» О книгах | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘О книгах’

автор: admin дата: 7th November, 2008 раздел: Биографии, О книгах

Жизнь замечательных людей: Назым Хикмет

Радий Фиш: Назым Хикмет, ЖЗЛ, М. Молодая гвардия 1968г. 328 с.

В 1968 году Издательство “Молодая гвардия” выпустило в свет новую книгу серии ЖЗЛ. Писатель и востоковед Радий Фиш посвятил свой биографический труд Назыму Хикмету (1902 – 1963), турецкому писателю и поэту, который с 1951 жил и работал в СССР.

Радий Фиш сопроводил книгу таким предисловием:

“ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Автору повезло. С того дня, когда Назым Хикмет прилетел в Москву, и до его смерти – двенадцать лет – он общался с поэтом, переводил его, наблюдал, как рождались его замыслы. И все годы вел дневник.

Сколь ни подробны были бы записи, они могли вместить лишь малую часть жизни поэта. Назым Хикмет был связан с тысячами людей на всех континентах Земли – приязнью, дружбой, борьбой, поэзией.

Их судьбы вошли в его жизнь.

Его жизнь стала частью их судеб.

И автор счёл необходимым, чтобы в зтом первом наброске биографии Назыма Хикмета читатель услышал их голоса.

Автор глубоко признателен Мюневвер Андач-Борженьской, Пирайе-ханым, Фатьме Ялчи, Благе Димитровой, Мемеду Фуаду, Орхану Кемалю, Кемалю Тахиру, Ибрагиму Балабану, A. Кадиру, Вале Нуреддину, Абидину Дино, И. Билену, Илье Эренбургу, Исидоpу Штоку, Николаю Экку, родным, друзьям, соратникам поэта, всем, кто хранил память о нём, его письма и рукописи, – для зтого порой требовалось немалое мужество.

Без их воспоминаний и публикаций не было бы этой книги”.

Книга эта написана вдумчиво и с большой любовью. Живая биография живого человека. Не великого человека – простого человека с непростой судьбой, который старался прожить свою жизнь достойно, который в самые трудные моменты жизни верил, говорил, что надо жить, даже тогда, когда жизнь стала долгом – словно дал кому-то слово и выполняешь его.

автор: admin дата: 31st October, 2008 раздел: О книгах

Однажды, совершенно случайно в книжном магазине мне попалась на глаза книга с лаконичным названием: «Жест». Бывает, я часами простаиваю перед книжными полками в магазинах, чтобы отыскать именно те тома, которые «лягут» на руку. Поэтому рука сама собой потянулась к этой книжке. Взяв книгу в руки, я изумлённо смотрела на имя автора: Сергей Юрский, а автор с фотографии на обложке смотрел на меня – и последние сомнения таяли, да, это он, незабываемый Остап Бендер…

Книге этой в наступившем году исполнится 11 лет, ведь она вышла в 1997 году в Вильнюсе, в издательстве «Полина» с незатейливой аннотацией от издательства: «Книга представляет замечательного поэта нашего времени в неожиданной для него самого роли –роли поэта. Предлагаем зрителям тоже попробовать себя в новом амплуа – читательском». Я себя в этом амплуа попробовала в тот же день, и с тех пор этот томик, в котором «стихи, стихи, стихи и немного прозы» всегда стоит на самой ближней полке.

Небольшие прозаические вступления предваряют каждый цикл стихов. Небольшие пояснения к стихотворным строкам в прозе. Душа человека, не актёра, Поэта – с первых страниц ложится на ладонь:

«Вот книжка.

Я держу её в руках, и я изумлён: как оказалось на страницах, открытых любому и каждому, то, что не предназначалось ни для кого? Это даже не письма. Это гораздо интимнее. Дневник, что ли? Может быть, дневник. Но не ежедневник. Стихи возникали изредка, непредсказуемо и почти бессознательно.

Женщины, которым они посвящены, не знали о них. Почему? Потому что это не серенады. И ещё потому, что я не поэт и не «говорю стихами». Сам факт, что какое-то наше свидание зафиксировано, что я «оформил» моё впечатление от встречи, – в самом этом факте уже есть эгоизм, холодность, маленькая измена открытости. Стихи залёживались на дне дорожных сумок, среди страниц книг, в развале разных бумаг на столе. Со временем они становились опасны – что было, то было, и глазам посторонним вовсе не следует смотреть на следы ушедшего. Тогда стихи легли в самый низ шкафов, под груду неразобранного, случайного, второстепенного.

А теперь заковыристый вопросец – а чья же рука извлекла их оттуда? Да моя же, моя!