» Александр Прокофьев | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 14th December, 2016 раздел: Стихотворения

Александр Прокофьев

ВСЁ ВИДЕЛ НАШ ГОРОД БЕССМЕРТНЫЙ

Иль мало нас?…
А.С. Пушкин

Всё видел наш город бессмертный,
Сжимал оружие герой,
Его враги из тьмы несметной
Лежат за Пулковской горой.

Они повержены в бесславье,
И снят жестокий след врагов
Зелёной вьюгой разнотравья,
Холодным бешенством снегов.

И вновь тропинок вьётся много.
За их стоцветную кайму
На Пушкин торная дорога
Спешит к Лицею самому.

1956

автор: admin дата: 3rd March, 2013 раздел: Поэты о Петербурге, Стихотворение дня

АЛЕКСАНДР ПРОКОФЬЕВ (1900 – 1971)

***
Весна, а волны в инее,
И шлемы на них острые.
Иду Четвёртой линией
Васильевского острова.

И выхожу к Неве-реке –
Воде, от солнца розовой,
Она примчалась налегке
Из-за стволов берёзовых,

Из-за рябин и тополей
Бежала сломя голову,
Она вертелась вкруг полей,
Кружмя кружилась, полая.

Потом надолго сохраним,
Что не купчиха-барыня –
Весенним городом моим
Она прошла,
Сударыня!

1968

Цитируется по: Александр Андреевич Прокофьев. Стихотворения и поэмы. Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1976, 960 стр.

автор: admin дата: 6th November, 2012 раздел: Стихотворения

Александр Прокофьев (1900 – 1971)

* * *
Я говорю вам просто, по-хорошему.
Мне душу задевает боль утрат.
Давайте памятник поставим лошади,
Что хлеб везла в блокадный Ленинград.

И в полынью свалилась, бедолага,
И дикий ветер стон её разнёс,
А чёрный ветер чёрным флагом
Накрыл её,
А сердце сжёг мороз.

И страх, и жуть цвели в такой картине,
Метелил снег, гремели груды льда,
А голова гнедка была на льдине,
В глазу стеклянном замерла вода.

И холодел мороз от ветра злого,
И в полынье шипел водоворот,
А рядом шлем валялся ездового
В снегу,
В метели,
Также вмёрзший в лёд!

1968

Цитируется по: Александр Андреевич Прокофьев. Стихотворения и поэмы. Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1976, 960 стр.

автор: admin дата: 7th May, 2011 раздел: Поэты о Петербурге, Поэты о России, Стихотворения

АЛЕКСАНДР ПРОКОФЬЕВ

БУДУ СЛАВИТЬ МУЖЕСТВО

Я знаю песню. Для неё
Нет никаких преград,
Я славлю мужество твоё,
Великий Ленинград!

Весь облик города-бойца, —
Всё, связанное с ним.
Я верен буду до конца
Традициям твоим.

«Ленинградская правда»
1 января 1943 года

ЗА ЛЕНИНГРАД

Идём мы великим и грозным походом
Во имя Отчизны, за счастье народа.

Во имя решительной нашей расплаты,
Ломая преграды, идём мы, солдаты.

Идём на врагов и сражаемся с ними
За город, что носит великое имя.

Сметаем с земли ненавистные орды
За город, где знамя победно и гордо

Летит, устремлённое к солнцу и свету,
За город, в легендах и песнях воспетый.

За тот, где взлетели Октябрьские зори,
За город на Балтике, вставший в дозоре,

За тот, что по-ленински ясен и светел,
За тот, что по-ленински ордам ответил.

Идём мы, солдаты, и всюду над нами
Нас всех осеняет победное знамя.

«Ленинградская правда»
21 января 1944 года

автор: admin дата: 19th January, 2011 раздел: Воспоминания друзей, Советская поэзия

Воспоминания о Сергее Наровчатове: сборник. – М.: Советский писатель, 1990. – 384 с.

Ольга Наровчатова. «Иных случайностей размер…» (стр. 9 – 39)

Больше шестидесяти лет назад… На этой фотокарточке трое. Слева молодая стройная женщина в строгом и нарядном белом платье. Несмотря на узкосемейное назначение будущей карточки, в женщине чувствуется волевая собранность, взгляд светится силой, нет благодушной расслабленности и умильности семейных снимков. Это и не то напряжение, которое держит неискушённых молодых провинциалов перед объективом. Нет. Это — железная воля. Ещё бы: она была рассчитана почти на столетие. «Моя мама — властная»,— так говорил о ней мой отец. Мощная энергия в этой хрупкой женщине с тонкими запястьями, тонким овалом лица, высоким белым лбом, осенённым лёгкими, пушистыми, почти светящимися волосами. Справа стоит её муж.
Скромный, хорошо сшитый костюм, несколько торжественное выражение лица, на котором запечатлена глубокая, даже несколько наивная, просветлённая честность, рассчитанная тоже почти на столетие. Родители отца прожили долгую жизнь.

Между ними на круглом стуле стоит малыш, с головой, покрытой светлым пушком, в белой крестильной рубашке, неожиданной в таком маленьком существе сосредоточенностью взгляда похожий на мать. Ему самое большее полтора года. И наверное, он уже поэт. По крайней мере, он пытался собрать огромное облако пудры, рассеянной по всей комнате, в крошечную коробочку. А немногим позже интересовался, нельзя ли поместить настоящее облако в такую коробочку. И его мама со свойственной ей обстоятельной рассудительностью объяснила, что можно. Только это будет уже не облако, а вода, но собрать её в коробочку можно всё равно с неба. Так рождались метафоры.

Это воспоминания бабушки, которые теперь стали моими. Мне рассказывала их дряхлая, совсем дряхлая старуха, похоронившая сына. Этого мальчика в белой рубашке. Она говорила об этом, сидя на стуле, как всегда, прямо, с большим достоинством, повествуя почти с бесстрастным видом о младенчестве отца, о прекрасных и тяжёлых моментах жизни, о душераздирающих семейных мелочах и об исторических фактах, о любви, о мужестве и о войне. Одно воспоминание, казалось бы, могло убить наповал. Надо было знать всю непередаваемую самоотверженность, всю силу любви бабушки к единственному сыну, чтобы оценить это поразительное самообладание. Она говорила: «Он — моя жизнь». На другой день после смерти отца восьмидесятивосьмилетняя бабушка, сидя на стуле на колёсах и опираясь на палку, глядя прямо перед собой, сказала как бы сама себе: «Он встал на ноги посреди сада. Весной». Я остолбенела, глядя на неё, и представила себе эту картину. Одуряющие запахи весны в приволжском городе Хвалынске. Длинный деревянный дом в яблоневом саду — Хвалынск утопал в яблоневых садах. С реки веет свежестью, посреди сада молодая прелестная мать, переполненная счастьем, смотрит, как её ребенок стоит, качаясь на неокрепших ножках, стоит секунду и, взмахивая руками, как крылышками, смеясь, падает на малиновую бархатную скатерть, расстеленную на земле. О том, как он падал на эту скатерть, бабушка рассказывала ещё раньше.