» Николай Кутов. Стихотворения | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 25th January, 2011 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Николай Кутов

Стихи разных лет

Цитируется по: Николай Кутов. Стихи разных лет. Лениздат, 1977. – 143 стр.

Начало (Стр. 3 – 39): http://poezosfera.ru/?p=3511

Стр. 40 – 69

* * *

Чайки в бухте бакенами белыми…
Парусами тают облака.
За посёлком, за волнами пенными
В дымке затерялись берега.

Вышли храбро к озеру туманному
На простор жилища рыбаков.
Волны бьются в стены деревянные,
Как в борта проворных катеров.

И дома стоят, как будто пристани,
Возле них качаются суда.
Если взглянешь на посёлок издали,
Кажется, несёт его вода.

На волнах блестит огней сияние,
Смотрит в волны каждое окно.
Здесь плывут на лодках на свидание,
В магазины, в гости и в кино.

Пахнет рыбой, прелыми канатами,
Мокрыми сетями и травой.
Выгибаясь спинами горбатыми,
Якоря лежат на мостовой.

Крепким ветром в улицы забросило
Пену волн и пароходный дым,
И шумит у стен посёлка озеро,
Словно разговаривает с ним.

ПОЛДЕНЬ

Торопятся жуки, сверкают латами.
Кузнечики стрекочут, как часы,
И пятна света жёлтыми цыплятами
В крапиве ищут зёрнышки росы.

На жарком небе облака тропинками
И луг пыльцой цветочной порошит,
И светлыми, блестящими пружинками
Горячий воздух у плетней дрожит.

* * *

Границы суши нарушая,
Пришла в сухую степь вода,
И чайка, белая, большая,
За нею вслед летит сюда.

За нарушение границы
Весёлый вал платить готов
Червонным золотом пшеницы,
Цветными слитками плодов.

* * *

За синеющим островом
Ширина, глубина.
Ходят окуни пёстрые
Здесь у самого дна.

Ловля — тихое таинство,
Ожиданье чудес.
Время мчится, не тянется,
Час мелькнул и исчез.

Вот за тучами дымными
Появляется вдруг,
Как видение дивное,
Солнца огненный круг.

Мир рождается заново
Из туманных теней,
Проступает краса его
Всё ясней и ясней.

Лес как будто качается,
И я вижу: вдали
Он плывёт, отрывается
От воды, от земли.

Вместе с тёмною кручею
В высоту устремлён
Над водою беззвучною
Виснет облаком он.

Но покинул становища
Бел туман, и тогда
Всё на место становится:
И земля, и вода.

Солнце плавает рядом
Большим поплавком,
Словно близости радо
Со мной, рыбаком.

Остров больше не скроется
В белой мгле-пелене.
Ива, тихая скромница,
Машет с берега мне.

* * *

От нас уходят дни и ночи,
С собою что-то унося.
Забудешь их — без них короче
Жизнь, нами прожитая вся.

Ведь если что-то позабыто,
Былого в жизни стёрся след,—
Нет в памяти иных событий,
И в жизни уж чего-то нет.

И никогда уже не будет.
Года, что в прошлое ушли,
Пусть станут спутниками людям,
Подобно спутникам Земли.

Из памяти на время даже
Пусть не уходят никогда
Немногочисленные наши
Планеты малые — года.

* * *

На лесной поляне, у дороги,
Всё стоит он, словно бы не зная,
Что былые кончились тревоги,
Что война давно ушла из края.

Бабочки солдата не боятся
На зелёном, солнечном пригорке,
И на рукава они садятся
Пулями пробитой гимнастёрки.

С воином беседует осина,
Песенки насвистывает птица,
И к нему — защитнику России —
Женщины приходят поклониться.

Женщины соседнего селенья,
У кого мужья в войну пропали,
А ночами из глубин вселенной
Звёзды шлют ему привет сквозь дали.

Веют ветры, громыхают грозы,
Радуги висят над ним красиво,
И стоит солдат русоволосый
Посреди спасённой им России.

* * *

Помню, только за год до войны
Я в саду готовился к экзаменам,
И казалось мне средь тишины,
Что и время не струится — замерло.

Свешивалась летняя листва
Над уединённою скамейкою,
Голубела за листвой Нева
И сверкала солнечными змейками.

Мнилось мне тогда: весь край родной,
Как река, полдневный сад и здания,
Защищён от бури тишиной
И спокойным солнечным сиянием.

Я не знал в преддверье страшных лет,
Что под дымной синевой небесною
Буду защищать от мрака свет,
Тишину от грохота железного,

Что вручит не школа, а война
Аттестат на зрелость поколению,
Принимать экзамены она
Станет прямо на полях сражения.

Гибли люди, гибли города,
Мы прощались с юными желаньями,
Мирные, счастливые года
Становились лишь воспоминаньями.

Набухала кровью ран заря,
И земля от боли долго корчилась.
Радостно, что жили мы не зря,
Горько, что так рано юность кончилась.

СОЛДАТСКИЙ ПОЕЗД

К не отданным ещё краям,
Где встанут холмики могил,
К ещё не начатым боям
Солдатский поезд уходил.

В нём гордым парнем ехал я,
Армейские считая дни.
Незатемнённый свет струя,
Вдаль провожали нас огни.

Гремевший медью полковой,
Платками машущий вокзал
Не только с городом, с Невой,
А с мирной жизнью разлучал.

Но мы не верили тогда,
Что может кто-нибудь из нас
Пропасть, исчезнуть без следа,
Сказать «прости» в последний раз,

Что плачущих от горя мам,
Отцов, крепящихся с трудом,
Быть может, не увидеть нам,
Когда назад с войны придём.

И что не каждая любовь
Дождётся повзрослевших нас,
Не все спешить мы станем вновь
К сиянью незабытых глаз.

Разлука, близость милых губ,
Мечта, с которой жить легко,
Вокзал, оркестр, блистанье труб,
Как близко всё, как далеко!

* * *

Кинофильм о войне.
Я смотрю свою молодость снова,
Что с экрана ко мне
В зал сойти невидимкой готова.

Провожал я не раз
Этих девушек в ватниках грубых,
Видел льдинки из глаз,
Впалость щёк, их морозные губы.

Видел в длинных цехах
Их, безвестных защитниц России,
Что снаряды в руках,
Как детей, осторожно носили.

Вновь я вижу: стоят
Люди в очереди за хлебом,
У домов и оград,
Под нахмуренным небом.

Вот в линялых платках,
В рваных туфельках беженки с юга,
В снеговых облаках
Встали в очередь, жмутся друг к другу.

Даль, простор ветровой,
Деревеньки, мосты, полустанки,
И в снегах, под Москвой,
Ждут сигнала немецкие танки.

Вижу: встали, пошли
С хриплым криком за Родину роты.
На просторах своей же земли
Косят их, как траву, пулемёты.

И на невский гранит
Грозно бомбы летят, завывая,
И Россия за хлебом стоит
И на хлебных полях умирает.

Я опять на войне,
Снова дымные вижу рассветы,
В дни, когда на Луне,
Прилуняются наши ракеты.

ПОЛЕ

За избами оно желтеет рожью
И голубеет льном,
Едва заметною воздушной дрожью
Обозначаясь днём.

От зыбких струй серебряно-стеклянных,
Вдоль высохших плетней,
Его разлив доходит до полянок
И до лесных теней.

Века людей кормило это поле
Да кормит и сейчас,
Оно преображалось в поле боя
В тревожно-горький час.

Щиты, колчаны и осколки стали,
Куски чужой брони
В земле, как в глубине морской, остались,
Как в памяти те дни.

О Русь, в беде забывшая про жалость,
Мужавшая в боях,
Ты помнишь, как судьба твоя решалась
Вот на таких полях.

НЕБЕСА

Помнишь, друг, жестокие
Веды-испытания,
Зарева далёкие
Грустные прощания?

Помнишь, над просёлками,
Речками безвестными,
Падали осколками
Небеса железные.

Были вы гнетущими,
Были вы тревожными,
Нас теперь зовущие
В дали невозможные,

Новыми рассветами
Ярко освещённые,
С новыми кометами,
На земле рождёнными.

Вы сияйте синие,
Ясные и звонкие
Над моей Россиею,
Над родной сторонкою!

* * *

Быть может, дальние потомки
Здесь, на скрещении путей,
Начнут искать в траве обломки
Войной разбитых крепостей,

Гадать о том, какая сила,
Какая прочная стена
Войне дорогу преградила,
Кем остановлена война.

Но в травах и кустах зелёных,
У сельских мельниц, у запруд
Они развалин стен бетонных
На месте этом не найдут.

Здесь только звёзды на могилах,
Прибрежный луг и тишина.
Нет стен! Войну остановила
Людского мужества стена.

ПЕСНЯ

Взял трёхрядку саратовский парень.
Задышала мехами гармонь.
И за песню ему благодарен
Взвод, ещё не ходивший в огонь.

Он поёт про разлуку, не зная,
Что разлука с друзьями близка
И что вычеркнет пуля шальная
Гармониста из списков полка.

И по-новому как-то взглянули
Молодые ребята на мир,
Пусть ещё и не встали под пули,
Он уже по-особому мил.

Поезд песню увозит куда-то,
Вдаль, в рассвет, что морозен и мглист…
А теперь эту песню солдата
Напевает другой гармонист.

И ому, может быть, неизвестно
Что у ней за плечами года,
Что на Волге была эта песня
И на Эльбе брала города.

НА СТАРОЙ ГРАНИЦЕ

Стопудовые глыбы гранита
Раскидала по лесу война.
Огнедышащей бурей разбита
Возведённая кем-то стена.

Всюду взрывами сорваны с дотов
Бронированные колпаки,
Искорежёна сталь пулеметов,
И распался бетон на куски.

Словно рёбра, железные прутья
Обнажились, торчат из камней.
И навек замолчали орудья.
Нет границы, лишь память о ней.

Перешли её клены да сосны,
И ручей пересёк её вкось.
О броню амбразуры негрозной
Чешет бок отдыхающий лось,

Бруствер сделался тропкой. Траншея
Стала руслом ручья, а за ним
Деревца поднялись, хорошея,
Взвился листьев клубящийся дым.

Дот — теперь лишь пригорок зелёный,
Превратился в овражек блиндаж.
Бывший фронт, рубежи обороны —
Место дачное — пригород наш.

Где-то тенькают тонко синицы.
Лес прислушался к песенкам птиц…
Лишь война нарушает границы,
А для мира нет стен, нет границ.

* * *

Мы сюда приезжали
Прямо с лекций в трамваях
И траншеи копали
У переднего края.

И на бруствер покатый
Мы бросали портфели,
И аэростаты
Над нами висели.

Тягачи и трёхтонки
Мимо нас громыхали,
И студентки-девчонки
Им платками махали.

Где, девчонки, теперь вы,
Не забытые нами?
Трудный год сорок первый
Год разлуки с друзьями.

Ах, девчонки, как рано
Мы с вами расстались!
Лишь сердечные раны
Нам на память остались.

Стало дальнее близким…
Вновь увидеть охота
Вас, что слали записки
И строили доты.

ОКРАИНА

Окраины знакомый вид:
Цветы репейника колючие,
Трава меж тротуарных плит,
Большие краны вровень с тучами.

Заводы дымные вдали,
У переезда доты чёрные,
Что как деревья здесь вросли
Навеки в эту землю чёрствую.

Дороги крутобокий скат,
Где поезда проходят скорые,
И над могилами солдат,
Как матери, берёзы скорбные.

Войны суровым языком,
Огнём, снарядами и пулями
Здесь грозно говорил с врагом
Мой город, опалённый бурями.

И мнится: голоса войны
Сквозь время и сквозь расстояние
Звучат средь этой тишины,
Как о былом воспоминание,

Звучат, как дальняя гроза,
Что мчалась над полями минными,
И долгой битвы голоса
Смешались с голосами мирными.

И кажется, что всё кругом
О чём-то думает в молчании…
Чем оглушительнее гром,
Тем тишина необычайнее.

* * *

С газетных тусклых фотографий,
С плакатов старых, фронтовых,
Вы, люди ярких биографий,
Глядите из годов былых.

Вы наше время начинали,
Как Волгу нитка родника,
И шли навстречу нам сквозь дали,
Как к морю движется река.

Как в песне, шли заре навстречу
В долинном избяном краю,
Тяжёлой орудийной речью
Перебивая речь свою.

Нас волновать не перестала
Незабываемая та
Необычайного начала
Пленительная простота.

Всегда вы были бескорыстны.
Кривить душой никто не мог
И потому алмазно-чистым
Стал века нового исток.

Коммунистические дали
От наших были далеки,
Но вы рвались к ним, их сближали
Как мост два берега реки.

И, вспоминая вас, отважных
Людей алмазной чистоты,
Теперь в чертах я вижу ваших
Грядущих, ярких лет черты!

* * *

Рассвет. Перелетела птица
Бесшумно из страны в страну,
Перелетела за границу,
С сосны на новую сосну.

Из края в край перелетела
Она над речкой небольшой,
Ведь птице вовсе нету дела,
Где наш лесок, а где чужой.

Я помню год. Сюда в теплушке
Солдатом ехал на войну,
А из-за скал гранитных пушки
Смотрели на мою страну…

Но онемели пушки эти,
Молчат, нам больше не грозя.
Народы — мирные соседи,
Соседям ссориться нельзя.

Не свистом пуль, а птичьим свистом
Разбужен лес, и в ту страну,
Что за чертой, везут туристы
В своих автобусах весну.

Везут полями и лесами
И песни разные поют.
Пусть говорят народы сами,
А пушкам слова не дают.

ВОЕННАЯ ЮНОСТЬ

1

Жизнь опять привела меня в эти места,
Где когда-то я шёл по нерусскому снегу
От сосны до сосны, от куста до куста,
И позёмка бежала за мною по следу.

Словно белая лайка бежала и след
Круглым, быстрым, пушистым хвостом заметала.
И лежат, как обломки тех огненных лет,
Здесь бетонные глыбы и слитки металла.

Доты умерли, больше не могут стрелять,—
Вот они, неприступные те бастионы.
Лом войны! Я смотрю на него и опять
Убеждаюсь, что мужество крепче бетона.

2

Ловят сосны колючими лапами
Снег крылатый, бесшумно порхающий.
Ледяными, тяжёлыми латами
Лес чуть слышно звенит засыпающий.

Едут лыжники — вечные странники,
Из бутылок пьют воду фруктовую,
Покупают батоны и пряники
На лотках, под хвоёю сосновою.

Окружённые снежными шквалами,
Вертолёты летят над деревьями.
И военные дни небывалые
Новой юности кажутся древними.

И она, хохотушка и модница,
В ярком свитере, в курточке кожаной,
Как за счастьем, за вьюгою гонится
По тропинке, снежком запорошенной.

Мчится мимо землянок разрушенных,
Мимо дотов, где в вихри метельные
Мы, солдаты, шагали с оружием
И считали нас пули смертельные.

3

Еду я, солдат двадцатилетний,
По войне, с винтовкою в руке,
В первый бой, а может быть, в последний,
Вместе с другом на грузовике.

Рядом мельтешат машины, люди.
От своих не отставай, гляди!
Спор крупнокалиберных орудий
Не смолкает где-то впереди.

Хутора горят, горят вокзалы,
А мне кажется: горят снега.
Взрывами разбросанные шпалы,
Говорят о близости врага.

Тихие, пустынные селенья,
Ровные квадратики полей,
Валуны, озёра в отдаленье,
Путь, что с каждым шагом тяжелей.

Этот путь отмечен не столбами —
Памятью о мёртвых и живых:
Снегом занесёнными буграми
С жестяными звёздами на них.

Словно бы сквозь вихри непогоды
Вижу я далёкую войну,
Не грущу, что миновали годы,
Жаль, друзей не встречу, не верну.

ЗЕМЛЯ ПО ИМЕНИ РОССИЯ

Земля, изрытая боями,
Непокорённая земля!
Здесь были минными полями
Хлебами полные поля.

И строились дома из чёрных
Тяжёлых брёвен блиндажей,
И вместо линий тропок горных
Змеились линии траншей.

И землю засевали пули
Под шум дождя и рёв пурги,
И женщины весной тянули
На пашнях ржавые плуги.

Закопанные в землю танки
Таили до поры грозу,
И партизанские землянки
За речкой прятались в лесу.

Земля, где гром гремел сердито,
Стучалась в каждый дом беда,
Как будто заново открыта
И вновь народом обжита.

Земля и пастбища, и пашни,
Селений новых островки,
И элеваторные башни,
Похожие на маяки.

Земля! Берёзы и осины,
Даль в электрическом огне,
Земля по имени Россия,
Со спутниками в вышине.

* * *

На восток уходит поезд длинный
И, как прежде, в путь меня зовёт.
Вновь я вижу в Золотой Долине
За войну построенный завод.

Помню те грохочущие годы,
Грозовой, разгневанный Урал.
На строительство автозавода
Комсомол тогда меня послал.

Забракованный военкоматом,
Признанный негодным к строевой,
Здесь, в посёлке временном, дощатом
Жил я рядом с горной синевой.

В продувном, прокуренном бараке
Примерзали к полу сапоги,
А вокруг в снегах, в чугунном мраке
Робкие светились огоньки.

Над оцепеневшими горами
Застывала льдистая луна.
Землю согревали мы кострами,
Чтоб к утру оттаяла она.

Рыли под фундамент котлованы
В каменной земле, а там, вдали,
Из страны моей в другие страны
Русские войска с боями шли.

И забуду я когда едва ли
Жизни небывалый перевал,
Огоньки посёлка на Урале,
Бороды лесов на скулах скал,

К новым дням бегущие дороги,
Побережья молодых морей,
Над горами провода, как строки
Автобиографии моей.

* * *

Как легко было верить в удачу
В восемнадцать ликующих лет,
Думать: силы я зря не растрачу,
И оставлю я памятный след.

Но пора наступила другая,
Мир войною деля пополам,
И, плечами метель раздвигая,
Брёл в снегах я по минным полям.

Поднимал на ладони лопаты
Землю мёрзлую я без конца
Из окопа на бруствер горбатый,
Из воронки — могилы бойца.

Крылья небо пятнали крестами,
Смерть на фронте считала солдат.
Не бесследно ушли поездами
Годы горя, разлук и утрат.

Я один мало значу, я знаю,
За тщеславной мечтой не лечу.
Я о славе давно не мечтаю,
Только личных удач не хочу.

И, как в давние годы, не верю
В невозвратность путей дорогих,
В окончательную потерю
Всех друзей незабытых моих.

* * *

Пришла пора свершений, созревания,
И радостен ветвей тяжёлый груз.
Лишь неосуществлённые желания
Сегодня осень превращает в грусть.

Как стаи птиц, летит и время милое,
Но, глядя вслед и птицам и годам,
Мы больше тужим не о том, что минуло,
О том, что не свершить, быть может, нам.

Как хорошо, когда на ветках осенью
Тяжёлые качаются плоды.
Пусть не заблещут золотом, так озимью
Взойдут на пашнях поздние труды.

* * *

У нас на севере, на севере
Зазывный, синий свет озёр,
И огоньки кругом рассеяны,
И за лесами крыши сёл.

У нас на севере качаются
Плоты на медленных волнах.
И зори с зорями встречаются,
И чайки спят на валунах.

У нас несут повсюду новости,
Как почтальоны, провода,
И говорят друг с другом области,
И с деревнями города.

Теперь повсюду дали сближены,
И кажется, через плетень
Глядят бамбуковые хижины
На избы наших деревень.

* * *

Подъезжая к знакомым местам,
Каждый раз я волнуюсь опять.
Что-то встречу сегодня я там,
Кто-то будет меня встречать?

Что-то с теми, кого я люблю,
Кто давно мне навеки мил?
Я минуты опять тороплю,
Как я в юности торопил.

Но уже всё иначе теперь,
И, хоть срок расставанья мал,
Жду невольно бед и потерь,
А когда-то лишь радости ждал.

Да, теперь ко всему я готов,
Знаю, с радостью рядом беда.
Далеко от юных годов
Увезли меня поезда.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter