» Советская поэзия | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Советская поэзия’

автор: admin дата: 3rd June, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Кайсын Кулиев

Памяти друга

Цитируется по: День Поэзии 1967, “Советский писатель”, Москва, 1967, 256 стр.

Мне грешно роптать на судьбу и винить её в том, что она лишила меня радости общения с крупнейшими поэтами-современниками. Не стану называть имён — пусть даже тень хвастовства не ляжет на мои заметки. Поэт должен быть душевно свободным, как ветер, который проходит по зелёной чинаровой роще. Но не хвастливым и не чванливым. Я не за робость, а за скромность. Робость в творчестве — это бескрылье, ведущее к эпигонству. Скромность же — путь к самокритичности, а потому и к плодотворности.

Таким я знал поэта, о котором думаю сейчас. Он был истинным художником и в том, что им сделано, и в замыслах. О нём я думаю часто потому, что ему в высшей степени были присущи порядочность, душевная чистота и честность, так же необходимые для поэта, как зелень для дерева каждой весной. О нём я думаю часто потому, что его дружба принесла мне много радости. Я любил его. Он был поэтом во всём.

Стремление быть правдивым и искренним, оставаться самим собой, белое называть белым, а чёрное чёрным — естественное желание и состояние таланта, его прирождённое свойство. Таким я запомнил Дмитрия Кедрина. Он настоящий поэт, истинный мастер. Я не пишу эти заметки по тому принципу, что об умерших полагается говорить только хорошее. О Кедрине ни один порядочный человек не мог бы говорить плохое. Надо стараться быть верным истине. Платан должен оставаться платаном и ольха — ольхой. От того, что ничего не будем преувеличивать или же скажем о недостатках крупного человека, нисколько он не станет меньше. Наоборот, когда людей с живой кровью и плотью, ходивших, как говорится, по грешной земле, пытаемся превратить в иконы или ангелов, вот тогда-то мы и делаем дурное дело. Такое иконизирование было противно им, живым. Почему забываем об этом? Не надо людей превращать в богов.

При обращении к памяти любого деятеля преувеличивать так же не хорошо, как и умалять. А истинный художник не нуждается в ложной славе даже посмертно. О ней мечтает только посредственность. Я не хочу, чтобы мой живой, красивый собственной красотой Митя Кедрин был превращён в зализанную икону. У него тоже были уязвимые места и в жизни и в работе. Но его совестливость и бескорыстие, скромность и требовательность к себе были действительно прекрасны. Таким людям обычно живётся нелегко. Кедрин жил трудно. Но, несмотря на это, как подлинный талант, в маленькой деревенской комнатке высек из своего сердца сильные трагические поэмы — «Зодчие», «Рембрандт», «Конь», «Приданое», «Певец». Их мощная живопись и суровая мудрость прекрасны. Я в молодости не до конца понимал значение этих замечательных вещей, их серьёзность и актуальность. В них мы видим всю прозорливость Кедрина, народную основу его философии жизни. Если Кедрин по-настоящему ценил поэта, то говорил о нём: «Мастер без дураков!» А знал ли он, что и сам был таким?

автор: admin дата: 2nd June, 2009 раздел: Поэты о войне, Советская поэзия

Леонид Хаустов (1920 – 1980)

Письма с войны

* * *

Брезентовая, полевая
Сумка былой поры.
Дожди её поливали
И обожгли костры.
Бывает вот так: на сутки
Покоя меня лишат
Письма, что в той сумке
Пятнадцатый год лежат.
В час отдыха, перекура,
Сложенные углом,
Просмотренные цензурой,
Проверенные огнём…
В комнате тихо-тихо,
Я годы перелистал,
Даже будильник тикать
Ещё осторожней стал.
Письма из Ленинграда,
Письма блокадных лет.
Есть в них печаль и радость,
Только унынья нет.
Спишь ты. И пролетают,
В лице отражаясь, сны.
Милая! Я читаю
Письма твои с войны.
Нет ещё наших дочек,
Только слова любви.
Голосом этих строчек
Из прошлого позови
Такого, каким я вышел
Навстречу судьбе моей…
Сердце! Стучи потише,
Не разбуди детей.

21 ИЮНЯ 1941 ГОДА

На Дворцовой встречать ненароком
Тех, живых, неубитых, друзей,
И стоять у завешенных окон,
Чтоб увидеться с тенью твоей,

И будить каблуков своих стуком
Тишину по пустым площадям,
И не знать, что Война и Разлука
Будут завтра объявлены нам…

автор: admin дата: 2nd June, 2009 раздел: Забытые имена, Советская поэзия

Имя известного советского поэта Леонида Хаустова (1920—1980) хорошо знакомо читателям. В книгу стихотворений и поэм «Оставляю вам стихи» вошли лучшие произведения из предыдущих поэтических сборников, а также стихи, написанные поэтом в самые последние годы. Особое место в книге занимают главы из неоконченных поэм «Живая вода» и «Учитель».

Леонид Хаустов (1920 – 1980)

Несколько слов о себе

В единственном каменном здании, как тогда говорилось: «при школе», жили мы вдвоем с матерью в небольшом вятском селе. Там и прошло моё босоногое и прекрасное, как у всех, детство:

А зима — так зима: бесконечность,
А весна — так уж это весна!

Осенью 1930 года, когда мне исполнилось десять лет, мы переехали к отцу в Ленинград, где в 1938 году я окончил среднюю школу, а затем и Педагогический институт им. Герцена. В 1940 году я стал печататься в ленинградских журналах.

Главным, определяющим в моей жизни была Великая Отечественная война. Я пережил блокадную зиму 1941/42 года. Потом был в армии: служил в одной из самых знаменитых дивизий Ленфронта — ордена Ленина семидесятой. 26 сентября 1942 года при переправе через Неву под Невской Дубровкой получил тяжёлое ранение и снова выжил.

Сегодня, вспоминая всё это, оглядываясь, на прошлое, я вижу, что мне просто здорово повезло. Если к этому добавить, что у меня был замечательный отец, сыгравший в моём становлении первостепенную роль, что с юношеских лет мне была дана возможность в качестве начинающего поэта общаться с такими известными поэтами, как С. Я. Маршак, А. А. Прокофьев, П. Н. Шубин, что ещё до войны девятнадцатилетним студентом я начал печататься в толстых журналах, что судьба дарила мне дружбу со многими интересными людьми: художниками и хлеборобами, математиками и моряками, врачами и музыкантами,— то выходит, что я и в самом деле прожил счастливую жизнь. А если учесть, что, по выражению Льва Толстого, «счастье — любимый труд», то я счастлив вдвойне, так как всю свою жизнь отдал любимому делу: я писал стихи, печатал и читал их людям, переводил поэтов братских республик, писал о стихах, творчески помогал молодым литераторам. А ещё была радость поездить и полетать по нашей стране и по другим странам.

автор: admin дата: 1st June, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Маро Маркарян

Цитируется по: Маро Маркарян. Песня о песне. Стихи. Перевод с армянского. Изд-во “Правда”. Москва. 1976

Песня о песне

* * *

Шипит река, шуршит,
Шумит река, спешит,
Сражается с камнями.
Поэт же со словами,
В душе окаменевшими,
В душе оледеневшими,
Ведёт свой вечный бой,
С веками
И с судьбой.

/Перевела С. Кузнецова/

* * *

Написал строчку честную —
Не пропадёт даром.
Зорьку раннюю встретил песнею —
Не пройдёт даром.

Горсть семян раскидал по отрогам —
Урожаем взметнётся.
Камень сбросил с горной дороги —
И это зачтётся.

Слово доброе молвил людям —
Правда полюбится.
Ничего забыто не будет,
Всё окупится.

1958

/Перевёл А. Яшин/

автор: admin дата: 29th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Виктор Боков (р.1914)

Цитируется по: “День Поэзии. 1960?, Советский писатель, Москва, 1960.

ВЛАДИМИР

Город спит в вишнёвом белом дыме,
в тишине владимирской весны.
Тихо над сердцами молодыми
веют замечательные сны.

Камень стен церковных глух и древен,
ржавь насквозь проела купола,
но краса владимирских царевен
уцелела и до нас дошла.

Я твержу девчонкам черноглазым
у обрывов клязьминских крутых:
— Встретились бы раньше богомазам,
кинулись бы с вас писать святых.

А они смеются: — Наша внешность
грубовата для святых досок!—
Обнажают тело, то есть грешность,
загорать ложатся на песок.

Предо мной ворота Золотые,
древности былой надёжный щит.
Через них не конница Батыя,
а такси владимирское мчит!