ребят,
Как эти — моряки Кронштадта,
Которых выкормил Кронштадт.

Здесь наша колыбель. Мы дома.
Так было и так будет пусть.
Здесь всё обжито, и знакомо,
И выучено наизусть.

Здесь нас волна впервой качала,
Мы возвращалися сюда.
…Стоят сегодня у причала
На всё готовые суда.

Когда сгущается ненастье
И время действовать пора,—
Уходит в море Афанасьев
И пенят воду катера.

Вперёд! За чёрным флагом следом,
И на воде заметен след,
Здесь есть прямой расчёт торпедам,
Врагу не скрыться от торпед,

Когда на пункт, как пишут, Н-ский,
Забыв своих полётов счёт,
Герой-моряк Преображенский
Гостинцы с воздуха кладёт.

Когда в рассветной звонкой рани
(Тумана ветром не снесло)
Из дальнобойных глушит Гранин
Врага по первое число.

Когда, срываясь с побережий,
Идут вперёд в дыму, в пыли,
Твои орлы, как ветер свежий,
Как очищение земли.

Да так, что души нараспашку,
Дымятся камни и трава,
Да так, что парусом тельняшку,
И над тельняшкой леева.

Я говорю сквозь треск пожарищ
Простые, ясные слова:
«Воюет Балтика, товарищ!
Товарищ! Балтика жива!»

Мы выбьемся вперёд, братишка,
Последним будет наш удар.
Придём и гаркнем: «Амба! Крышка!» –
И на Гогланд и Осмуссар.

И, разворачиваясь круто,
Мы якоря опустим тут,
У скал сурового Гангута,
И снова выйдем на Гангут.

А мне б, — что есть во мне задору,—
Со всем задором песню спеть,
И по балтийскому простору
Под парусами пролететь.

1942

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter