» Александр Гатов | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 15th August, 2013 раздел: Поэты о Москве

Александр Гатов (1899—1972)

В МАСТЕРСКОЙ СЕРГЕЯ КОНЕНКОВА

Сказка живёт на бульваре Тверском,
В сердце России и в сердце Вселенной,
Благоговейно вхожу в этот дом:
Пусть обожжёт меня пламень священный!

В дереве, в мраморе воплощено
Неиссякаемое вдохновенье,
Водит смычком Паганини оно,
Правде и мудрости благословенье!

Остановись! Вот Самсон-великан —
В землю стопами и в твердь головою.
Всё покорится уму и рукам,
Мощью наполнившимся молодою!

Вещею правдою правд озарён
В мире, где стала Свобода законом,
Цепь разрывая извечную, он
Встал, чтобы зренье вернуть ослеплённым.

А чуть подальше — с опушек лесных
Сморщенная и босая вещунья
Древности тысячелетние сны
Тщится ещё досмотреть в новолунье.

Творчество! Сила в себе побеждать
Страсть и соблазн, заглушив их до срока.
Много ли надо, чтоб Мастером стать?
Руки рабочего, сердце пророка.

Нож, долото… Вот и всё. Но рукой
Скульптор окно растворяет Жар-птице.
Звёздная кровля в его мастерской.
Солнце на плечи Самсону садится.

Цитируется по: Москва лирическая. Антология одного стихотворения. М., “Моск. рабочий”, 1976. 496 стр. (Стр. 76-77)

автор: admin дата: 27th September, 2009 раздел: Поэты о поэтах

Александр Гатов

О ЕСЕНИНЕ

«Серёжа Есенин» — так говорили многие из тех, для кого он никогда не был «Серёжей». Сам Есенин очень неодобрительно относился к подобным панибратским о нём упоминаниям.

Для меня, несмотря на наши дружеские отношения, он был Сергеем Александровичем.

Начало нашего знакомства относится к 1920 году. Тогда я жил в Харькове. Есенин несколько раз бывал в Харькове в 1920—1921 годах, а я часто приезжал в Москву. Мне довелось выступать с Есениным в Харькове и в Москве. Нечего говорить, что успех распределялся неравномерно…

Как читал свои стихи Есенин? Я бы сказал — упоённо, горячо и страстно, как исповедь сердца. Особенно мне запомнилась сцена из «Пугачёва», в то время ещё не опубликованного,— сцена «Уральский каторжник», в которой Хлопуша является в стан Пугачева. Лейтмотив его монолога: «Я хочу видеть этого человека». Есенин перевоплощался в Хлопушу, как самый замечательный актёр; в его голосе были страсть, надрыв, горечь, непреодолимое влечение; Хлопуша, казалось, действительно рвался из рук, пославших его убить вождя восстания, он с любовью тянулся к Пугачёву. Нет, никакие силы уже не оторвут Хлопушу от Пугачёва, от революции… Я долго находился под впечатлением чтения Есенина.

Как воспринимал Есенин чужие стихи? Настороженно. И как-то расцветал, когда стихи казались ему удачными; он просил их повторить и сам произносил понравившиеся строки. В высокой степени он ощущал свежее дыхание в стихах. Но мне приходилось слышать, как Есенин, увидев в печати сухие, казённые произведения, сопровождал свою резкую оценку солёным словом в адрес редактора. Есенину было далеко не безразлично, на каком уровне будет находиться русская поэзия. Он ратовал за всё талантливое, новаторское, индивидуальное. Серость в стихах казалась ему оскорблением русской поэзии. Особенно бранной кличкой в устах Есенина было «эпигон», безразлично — есенинский или эпигон символистов. Это, между прочим, стоит запомнить некоторым молодым поэтам, не застрахованным от подражания Есенину.