» День поэзии 1964 | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 17th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Николай Старшинов (1924 – 1998)

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

* * *

— В Вильнюс?
— В Вильнюс! Чего же проще!
Только стоит нам в поезд сесть…

Нас встречает литовка-тёща
И степенный литовец-тесть.

Первым делом, конечно, к внучке:
— Ой, как выросла, погляди!
— Ну, скорее иди на ручки!
— Нет, ты лучше ко мне иди!..

Тёща ей примеряет блузки,
Тесть какой-то ещё наряд.
Ну, а сами с ней всё по-русски,
Всё по-русски с ней говорят.
Мол, литовский ей неизвестен,
Мол, скорее поймёт она…
Слушал, слушал я тёщу с тестем,
А потом и сказал: — Гана! (1)

Вы минуточку помолчите,
Я вам вот что сказать хочу:
По-литовски её учите,
А по-русски я научу!..

Соловей

О чём поёшь, волшебник маленький,
О чём? — скажи, не утаи,—
Пока в твоей укромной спаленке
Птенцы не вывелись твои?

Ничто тебе любые промахи
И неустроенный твой быт,
Когда в густых кустах черёмухи
Высокий голос твой звучит.

О нет, ты не спешишь прославиться,
Как некоторые певцы…
А скоро ведь они появятся,
Твои горластые птенцы.

С утра до полночи работая,
Тебе летать, тебе искать,
Чтобы потомство желторотое
И пропитать и обласкать…

Пусть голос твой земля-кормилица
И не услышит в летний зной, –
Я знаю, песни сами выльются,
Но только будущей весной.

Как зазвенят в кустах оттаявших,
Как вспыхнут в предрассветной мгле!
Ведь знаю я, что не оставишь их,
Пока живёшь ты на земле.

И, твой весенний праздник празднуя,
С тобою грянут соловьи.
И все они — донельзя разные,
И все до одного — твои!..

———————————-
(1) Хватит! (литовск.)

автор: admin дата: 14th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Марк Лисянский (1913 – 1993)

Проводы

Мелькает девичий платочек,
Прощай, родительский приют!..
«Последний нонешний денечёк»
Уже сегодня не поют.

Гармошка пьяная не плачет,
Спит колокольчик под дугой.
Другая армия — а значит,
И паренёк совсем другой.

Перрон в осенней позолоте,
Цветы — в руках,
Цветы — вокруг.
Пришёл товарищ по работе,
Пришел твой самый первый друг.

Ты здесь в кругу напутствий, шуток,
А сердце где-то впереди.
Отец, не спавший двое суток,
Кричит:
– Счастливого пути! —

Оркестр грохочет.
Кто-то пляшет.
Твоя любовь не прячет взгляд.

И только мать в сторонке плачет,
Как триста лет тому назад.

автор: admin дата: 12th May, 2009 раздел: Стихотворение дня

Юрий Наумов

Инженеры

Забывая семейный уют,
Беспокойной доверясь натуре,
Предпочтенье они отдают
Лишь технической литературе,
Где в строке
Ни оттенков чувств,
Ни придуманной модной рифмы,
Где очкастятся кобрами цифры,
Над которыми редеет чуб…
Но сдвигает мысль рубежи
Неизведанного,
Непонятного,
О рожденье кричат чертежи
Из пелёнок белого ватмана,
И земля отдаёт руду,
Нефть вгоняет в стальные вены,
Догоняет ракета звезду,
Исчезают
Ночные смены,
И закусывают удила
Кустари всевозможных
                                  профессий,
И растут
Инженеров дела,
Поднимаются
До поэзии.

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

автор: admin дата: 12th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Роман Левин

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

* * *

Памяти Назыма Хикмета

Русские вёсны, русские зимы,
Нежные руки русской земли
На голубые глаза Назыма,
По-матерински скорбя, легли.

Прогрохотали июньским громом,
Салютуя наперебой,
Над его кумачовым гробом,
Над тревожной его судьбой.

Скулы — скалами, камень — тело,
Сердце, словно сплошной рубец,
Отработало, отболело
За миллионы людских сердец.

Одаряло любовью женщин,
Не жалело любви друзьям.
В каждом деле и в каждой вещи
Оставляя всего себя.

Ни единой фальшивой ноты!
До чего человек красив
В пекле жизни, в пылу работы
И в бою до последних сил.

Он продолжится каждой строчкой,
Что назло роковым ночам
Сквозь тюремные одиночки
Прорастали, кровоточа.

Поднимались у польских речек,
Чешских сёл, чилийских скал,
Славя клёкот турецкой речи,
Веря в Интернационал.

Принимая красное знамя
От полотнища до древка.
Не уходит поэт в изгнанье,
А уходит поэт в века.

автор: admin дата: 12th May, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Валерий Дементьев

Верный дар

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

…Никогда не забуду одного эпизода, случившегося со мной в детстве. Как-то на кухне, загромождённой шкафами, столами, керосинками и корытами, читали вслух книгу. Моя мать, работавшая в военторговской парикмахерской, любила по вечерам читать вслух соседкам и подружкам. Я ничего не помню — что это была за книга и кто её написал. Помню только своё удивление: из какого тайника, из какой невидимой прорези в стене увидел тот, кто это написал, как люди ходят, разговаривают между собою, о чем они думают, оставшись в одиночестве? Я не мог себе представить, что всё это, выражаясь академическим языком, плод творческой фантазии, и нередко, играя на полу нашей сырой огромной кухни, начинал нарочито громко говорить и смеяться: кто знает, может быть, он тоже подглядывает за мною?

Не в этом ли чистосердечном удивлении перед искусством, не в этой ли детской вере в реальность, доподлинность всего изображённого художником живёт сама поэзия?

Только когда мы как бы начисто отрешаемся от самих себя, переносимся в новый для нас мир, только тогда сочинитель имеет полное право называться поэтом. И как бы ни был на первый взгляд скромен дар этого художника, но если он обладает «ухватистой силою», если он способен вырвать нас из привычного круга привычных дел, забот, размышлений, сделать частицей собственного «я» — мы благодарны ему за это чудо перевоплощения. В этом чуде — эстетическое обаяние поэзии, секрет её воздействия на других.

————

Мне не раз приходилось перечитывать стихотворения Юрия Мошкова. Нет, не потому, что он стал признанным поэтом, и не потому, что я испытывал глубокую внутреннюю потребность, подобную той, какую мы испытываем, вновь и вновь раскрывая заветный томик Тютчева, Блока или Есенина.

Известность вязниковского поэта Юрия Мошкова вряд ли перешагнула пределы Владимирской области, да и не о соизмеримости его дарования с первоклассными талантами земли Русской идёт здесь речь. Просто за шесть лет пребывания в Литературном институте его творчество не раз было предметом коллективного обсуждения, и мне, как руководителю семинара, должно было читать стихи студента-заочника. Но я благодарен Ю. Мошкову, художнику-оформителю фабричного клуба, что он дал мне возможность понять и почувствовать его родные Вязники. Уж то, что в местном автобусе пахнет не одними лишь знаменитыми вязниковскими огурцами, но и тонко-тонко льняной кострой, мокрой пряжей, как-то задело меня. Ткацкий, фабричный городок стал отличен от десятков таких же посёлков и городков, рассыпанных по срединной России. В Вязниках на рассвете «перекликаются гудки, как петухи, разноголосо».