» Прозаики о поэзии | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Прозаики о поэзии’

автор: admin дата: 21st February, 2009 раздел: Прозаики о поэзии

Василий Белов

Поэзия необъяснима

Беззастенчивость посещает нас не только во время общения с людьми. Фамильярность наша в отношениях, к примеру, с природой не знает границ. Но идеи и понятия страдают от бестактного поведения не меньше, чем материальная среда нашего обитания. Они как бы замыкаются в себе, когда натыкаются на самонадеянное нахальство рационалистического ума, словно бы стыдясь своих извечных, но затасканных нами названий.

Разве не это произошло, например, с ЛЮБОВЬЮ? Вырванное из тройственного сочетания, ставшее предметом массового пользования, слово это пытается (как мне кажется, пока без успеха) освободиться от навязанного ему сексуального значения.

ПОЭЗИЯ оказала, на мой взгляд, более удачное сопротивление опустошающему натиску рационализма. Структуралисты и прочие «исты» не отступаются от ПОЭЗИИ, пытаясь снизить её до их собственного уровня, сузить понятие, а затем и вовсе свести на нет.

Даже одежда у человека бывает будничная и праздничная. Отчего же бы не иметь нам и праздничных высоких понятий? Почему бы раз и навсегда не освободить ПОЭЗИЮ от позорного для неё соседства с версификаторством?

К счастью, ОНА живёт не только в стихах. Может быть, в музыке её ещё больше? Кто знает. Мне кажется, что ОНА могла бы одухотворять не одно лишь искусство, но и физический труд, и науку, и семейные отношения…

По моим понятиям ПОЭЗИЯ необъяснима. Она исчезает, как только мы начинаем дотошничать в её изучении, раскладывать её по косточкам либо навязывать ей что-то из других духовных категорий.

Не знаю, для чего она существует. В одном уверен: вовсе не для того, чтобы рассуждать о ней…

автор: admin дата: 19th February, 2009 раздел: Прозаики о поэзии

Павел Нилин

Входит в каждый дом

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

«Души прекрасные порывы» — эти пушкинские слова точнейше определяют то, что называется поэзией и что в конечном счёте устойчиво отделяет нас от остального животного мира, возвышая и окрыляя в самом волшебном и фантастическом смысле.

В мире, однако, распространено ошибочное представление, что поэзия и стихосложение почти одно и то же.

На самом деле это совсем не так.

Высокое чувство поэзии может быть иной раз присуще в большей степени так называемым простым, даже не очень грамотным людям, чем профессиональным и даже известным стихотворцам.

Нет особого открытия и в том, что нередко писатели, пишущие прозой, больше поэты по самой сути своих сочинений, чем те, что старательно нанизывают рифмованные строчки.

Поэзия величественно и величаво способна входить и входит в каждый дом, касается сердца каждого из людей, наполняя нас предчувствием чего-то неожиданно чудесного, равного надежде на счастье, на бессмертие жизни.

Что касается меня, то в мою жизнь поэзия вошла раньше, чем я узнал, что она называется поэзией. Она вошла, как, вероятно, и в сознание всех других землян, вместе с песенкой матери у моей колыбели и не угаснет у борта могилы.

автор: admin дата: 25th December, 2008 раздел: Прозаики о поэзии

Виктор Астафьев

Чувство звука и слова

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

Мы привыкли к расхожим понятиям, они становятся для нас не только обыденны, но и удобны. Вот привыкли говорить: «Сначала было слово». Однако слово-то происходит из звуков, стало быть, сперва был звук, и звук этот растворён в природе, и никому не подвластно услышать его, перенять у природы и передать людям, кроме поэта и музыканта. А может быть, прежде звука было чувство? Может быть, всем, что есть вокруг нас и в нас, и прежде всего — мыслью, движет чувство. Оно-то и есть первородство звука и самого слова и, стало быть, вытекающего из них вечно святого и светлого истока поэзии, который, набирая мощи, полнозвучия, а в наше время широты и шума, вот уже много веков мчится, не иссякая, будоража человеческое сердце, наполняя его восторгом и печалью, подымая бури страстей и услаждая тихой музыкой.

Вечна загадка поэта, и вечно наше желание отгадать её, пробиться сквозь какую-то невидимую преграду или пелену и постичь то, что за строкой, то есть душу поэта, но когда это произойдёт, поэзия утратит смысл и «секрет», стихи станет возможно изготавливать каждому мало-мальски грамотному человеку, как сейчас учащиеся средней школы на станции юных техников с помощью простых инструментов, из обыкновенных материалов могут выточить и собрать электромузыкальный прибор, радиоприёмник и даже ракету и любые вещи, так недавно ещё поражавшие воображение и повергавшие нас в изумление своей непонятностью и недоступностью.

Верую, с поэзией этого не произойдёт, во всяком разе не произойдёт до тех пор, пока не отформуется человеческая душа, не сделается стандартной, подобно кирпичу, хотя поползновения, и явные, к этому имеются, и есть люди, стремящиеся к тому, чтобы всё было одинаково — дома, леса, дороги, одежда и человеческая мысль.

Поэзия всегда восставала против бездушия и стандарта, она всегда стремилась возвысить человека, и в этом её непреходящее величие и, воспользуюсь бытовым словом,— постоянная польза для всех нас, а привораживать человека, околдовывать его словом, точно старинным складным наговором, это её милая игра с уставшим человеком, которая, с букваря начавшись, открыв глаза ребёнку на мир, постепенно втягивает его в серьёзный разговор, становится строгим и взыскательным собеседником. Как это необходимо в наш суетный век, когда всё «секретное» вроде бы рассекречено, когда после «прелестей» общежития человека всё чаще и чаще тянет побыть наедине с собой, предаться созерцанию и осмыслению своей, а значит, и всей нашей жизни.

Женщина плачет в вагонном окне
Или смеётся — не видно в вагоне.
Поезд ушёл. И осталось во мне
Это смешение счастья и горя…

Чем увлекают меня, читателя, эти бесхитростные и совсем «простые» строки?

автор: admin дата: 24th December, 2008 раздел: Прозаики о поэзии

Валентин Катаев

ПОЭЗИЯ  – ЭТО МУЗЫКА

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

Какое влияние оказывает на меня, как на прозаика,  поэзия?

Постараюсь не слишком пространно ответить.
Я, как и большинство прозаиков, начинал со стихов. Стихи пописываю и до сих пор. Однако это ничего не объясняет. Писать стихи — это ещё не значит быть поэтом. Писать прозу — это ещё не значит быть писателем.

Стихотворство и поэзия понятия не равнозначные. Быть версификатором — это ещё не значит быть поэтом. И наоборот. Часто прозаик более поэт, чем признанный стихотворец.

Поэзия — это то, что необходимо присутствует во всех видах литературного творчества. Или, вернее, необходимо должно присутствовать, потому что без поэзии литература уже не литература, а лишь пародия на литературу.

Поэзия — это внутренний ритм. Это особое видение мира, это творческое самочувствие, похожее на состояние -сомнамбулизма, когда художник подчиняется таинственным, непознаваемым законам воображения, наконец поэзия — это музыка.

Все лучшие образцы мировой поэзии и прозы пронизаны музыкой.

Таким образом, можно сказать, что разница между прозой и стихами не так уж велика. Разница чисто формальная. А по сути дела разницы, собственно, нет.

Каждый хороший, подлинный романист, новеллист, драматург — прежде всего поэт.

В Художественном театре во времена Станиславского и Немировича-Данченко авторов театра обычно называли — поэт. Поэт нашего театра. Независимо от того, писал ли он в стихах или в прозе.

Толстой назвал Чехова Пушкиным в прозе. Толстой сам был поэт в прозе, не говорю уже о Гоголе. Даже Достоевский, наиболее прозаический русский романист, был поэт, потому что в самой пучине его прозы всегда слышалась великая музыка скрытой поэзии.

Я бы, конечно, мог развить эти отрывочные мысли, придать им более стройности и убедительности. Но для чего? Для истинного поэта мои мысли должны быть совершенно ясны. А версификатор их всё равно если и поймёт, то сделает вид, что не понимает.

* * *

…и вот Москва — сплошная рана.
Иду. Ещё сыро и рано.
Бульвар. Он забинтован весь,
Как возвращающийся с Шипки,
Весь в марле. Весь в крови. И здесь
За мной бредут мои ошибки
По розовеющим следам
На перевязку. Мимо. Рана.
Афиша. Мимо! Рана. Храм,
Где Пушкин обвенчался… Рана.
Здесь, в ресторане… Рана. Там
Дом на Никитской. Рана. Мимо!
Мимозы на стекле, и дым,
И розы на щеках любимой.
И Тимирязев… Рана. Мимо!
Рысак и снежный столб над ним…

1922, Москва

автор: admin дата: 3rd December, 2008 раздел: Прозаики о поэзии

Мариэтта Шагинян
Я всегда была поэтом

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

Хорошо, что меня вспомнили в «Дне поэзии». Ведь я всегда была поэтом,- и в двух моих поэтических сборниках «Первые встречи и «Orientalia», и в девяти последующих томах прозы, пронизанных поэзией.

Есть великолепное выражение русское «образ мыслей». Как поэт, я всегда стремилaсь к поиску наибольшей поэтической точности для выражения не образа моих чувств, а образа моих мыслей.

И эта потребность перешла у меня в прозе в страстное стремление к поэтической, художественной точности для передачи того образа мышления, в котором я живу.

Восхищённому взoрy открывало небо вечернее
Золотые свои письмена,
И водила по ним всё полней и размернее
Указующим пальцем луна.

Солнце слало к ночи гонцов с укоризною:
Что ж, готовы ль пути для меня?
И священные буквы стирались рукою капризною
Суетливо-безумного дня.

Снова тайна небес отошла, непрочитана,
Затерялась вдали золотая строка,
Но как сладостно знать, что опять заблестит она
Непрочтённой в века.

1909