» Герман Гоппе | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 27th January, 2017 раздел: Русская поэзия

Я родилась ещё в советское время в Ленинграде. Так получилось, что с самого своего рождения я живу в 15 минутах ходьбы от Пискарёвского мемориального кладбища. В дошкольном и школьном возрасте родители часто водили меня в музей при мемориале. По пути до мемориала и на его территории мама много мне рассказывала про блокаду, Таню Савичеву, нормы хлеба, Дорогу Жизни, нелёгкую жизнь ленинградцев в те 900 дней. В школе мы тоже ежегодно посещали мемориал, и даже регулярно помогали наводить порядок на его территории после майских праздников. Поэтому блокадный кусочек хлеба и листочки из дневника Тани Савичевой – это то, о чём я никогда не забываю в своей благополучной жизни. Для меня 27 января особый день, один из дней памяти. Памяти человеческой.

Много писать сегодня не хочется. Помнить ведь не обязательно многословно.

Лучше напомню о книге “Седой хлеб”, с которой уже знакомила читателей блога ранее: http://poezosfera.ru/sedoj-hleb-vojna-i-blokada-glazami-poe.html

автор: admin дата: 8th September, 2009 раздел: О книгах, Поэты о войне

Седой хлеб. Война и блокада глазами поэтов-фронтовиков

Эта книга, как и многие другие, куплена всего за несколько рублей в магазине “Старой книги”. С тех пор она всегда на самой ближайшей книжной полке, всегда под рукой… И ценность её для меня велика. И сегодня, в годовщину начала блокады Ленинграда, мне хочется поделиться этим драгоценным приобретением.

“Эта книга — сплав стихов и фотографий, объединённых одной болью: все они — документы Великой Отечественной войны. А название «Седой хлеб» — память о неимоверно тяжких днях вражеской осады. Именно тогда слово «хлеб» стало для ленинградцев святыней. Поседел же он, наверное, вместе с блокадниками. Его выбелила безжалостная зима 1941/42 года с пятью снижениями суточного пайка, вплоть до 250 граммов на рабочую карточку и по 125 граммов — на все остальные.

Уже в мирные дни, в юбилейную годовщину победы, ленинградские пекари решили испечь несколько мемориальных буханок по рецепту блокадной поры. По нынешним временам легче сотворить самый изысканный торт, чем собрать все компоненты для выпечки хлеба, которому не было цены, — к небольшому количеству ржаной, овсяной, ячменной, соевой, кукурузной, солодовой муки добавляли целлюлозу, хлопковые, конопляные, льняные жмыхи, дроблёную хвою, мельничную пыль, рисовую лузгу, отсевы отрубей, вытряску из мешков. А металлические формы, чтобы буханки не прилипали, нередко смазывались соляркой. Тяжёлые, чёрные, горькие кирпичи.

«Седой хлеб» — это правда о времени, когда авторы книги, едва выйдя из мальчишеского возраста, шагнули в войну. Каждый помещенный здесь снимок добыт с боем, каждая строчка сполна оплачена частицей жизни. И не столь уж важно, что фотография — искусство моментальное, а поэзия вызревает долго: в её основе тоже — глубоко пережитые мгновения, остановленные памятью. Стихи и фотографии, собранные вместе, воспринимаются как коллективный дневник товарищей по истории, комсомольцев первого послеоктябрьского поколения”.

ПАМЯТЬ

Г. Гоппе

От памяти некуда деться,
Но память с годами добрей.
Она и блокадное детство
Старается сделать светлей.
Ей вспомнить подробнее надо
Не бомб нарастающий свист —
Таран над Таврическим садом,
Фашиста, летящего вниз.
И чудо блокадного лета
Представить во весь разворот:
Не солнцем — руками согрета,
Картошка на клумбах цветёт.
Наполнены сказочным хрустом,
Как яркие лампы видны,
Сознательно крупной капусты
На Невском проспекте кочны.
Законам, для нас неизвестным,
Она неизменно верна,
И чёрному в памяти — тесно,
А радостям — воля дана.

автор: admin дата: 21st June, 2009 раздел: Стихотворение дня

Герман Борисович Гоппе (1926 – 1999)

Причастность

Придачный ромашковый запах
Катился на запах войны.
Пути на восток и на запад
В одну колею сведены.

Толкает нас грохот железный,
Теплушки разинули рты.
Пыхтит паровоз у разъезда
И паром клокочет крутым.

Нам что, мы сидим и глазеем.
Фунт лиха не знаем почём.
— Сокровища едут музея! —
В панамке кричит старичок.

Наш главный — три шпалы в петлице —
Берёт старичка в оборот:
— Искусство не запылится,
А мальчиков Родина ждёт!

Гордыней бы сердце наполнить,
Да времени вышло в обрез.
Просверленный бомбами полдень
На нас покатился с небес.

А как мы катились с откоса
В пронзительно едком дыму.
Как вслед нам катились колёса…
Об этом теперь ни к чему.

Осколки прошли на излёте,
Но всё же не тише стрижей.
Нас поднял к пожарной работе
Старик без панамки уже.

Какое спасали искусство —
Молчат той поры времена.
Тяжёлое — точно. До хруста
Под ним прогибалась спина.

Друг другу мы пишем не часто,
А многим и вовсе нельзя
Напомнить: когда-то причастны
Мы были к искусству, друзья.

Цитируется по: Седой хлеб: Стихи/Сост. Г. Гоппе; Вступ. статья О. Сердобольского; Фото Г. Коновалова, В. Тарасевича, Д. Трахтенберга, Н. Хандогина, Б. Уткина, Н. Янова; Оформл. Э. Булатова. – Л. : Дет. лит., 1988. – 160 с., ил.

автор: admin дата: 17th February, 2009 раздел: Стихотворение дня

Герман Борисович Гоппе (1926 – 1999)

Старый дом на улице Восстания

Памяти мамы моей –
Зинаиды Константиновны

Девятнадцатый номер трамвая
Поворот совершает крутой.
Прибываю в девятое мая –
Не в победный, а в сорок второй.

Сердце сжало внезапным испугом.
Узнаю перекрёсток с трудом.
Там, где острый отсутствует угол,
Плавной линией новенький дом.

В прошлый век он вписался тактично.
Нет вины у него никакой
Пред исчезнувшим домом с кирпичной
И почти что слепого стеной.

Но к стене этой мама припала,
Прикоснулась лицом наугад.
Оставалось до булочной мало,
Как в той песне – четыре шага.

И немного совсем до крапивы,
До письма моего, до тепла.
Нет, прижалась к стене молчаливо,
Из блокады неслышно ушла.

И в наследство, в ладони разжатой,
Чью-то жизнь обещая хранить,
двадцать три на талончиках даты –
Послемамины майские дни.

…Новый дом рассиялся огнями.
Старый в сердце моём затаён.
Он стоял здесь как памятник маме.
Никакого теперь у неё.

Цитируется по: Седой хлеб: Стихи/Сост. Г. Гоппе; Вступ. статья О. Сердобольского; Фото Г. Коновалова, В. Тарасевича, Д. Трахтенберга, Н. Хандогина, Б. Уткина, Н. Янова; Оформл. Э. Булатова. – Л. : Дет. лит., 1988. – 160 с., ил.

Д. Трахтенберг.
После артобстрела.

автор: admin дата: 27th January, 2009 раздел: Стихотворение дня

Герман Борисович Гоппе (1926 – 1999)

Солдатские письма

А памяти много ли надо,
Зацепку найдёт, закружит,
Страничкам из школьных тетрадок
Вернёт опалённую жизнь…
Немыслимый груз сочинений
Лежит на страничке любой.
В них меньше всего – про сраженья,
В них чаще всего – про любовь.
И фразы смещаются в клетках,
В линейках прямых и кoсых.
И цензор военный отметку
«Проверено» ставит на них.
Отложит в особом конверте
На плотной бумаге письмо,
Поскольку известье о смерти
Проверит лишь время само.
И вновь треугольники писем
Откроют пред ним письмена…
От школьных тетрадок зависит
В тылу и на фронте страна.
А как их хватило?
Ответить
Из той неоглядной дали
Военного времени дети,
Одни только дети могли.
На тысячи судеб размножен
Ребячьих тетрадок запас.
В них всё – до весёлых обложек –
Ушло на великий рассказ.
История снова и снова
Напишет его набело.
И всё-таки главное слово
На эти странички легло.

Цитируется по: День поэзии. 1976. Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1976, 352 стр.