» Поэзия и эстрада. Дискуссия в “Дне поэзии 1964?. Михаил Лобанов | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 31st March, 2009 раздел: Прозаики о поэзии, Советская поэзия

ПОЭЗИЯ И ЭСТРАДА

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

Михаил Лобанов

— Стоит ли писать стихи? Я уже вижу, как, услышав такое, иной поэт, недовольный «вялостью» издательств, не поспевающих за его образцовой деятельностью, просто лишится от возмущения дара рифмы. Он готов ежеквартально выпускать по сборнику, а здесь такой нелепый вопрос! Но вот Александр Блок часто задумывался над этим: нужны ли стихи? Перед тоскою нравственных запросов стихи могли казаться игрою слов. «Стихов писать не могу, даже смешно о них думать». Блок чувствовал себя обессиленным сомнениями. «Если напишу, будет непременно ложь, т. е. словесность, т. е. кощунство. Лучше не писать».

Какие глубокие раздумья таятся под этим признанием! Поэт видел ужас жизни и не знал, серьёзное ли дело — писать стихи, облегчат ли они кому-нибудь боль. Это та внутренняя честность перед людьми, предельная искренность перед самим собою, которые отличают подлинного художника и которые оправдывают существование литературы.

Мы теперь можем сказать, что Блоку «всё-таки» надо было писать стихи, да он и писал, но именно потому жизнь этих стихов не прекращается до сих пор, что они прошли через муку раздумий, что они стали результатом внутренних исканий поэта. В поэзии, как ни в одном другом жанре литературы, видна условность выражения. Противоестественно и несерьёзно перелагать стихами то, что можно сказать в обычной речи. Известно, какое раздражение вызывало стихоплётство у Л. Н. Толстого, строгого к каждому делу, видевшего в составлении стихов противную игру, советовавшего тем, кто присылал ему стихи, бросить заниматься этим пустым делом и больше читать философов-мудрецов. Но уместно вспомнить и то, что Толстой не мог без слёз читать стихотворение Тютчева «Тени сизые смесились…».

«Писать или не писать?» — на этот вопрос многие авторы могут ответить только одним: писать, и как можно больше! Да, бросить писать стихи — не так-то легко. Ведь надо отказаться от мелькания своей фамилии, а иной этим только и славен! И очень может быть, что этот мелькающий автор, которому не даёт покоя эстрадный успех своего собрата по стихам, при удобном случае,— на нашем, например, сегодняшнем обсуждении,— может изойтись в пламенной защите поэзии от эстрады. Но мне кажется, что для нашей поэзии есть посерьёзнее забота, чем пылкое оберегание её от эстрадной шумливости.

Наивно думать, что выступления поэтов со сцены, даже и милой компанией, могут приподнять слушателей на высоту эстетического прозрения. Есенина и Блока, увы, нет среди выступающих, они не «пропагандируют» себя и свою поэзию, а ещё как доходят до читателя!

Влияние создаётся глубиною творчества, и для серьёзного поэта всегда будет главным — самоуглубление духа. Поэзия — это не повод для словесного сооружения своего мнимого величия, а средство выразить свою сокровенную нравственную сущность.

Мы пришли в этот мир не для того, чтобы с удовольствием для себя писать никчёмные стихи или статьи, а чтобы понять какие-то коренные запросы человеческой души, помочь друг другу. Кому нужно словесное упоение, даже и с напористой авторекомендацией? Художник — это прежде всего значительная личность. Что может сказать людям душевная мелюзга, хотя и ощетиненная иглами рифм? Если согласиться с тем, что поэт — это талант не только словесно-изобразительный, но и, пожалуй, в большей мере человеческий, что за природу поэта нельзя выдавать только внешние средства выражения, то возникает раздумье о том, что же важно для поэта?

Напомним О поэте, который не писал стихов. Эйнштейн называл самым поэтическим, возвышенным чувство человека, когда он проникается ощущением таинственного величия вселенной. Для самого Эйнштейна в его многотрудной судьбе, для его совести, не равнодушной к злу и разладу в жизни, было спасительным восприятие вселенной в её гармонии, поразительной стройности. Такая масштабность видения не излишня для поэтов. Каждый большой художник и свою эпоху воспринимает как синтетичный эмоциональный образ, залегающий в душу, объемлющий всё необозримое многообразие действительности. Внешний мир в главных качествах добра и зла становится внутренним «полем» переживания поэта.

И тогда, о чём бы художник ни писал, частное у него будет прорастать смыслом общего.

Так разве в одних лишь выпадах бойкого воинства «откровенных» эстрадников должны мы видеть опасность эстетического подешевения поэзии? Бальзак, с презрением говоря о погоне современных ему авторов за похвалами и статьями, называл такое рвение нищенством, пауперизмом духа. По-моему, признаком «эстрадного» подешевения поэзии и является этот пауперизм духа. «Эстрадничание» — это не только то, что крикливо, но и то, что неорганично в поэзии.

Пошлого у нас хватает во всех жанрах. Пошло, когда чуть ли не до потолка разбухает книга об одном писателе, перед которой всё написанное самим писателем кажется совсем отощавшим хозяйством. Пошло, когда мысль — воробьиного величия, а пишется целый роман. У поэтов есть свои особые пошлости, которые, так же как их достоинства, по свойству самого жанра, можно сказать, более броски. У иных поэтов излишне развито темпераментное отношение к внешнему в жизни. Встречи с коллегами по рифме становятся для некоторых чуть ли не единственным духовным подкреплением. Но не надо бы забывать, что настоящий художник живёт самоуглублением духа, если хотите — уединением. Ведь тогда-то и зреет в душе столь нужное поэту однодумье, которое не восполнится никаким бытовым многодумьем. Достоевский и Л. Н. Толстой никогда не встречались в жизни, но они так много значили друг для друга, что со смертью Достоевского Толстой почувствовал себя обедневшим. Гендель и Бах также не встречались, но глубина творчества каждого из них взаимно притягивала друг друга. Вот если бы у наших поэтов было ощущение такой взаимной значительности, духовной высоты — это было бы куда важнее для общего дела, чем тактическое обогащение в бесконечных бильярдных столкновениях в Доме литераторов.

А вообще-то в нашей поэзии столько забот, что увеличивать их раздумьями об эстраде вряд ли надо.

Метки: , , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter