» Николай Браун. Я слушаю время (окончание цикла) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 12th November, 2009 раздел: Стихотворения

Николай Браун (1902-1975)

Я слушаю время (окончание цикла)

Начало цикла:http://poezosfera.ru/?p=2729

* * *

Сквозь бор, осенней дрёмы полный,
Я вышел к морю наугад.
Залив катил стальные волны,
Багровый догорал закат.
Я видел клочья туч, бегущих
Необозримой высотой,
Бездомных, вольных и влекущих
В простор заката золотой.
Я слушал ветра гул упругий,
Что всею грудью ударял,
Вздымая волн крутые дуги,
И пеной весело играл.
Стихии вольные природы,
Стихии ветра, туч и вод
Слились в один порыв свободы,
В один разбег,
В один полёт.
Так, одержимы вдохновеньем,
Своим порывом хороши,
В одно сливаются движенье
И силы зрелые души.

1958

* * *

Приходит с возрастом тоска
По чистоте такого слова,
Что отразило б, как река,
Не только в дымке облака,
Но жизни самую основу.

И чтобы любовался глаз
Не только яркой пестротою,
А всею правдой без прикрас,
Всей нелукавой красотою.

И чтоб не острое словцо,
Но первозданной силы слово
Из хаоса языкового,
Как луч, ударило в лицо.

И пусть хотя б на склоне дней,
Но встало б солнцем над тобою-
Не отзвуком судьбы твоей,
Не словом, но самой судьбою!

1947

* * *

Волна к волне — передо мною,
Звезда к звезде — над головой.
Лишь где-то над чертой земною
Дрожит огонь береговой.

И, словно боль моя земная
Осталась там, за той чертой,
Я, сказки детства вспоминая,
Стою под звёздной высотой.

В них — путь Синдбада-морехода
И «Одиссеи» чудеса,
В них странствий гордая свобода
И эти в звёздах небеса.

И моря синь, что манит, манит
В свою распахнутую даль,
Как будто там, в её тумане,
Земли забудется печаль.

Но и в твоих широтах, море,
И над твоей ночной волной
Со мной моё земное горе,
Земная боль моя со мной.

Когда б я мог, как в детстве, плача,
К твоей груди бы так припасть,
Чтоб соль слезы моей горячей
С волной солёною слилась!

1956

* * *

Есть в мире красота невидящей природы,
Я краски для неё ищу в палитре слов.
Какой голубизной дрожат слепые воды!
Как трепетно горят глаза слепых цветов!

Как яростно цветут слепые арки радуг!
Как блещут тополя слепой листвой ветвей!
Зачем приносят в мир они свою отраду,
Не зная ничего о красоте своей?

А может быть, идут они, слепые сами,
На этот пир земли, на этот вечный пир,
Чтоб я, взглянув на них разумными глазами,
Увидел, как прекрасен мир!

1960

ПРОЩАНИЕ С ЛЕТОМ

Всей красотою нерастраченной
Цветут цветы, поёт ручей,
А лес притих уже, охваченный
Предчувствием осенних дней.

Уже кой-где в листве берёзовой
Скупая прозолоть видна.
Рассвет встаёт из дымки розовой,
Роса густа и холодна.

Простись, пора бесповоротная,
С моей лесною стороной!
Прощайте, дождики залётные,
С грозой и радугой цветной!

Прощайте, зяблики и скворушки,
Отпели ваши голоса.
Уж, отрастив на крыльях пёрышки,
Птенцы взлетели в небеса.

Прощайте, ночи с негасимою
Зарёй, плывущей на восток!
Прощай, пора невозвратимая,
Постой, помедли хоть часок!

Прощай! И я твой праздник праздновал,
Делил с тобою заодно
Всё то, что пережито разумом,
Что сердцем преодолено.

Прощай, тропинка, уводящая
В пахучий вереск, в иван-чай!
Прощай, звезда, в ночи летящая
Сквозь миллионы, лет, прощай!

1954

* * *

Нет возраста у поэзии —
Она всегда молода,
Остра, как бритвы лезвие,
Безудержна всегда.
Как девочка, застенчива,
Как небо, переменчива,
Она, как юность, влюбчива,
Как зрелость, неуступчива,
Стремительна, как стрела,
Как пламя, испепеляюща,
Как чудо, исцеляюща,
Как свадьба, весела.
Она весенний паводок,
Срывающий мосты,
Она права той правдою,
Где правда красоты,
Пьяна той вечной жаждою
Неведомых высот,
Где за строкою каждого —
Лазурный небосвод.
Она порывом ярости
Переполняет грудь, —
И нет на свете старости,
Чтобы её согнуть!

1956

* * *

Смотрю на мир глазами тех, кто видел
Его сквозь даль столетий до меня.
В моей крови есть кровь твоя, Овидий,
И в слове — искра Дантова огня.
И мучит жажда странствий и открытий,
С какой, Колумб, ты поднял паруса,
Влечёт порыв, с которым рабства нити
Ты рвал, Спартак; с которым чудеса
Ты, Галилей, творил пред миром косным,
И вызов тот, с каким ты, Архимед,
Шагнул вперёд, навстречу смерти грозной,
К бессмертию прокладывая след.

В моей крови есть мука всех влюблённых,
Когда-то юных, трепетных сердец —
И первою любовью опалённых,
И ревностью измученных вконец.
И ярость ненавидящих и мстящих,
На горло наступающих врагу,
И эта дерзость новый мир творящих
На необжитом, новом берегу.

Смотрю на мир цветущий и внимаю
Столетий отзвучавшим голосам,
Но жадных рук своих не отнимаю
От тех чудес, что созидаю сам.

1960

ГРАЧИ

Я радуюсь весенним ручейкам,
Подснежникам, но мне весна дороже,
Когда над всем стоит грачиный гам,
Весёлый хор, на песню не похожий.

Услышишь «кар-р!» — и воздух свеж и чист.
Услышишь «кар-р!» — таким дохнет простором.
Зазеленеет первый клейкий лист,
И лютики взбегают на пригорок.

Повеет полем, первой бороздой,
Пахнёт землёй — грачи идут за плугом
И кланяются… Голубеет зной.
И тёплый ветер наплывает с юга.

Когда ж в полях осенний синь-простор,
Когда прохладен и прозрачен воздух,
Услышишь на заре прощальный хор —
И опустеют брошенные гнёзда.

И вдруг войдёт такая тишина,
Такая грусть, что всё опять приснится:
Ручей, подснежник, детство и весна,
И это «кар-р!» весёлой русской птицы.

1946

КУКУШКА

Зозуля… Зязюлька… Кукушка…
Так ласковы все имена!
О чём же грустишь ты, подружка?
Взгляни, как бушует весна,

Как весело плещет ручьями,
Зелёным разливом берёз,
Как бьёт золотыми лучами
Сквозь брызги серебряных рос!

По всей неоглядной России,
В каком-нибудь сонном леску,
В рассветной бестрепетной сини
Вдруг дальнее дрогнет «ку-ку!».

Зарёй ещё спится и снится:
В былой отшумевшей дали
Гадает, горюет зегзица
Над судьбами русской земли.

И горестный возглас кукушки
Звучит отголоском судьбы
Забытой в веках деревушки,
Соломою крытой избы.

И древним Путивлем, и блеском
Рассветных над Русью лучей,
И копий, ломаемых с треском,
И скрежетом синих мечей.

«Ку-ку!» — и охватит прохладой,
И, в прятки играя, зовёт,
И так одаряет отрадой,
Что сердце вот-вот разорвёт

От счастья, которому сбыться…
Кукуй же, судьбы не тая,
Зозуля, зязюлька, зегзица,
Бессмертная юность моя!

1960

* * *

Что-то стало сердце спотыкаться…
Всё б ему — бегом, бегом, бегом!
Всё б ему в грядущий день врываться,
Брать за перегоном перегон!

Сколько им отмерено дороги —
Обошло не раз бы шар земной!
Били его штормами тревоги,
Леденил мороз,
Мытарил зной!

Знает отдых ветер,
Знает птица,
Океан — и тот ложится в сон.
А ему нельзя остановиться,
Нет ему на свете мирных зон.

Нет ему на свете доброй ночи:
День и ночь работай,
День и ночь!
Бей по наковальне молоточком!
А устанешь — чем тебе помочь?

Только новой жаждой в жизнь врываться,
Жить, как все упрямые сердца, —
Бушевать, влюбляться, восторгаться
До последней муки, До конца!

1960

* * *

Когда-нибудь будет последнее лето,
Последняя иволга утра земного,
И песня последняя будет пропета,
И сказано будет последнее слово.

Наступит весна — и, как в детстве когда-то,
Ручьи — без меня — зазвенят по овражкам,
В развилках берёз загорланят галчата,
И в травах — не мне — улыбнётся ромашка.

Я всё это знаю, но в это не верю.
Незримый, неузнанный, буду я с вами,
Ворвусь ветерком я в знакомые двери,
Я ливнем весёлым пройду над полями.

Я сам ручейком побегу по откосам,
Я первой травинкою землю прорежу,
Лучом окунусь я в рассветные росы,
Волной отзовусь у морских побережий.

Как чудо, в сердцах у живых оживая,
Моя затрепещет живая кровинка,
То голосом иволги вас окликая,
То под ноги падая лёгкой тропинкой.

1960

* * *

Когда уйду с пути земного
От всех тревог, забот и снов,
Когда я стану только словом,
Негромким томиком стихов,

Возьми меня с собой в дорогу,
Открой, проснувшись поутру;
Пусть я уйму твою тревогу,
Пусть я слезу твою утру.

Открой меня, когда ненастье
Затмит все дали впереди.
Открой меня, когда от счастья
Займёт дыхание в груди.

И всё, чем я горел когда-то,
Воспламени, переживи,
Всё, чем душа была богата,
В своей душе восстанови.

И я воскресну, и незримо
С твоей сольётся жизнь моя,
Я стану другом и любимым,
Твоей опорой стану я.

1956

Цитируется по: Браун Н. К вершине века: Стихотворения/ Сост. М. И. Комиссаровой-Браун; Вступ. статья Г. Филиппова; Оформ. худож. А. Векслер. — Л.: Худож. лит., 1982. — 336 с.

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter