» Светлана Кузнецова. Стихотворения (Начало) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 9th September, 2009 раздел: Стихотворения

Светлана Кузнецова

Цитируется по: Кузнецова Светлана Александровна. Избранная лирика. М., «Молодая гвардия», 1964. 32 с. (Б-чка избранной лирики)

С. 5-17

ЗАКОН — ТАЙГА

Какие каши не заваривали
В краю отчаянных отцов!
«Закон — тайга, — тогда говаривали. —
Закон — тайга — и нет концов».

Какая даль, какое лихо,
Теперь и следа не найти!
Оранжевою облепихой
Позарастали те пути.

А я топчу другие травы,
Другие промыслы торю,
Но нынче с самым полным правом
«Закон — тайга», — я повторю.

Закон — тайга! Она крутая,
Она охоча до добра.
Закон — тайга! Она густая,
Гостеприимна и щедра.

Она не зря людей сдружила.
Она награда за труды,
Свет рек и золотая жила,
Куски тяжёлые руды.

Она мой мир, а не икона,
Моя надёжная судьба.
Её великие законы
Беру законом для себя.

Смеюсь и падаю на белые,
На очень светлые снега.
Всему, что делаю и сделаю,
Я говорю: «Закон — тайга!»

* * *

Если боль, в Сибирь ухожу,
На её берегах тужу,
На безлюдьях её огромных,
На загруженных аэродромах,
На дорогах её неустроенных,
В городах её недостроенных.
Обнимаю её зеленую,
Неизбывную, окрылённую
И горячею головой
Прижимаюсь к ней, снеговой.
Пусть вся боль от меня уйдёт,
Пусть тебя моя боль найдёт!
Это боль моя речью сладкою
И тебя в тайгу завела,
Это боль моя новой складкою
У тебя на лбу залегла.
Ты со мной через боль пройди.
Ты пойми меня, ты прости!

* * *

Я лишь недавно приняла
Наследство, дедами завещанное
Я лишь недавно поняла,
Как вы сложны, простые вещи.
Мне стала радость по плечу,
Которой проще не найдётся;
Теперь я дорого плачу
За всё, что мне легко даётся.
Плачу за устье, за исток.
Плачу за мутное, за чистое.
За каждый сорванный листок
Сажаю деревце ветвистое.
За каждую чужую боль
Плачу трёхкратною своею.
Я долю выбрала из доль
И, что таить, довольна ею.
Веду с ветрами разговор,
В студёных реках руки мою
И жгу костры средь Синих гор,
Мной завоёванных. Самою.

* * *

Холодный ветер краски леса стёр,
И долго мелкий дождь шумел потом.
Давай зажжём на берегу костёр,
На северном, на тихом, на пустом.

Хочу с тобою думать у костра
Всё ту же думу ясную одну,
Что осенью особенно остра.
Тоска людей по яркому огню.

Хочу, чтоб в обесцвеченный простор
Летели тучи острых жёлтых стрел.
Давай зажжём на берегу костер.
Давай зажжём костер, чтоб он горел!

* * *

Сны водою из ручья запивали.
Вместе песни про тайгу запевали.
Про хорошую страну, необжитую,
Всю холодными ветрами прошитую,
Всю прогретую горячими ветрами,
Полонённую лесными цветами.
Длиннобровые красавцы, парни с Каспия,
О своём в той песне сказ вели.
Пели девушки о чём, о разлуке ли?
Ах, девчонки из Орла тонкорукие!
Раскрывались вам до дна земли рудные,
И ложилось на ладонь счастье трудное.
Плыли белые снега в глазах чёрных,
Широтой и новизной увлечённых.
И плыла, плыла Сибирь в глазах синих…
Сколько, сколько молодых, сколько сильных!

* * *

Сердцу навеки близки
Солнца литые блики.
Елей колючих нежность,
Кедров тяжёлых щедрость.

Сердцу покой не важен,
Сердце никто не свяжет.
На сердце вспышки радуг,
Горе моё и радость.

Много в нём накопилось.
Хочешь, чтоб поделилась?

ЕНИСЕЙ

Енисей — река рабочая.
Посмотри-ка вниз с откоса,
Как несёт он озабоченно
Баржи, груженные тёсом.

Разорвав туманы грудью,
Засучив рукав по локоть,
Он несёт суда, как грузчик,
На спине своей широкой.

День его трудом наполнен,
Дел стремительным размахом,
Ходят мускулами волны
Под холщовою рубахой.

* * *

Спящий город сутулится,
Видит странные сны.
Перечёркнуты улицы
Зорким взглядом луны.
Подытожена с вечера
Дня обычного жизнь.
Бредя сказками вечными,
Гасят свет этажи.
Даль, туманами смятая,
Скроет рек берега,
И на город косматая
Наступает тайга.
В ярой радости щедры,
Словно счастье само,
Исступлённые кедры
Гладят щёки домов.
После долгой разлуки,
Стосковавшись всерьёз,
К окнам тянутся руки
Лёгких, светлых берёз.
И под хвойными ливнями,
В непонятном хмелю,
Я губами счастливыми
Свежесть сосен ловлю.

ГОЛУБИКА

Вот и кончилась моя тягота,
По плечу затеи любые.
Голубика, лесная ягода,
Раскрывает глаза голубые.

Будут тучи, и будет вёдро.
Будут вспышки зарниц во мгле.
Будут ягоды спелой вёдра
Руки женщин тянуть к земле.

К той земле, над которой встали
Золотые цветы, жарки,
По которой любые дали
Так знакомы мне и легки.

* * *

«Брови тоньше хвоинок сосновых
И темней соболиных мехов».
Сердце тянется снова и снова
К неоконченным строкам стихов.

Позабыть бы давно их, и точка.
Разве мало на свете других?
Что мне в этих доверчивых строчках,
Привезённых из дальней тайги?

Издалёка, из синей тревоги,
Из забытого детского сна,
Где в распадках медвежьи берлоги,
Где хозяйка всему — тишина.

Где доныне живёт на заимке
Та, что парня любого смелей,
Та, чьи брови тонки, как хвоинки,
Та, чьи брови темней соболей.

* * *

Как хороши глаза у северянок,
Две льдинки, удлинённые к вискам.
Встают мои землячки спозаранок
К своим мечтам, машинам и станкам.

Встают мои землячки спозаранок
И, торопливо кутаясь в платки,
Идут к своим обыденным заботам,
Насмешливы, задумчивы, легки.

Дела их рук… Они себя не прячут.
Свет этих глаз горит в моём дому.
Ах, северянки, льдиночки горячие,
Союзницы по сердцу моему!

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter