» Николай Тихонов. Лирика | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 23rd May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Николай Тихонов (1896 – 1979)

Лирика (1937 — 1940)

Цитируется по: Николай Тихонов. Стихотворения и поэмы. Государственное изд-во ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. Москва. 1956.

* * *

Как след весла, от берега ушедший,
Как телеграфной рокоты струны,
Как птичий крик гортанный, сумасшедший,
Прощающийся с нами до весны,

Как радио, которых не услышат,
Как дальний путь почтовых голубей,
Как этот стих, что, задыхаясь, дышит,
Как я — в бессонных думах о тебе.

Но это всё одной печали росчерк,
С которой я поистине дружу,
Попросишь ты:скажи ещё попроще,
И я ещё попроще расскажу.

Я говорю о мужестве разлуки,
Чтобы слезам свободы не давать,
Не будешь ты, заламывая руки,
Белее мела, падать на кровать.

Но ты, моя чудесная тревога,
Взглянув на небо, скажешь иногда:
Он видит ту же лунную дорогу
И те же звёзды, словно изо льда!

* * *

Стих может заболеть
И ржавчиной покрыться
Иль потемнеть, как медь
Времён Аустерлица,

Иль съежиться, как мох,
Чтоб Севера сиянье —
Цветной переполох —
Светил ему в тумане.

И жаждой он томим,
Зарос ли повиликой,
Но он неизгоним
Из наших дней великих.

Он может нищим жить,
Как в струпьях, в строчках рваных,
Но нет ни капли лжи
В его глубоких ранах.

Ты можешь положить
На эти раны руку —
И на вопрос: «Скажи!»—
Ответит он, как другу:

«Я верен, как тебе,
Моё любившей слово,
Безжалостной судьбе
Столетья золотого!»

* * *

Я люблю тебя той — без причёски,
Без румян — перед ночи концом,
В чёрном блеске волос твоих жёстких,
С побледневшим и строгим лицом.

Но, отняв свои руки и губы,
Ты уходишь, ты вечно в пути,
А ведь сердце не может на убыль,
Как полночная встреча, идти.

Словно сон, что случайно вспугнули,
Ты уходишь, как сон,— в глубину
Чужедальних мелькающих улиц,
За страною меняешь страну.

Я дышал тобой в сумраке рыжем,
Что мучений любых горячей,
В раскалённых бульварах Парижа,
В синеве ленинградских ночей.

В крутизне закавказских нагорий,
В равнодушье московской зимы
Я дышал этой сладостью горя,
До которого дожили мы.

Где ж ещё я тебя повстречаю.
Вновь увижу, как ты хороша?
Из какого ты мрака, отчаясь,
Улыбнёшься, почти не дыша?

В суету и суровость дневную,
Посреди роковых новостей,
Я не сетую, я не ревную,—
Ты — мой хлеб в этот голод страстей.

* * *

Мой город так помолодел —
   Не заскучать,
И чайки плещутся в воде,
   Устав кричать.

И чаек крылья так легки,
   Так полны сил,
Как будто душу у реки
   Кто подменил.

И самолётов в вышине
   Горят круги,
Я слышу в синей тишине
   Твои шаги.

Как будто слух мой стал таков,
   Что слышит сон,
Как будто стук твоих шагов
   Заворожён.

Как будто губ твоих тепло,
   Прохладу плеч
На крыльях чаек принесло
   Сюда — беречь.

Иль ты одна из этих птиц
   Сама,
И мне по ней в огне зарниц
   Сходить с ума!

Однажды летом

Ты думаешь, я забываю
О мире, кипящем ключом,
Испания — та, боевая,—
Ты думаешь, мне нипочём.

Стучат её битвы и казни
О песни старинную честь,
Но слов торопливых и праздных
Не может язык произнесть.

Я тем не обижу героя
В скользящем воздушном бою,
Что вижу сквозь битву порою
Простую улыбку твою.

Сквозь все самолётные звёзды,
Какими гордится страна,
Я вижу и то, что, как воздух,
Как свет, ты бываешь нужна.

Какие ж на это запреты?
И чем эта правда плоха?
Я верю в испанское лето,
И в позднее лето стиха.

Я падал, как падает долго
Пилот на глубин остриё,
Лишь бешеный ветер восторга
Держал равновесье своё!

* * *

Дусть серый шлак
Перегорит в мученьях.
Прольётся вновь
Металл — огня дитя,—
Раз ты вошла
Во всё столпотворенье
Моих стихов,
Их жизнью не шутя,—

Возьми мой стих,
Дымящиеся строки…
Ковал, любя,
Багровый их булат,
Я сделал их
В часы моей тревоги,
Они тебя
В тревоге защитят.

* * *

Я хочу, чтоб в это лето,
В лето, полное угроз,
Синь военного берета
Не коснулась ваших кос.

Чтоб зелёной куртки пламя
Не одело б ваших плеч,
Чтобы друг ваш перед вами
Не посмел бы мёртвым лечь.

Ночь

Спит городок
Спокойно, как сурок.
И дождь сейчас уснёт,
На крышах бронзовея;
Спит лодок белый флот
И мёртвый лев Тезея,
Спит глобус-великан,
Услада ротозея,
Спят мыши в глобусе,
Почтовый синий ящик,
Места в автобусе
И старых лип образчик,—
Всё спит в оцепенении одном,
И даже вы — меняя сон за сном.
А я зато в каком-то чудном гуле
У тёмных снов стою на карауле,
И слушаю: какая в мире тишь!
…Вторую ночь уже горит Париж!

* * *

Проходит буря, и чума,
И дождь, и даже ночь сама,
И снова утро настаёт.
Мой добрый друг, не все пройдёт.

Деревья, что цвели при нас,—
Они остались про запас.
В другой иль в этой стороне —
Они остались вам и мне.

* * *

Рассказы все рассказаны
Под клёнами ль, под вязами.
Дорожки все исхожены,
Следы дождями скошены.

Осеннею метелью
Все листья облетели,
И только память зелена,
И ей стареть не велено.

* * *

Давно такой хорошей осени
Моя душа не знала,
Не то чтоб в небе много просини
Иль хмури в жизни мало,—

Но всюду здесь, где осень кружится,
Сквозь тёмный лик осенний
Сквозит мне тонкий облик дружеский
Родным души весельем!

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter