» Расул Гамзатов. Восьмистишия | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 23rd October, 2009 раздел: Стихотворения

Расул Гамзатов

Восьмистишия

* * *

Восьмистишие — восемь строк,
Восемь речек родимых нагорий,
Путь к поэзии, к морю далёк,
Я желаю вам выйти к морю.

Восьмистишие — восемь строк,
Восемь юношей горного края,
Исходите вы сто дорог,
Горских шапок своих не теряя.

* * *

В старину писали не спеша
Деды на кинжалах и кинжалами
То, что с помощью карандаша
Тщусь я выразить словами вялыми.

Деды на взлохмаченных конях
В бой скакали, распрощавшись с милыми,
И писали кровью на камнях
То, что тщусь я написать чернилами.

* * *

Утро и вечер, солнце и мрак —
Белый рыбак, чёрный рыбак.
В мире как в море; и кажется мне:
Мы, словно рыбы, плывём в глубине,

В мире как в море; не спят рыбаки,
Сети готовят и ладят крючки.
В сети ли ночи, на удочку дня
Скоро ли время поймает меня?

* * *

«Радость, помедли, куда ты летишь?»
«В сердце, которое любит!»
«Юность, куда ты вернуться спешишь?»
«В сердце, которое любит!»

«Сила и смелость, куда вы, куда?»
«В сердце, которое любит!»
«А вы-то куда, печаль да беда?»
«В сердце, которое любит!»

* * *

Люди, мы утром встаём и смеёмся.
Разве мы знаем, что день нам несёт?
День настаёт, мы клянём и клянёмся;
Смотришь, и вечер уже у ворот.

Наши сокровища — силу и смелость —
День отнимает у нас, уходя…
И остаётся спокойная зрелость —
Бурка, надетая после дождя,

* * *

Даже те, кому осталось, может,
Пять минут глядеть на белый свет,
Суетятся, лезут вон из кожи,
Словно жить ещё им сотни лет.

А вдали в молчанье стовековом
Горы, глядя на шумливый люд,
Замерли, печальны и суровы,
Словно жить всего им пять минут.

* * *

Мои стихи я не вынашивал,
Бывало всякое, не скрою:
Порою трус пером их сглаживал,
Герой чеканил их порою.

Влюблённый их писал возвышенно,
И лжец кропал, наполнив ложью,
А я мечтал о строках, писанных,
Как говорят, рукою божьей,

* * *

Есть три заветных песни у людей,
И в них людское горе и веселье.
Одна из песен всех других светлей —
Её слагает мать над колыбелью.

Вторая — тоже песня матерей.
Рукою гладя щёки ледяные,
Её поют над гробом сыновей…
А третья песня — песни остальные.

* * *

Всё явственнее осени приметы,
И стаи птиц, поняв, что здесь не рай,
Хоть пели родине хвалу всё лето,
На тёплый край меняют отчий край.

И лишь орлы, что молчаливы были,
Глядят на оголённые сады
И не спешат, свои расправив крылья,
Родимый край покинуть в час беды.

* * *

Если вдруг я металлом стану,
Не чеканьте из меня монет.
Не хочу бренчать ни в чьих карманах,
Зажигать в глазах недобрый свет.

Если суждено мне стать металлом,
Выкуйте оружье из меня,
Чтобы мне клинком или кинжалом
В ножнах спать и в бой лететь, звеня.

* * *

Когда пороком кто-то наделён,
Мы судим, и кричим, и негодуем,
Мы пережитком дедовских времён
Все худшие пороки именуем.

Тот карьерист, а этот клеветник.
Людей клянущий в анонимках злобных.
Но деды здесь при чём? Ведь наш язык
В те времена и слов не знал подобных!

* * *

На сабле Шамиля горели
Слова, и я запомнил с детства их:
«Тот не храбрец, кто в бранном деле
Думает о последствиях!»

Поэт, пусть знаки слов чеканных
Живут, с пером твоим соседствуя:
«Тот не храбрец, что в деле бранном
Думает о последствиях!»

* * *

Учёный муж качает головой,
Поэт грустит, писатель сожалеет,
Что Каспий от черты береговой
С годами отступает и мелеет.

Мне кажется порой, что это чушь,
Что старый Каспий обмелеть не может.
Процесс мельчанья человечьих душ
Меня гораздо более тревожит.

* * *

Мы проходим, словно поезда,
Попыхтим и в путь уходим дальний.
Остановка «Жизнь», ты, как всегда,
Всех встречаешь суетой вокзальной.

Вот и я пришёл, но скоро срок,
Скоро вдаль умчит меня дорога.
Красный станционный огонёк,
Мой отход отсрочь хоть на немного.

* * *

Гость стучится в двери тёмной ночью,
Если горец ты, блюди закон.
Хочешь этого или не хочешь,
Дверь открой, превозмогая сон.

Песня в грудь стучится ночью звёздной,
Все уснули, а тебе невмочь.
Если ты поэт, пока не поздно,
Встань и пой, забудь, что в мире ночь.

* * *

Есть в сословье физиков поэт,
И среди поэтов есть учёные.
Дарит миру истину и свет
Труд опасный, ночи их бессонные.

Блещут молнии над головой.
Физики и лирики, до срока мы
Гибнем от болезни лучевой,
От накала чересчур высокого.

* * *

Вершина далёкая кажется близкою.
С подножья посмотришь — рукою подать,
Но снегом глубоким, тропой каменистою
Идёшь и идёшь, а конца не видать.

И наша работа нехитрою кажется,
А станешь над словом сидеть-ворожить,
Не свяжется строчка, и легче окажется
Взойти на вершину, чем песню сложить.

* * *

Хочбар не вымысел, не чей-то сон,
Герой существовал в былые лета,
Но он известен горцам всех времён
Из песен неизвестного поэта.

Рождённый женщиной, умрёт поэт,
Герой падёт, и прах истлеет где-то,
Но будет жить на свете сотни лет
Свидетельство иль вымысел поэта.

Цитируется по : Расул Гамзатович Гамзатов. Пять пальцев: Стихи. – Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1987. – 336 с.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter