» Константин Ваншенкин | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 11th August, 2013 раздел: Поэты о Москве

Константин Ваншенкин

В ПЕРЕУЛОЧКЕ СТАРОЙ МОСКВЫ

В переулочке старой Москвы,
Где карниз в голубином помёте,
Иногда заплутаетесь вы,—
Что за место — не сразу поймёте.

Это, собственно, город другой.
Я глаза удивлённые вскину:
Томный кот выгибает дугой
Эластичную серую спину.

Вот солдатик смеётся легко
С мимолётной подружкой под ручку.
Что-то ей говорит на ушко,
А затем обнимает подружку.

И для бабок в платках и чепцах,
Как кино, это зрелище сладко.
Возле дома, что весь в изразцах,
Словно добрая печка-голландка.

Нам за суетность малая месть —
Мир, где так непривычно и тихо,
И не верится вовсе, что есть
Тот Арбат или, скажем, Плющиха.

Но чтоб вовсе забыть их не смог
И чтоб сам забывался не больно,
Отдалённый, но внятный шумок
К нам доносится бесперебойно.

Цитируется по: Москва лирическая. Антология одного стихотворения. М., “Моск. рабочий”, 1976. 496 стр. (Стр. 58)

автор: admin дата: 14th March, 2010 раздел: Поэзия и эпохи, Советская поэзия

* * *

Цитируется по: История русской советской поэзии 1941 – 1980. Ленинград, “Наука”, ЛО, 1984.

…Традиционный впоследствии День поэзии возник в 1955 г. Он возник как мероприятие, которое должно было помочь распродаже поэтических книг и сборников, плохо расходившихся с прилавков книжных магазинов.

Впрочем, уже до этого знаменательного дня —11 сентября 1955 г. — были проведены в студенческих клубах и Домах культуры «Вечера одного стихотворения». Обычно на них выступали несколько поэтов, читавших по очереди лучшее из своих стихотворений. Это были стихи, которые могли быть написаны не обязательно в этом году, но даже десять, пятнадцать или двадцать лет назад. (1)

В 1956 г. вышел первый коллективный сборник «День поэзии» в Москве и одновременно с ним «День поэта» в Ленинграде. «День поэзии» заменил выходившие до него сборники «Стихи 1954 года» и «Стихи 1955 года» и стал традиционным. (2) Подобные сборники начали выходить и в других городах.

День поэзии — по установившейся традиции — стал проводиться в память о прославленной пушкинской болдинской осени в октябре каждого года. Он неизменно собирает десятки тысяч любителей поэзии, уже не умещавшихся в клубах и концертных залах и заполнявших огромные стадионы.

автор: admin дата: 20th June, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Константин Bаншенкин

НЕ ПРОСТО — ЛЮБОВЬ

Цитируется по: День Поэзии 1963, “Советский писатель”, Москва, 1963, 292 стр.

Русская поэзия XX века характерна ещё тем, что в ней, как ни в какой иной национальной поэзии, удивительно ярко заблистали имена поэтов-женщин, замечательных поэтов, обладающих огромной силой лиризма, проникновенности. Поэтому уже особенно не удивляет появление у нас способных и талантливых поэтесс. За последние годы таких молодых поэтесс появилось несколько, целая, можно сказать, плеяда. У них много общего, как у поэтов одного поколения, но они и не похожи друг на друга, как истинные поэты. И заметное место среди них занимает Инна Лиснянская.

Любители и знатоки поэзии уже успели оценить её, хотя вокруг её имени не было особого шума. Кроме наблюдательности, искренности, чувства слова, проще говоря, таланта, едва ли не главная её черта — глубокая вдумчивость, серьёзное отношение к жизни, к людям. Поэзия Лиснянской, её словарь, образность мышления очень современны.

В новой книге, выпущенной «Советским писателем», много стихотворений посвящено Крайнему Северу, его людям. Поэтесса пишет об этом с нежностью.

Гудит над Арктикой антенна —
Единственное деревцо.

За этими простыми строчками встаёт целая картина, волнующая нас: люди, жадно слушающие Большую землю, живущие среди бескрайней белой равнины, где свистит вьюга, где ни кустика, ни деревца, потому что на Диксоне нет никаких садов, кроме детских садов!»

Есть книжки, из которых очень легко выбрать и процитировать лучшее (или худшее), потому что оно на виду, выделяется на общем пустынном фоне.

Есть книжки, рецензируя которые не знаешь, что процитировать: всё вроде неплохо, но как-то маловыразительно, особенно взятое отдельно.

И есть книги, где тоже затрудняешься, что же выбрать, — потому что очень уж много удачного, яркого, самобытного. Можно цитировать чуть ли не всю книгу.

автор: admin дата: 31st March, 2009 раздел: Поэты о поэзии, Советская поэзия

ПОЭЗИЯ И ЭСТРАДА

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

Константин Ваншенкин

— Я не буду объяснять, что я хотел сказать стихотворением «В поэзии — пора эстрады…»,— об этом сказано в стихах. Кроме того, Семён Трегуб очень правильно подчеркнул здесь смысл этого моего стихотворения.

Разумеется, я не против публичных выступлений поэтов, совсем нет. Но я против смещения критериев и оценок, против систематической стихийной порчи читательского вкуса. Конечно, одни поэты читают свои стихи лучше, другие — хуже. Северянин имел на эстраде успех гораздо больший, чем Блок. Но это ещё куда ни шло: всё-таки Северянин. Можно назвать очень слабых поэтов, восторженно встречаемых залом (они «умеют» читать), и поэтов замечательных, не имеющих на эстраде ни малейшего успеха. Со всем этим ещё можно было бы примириться. Ведь, слава богу, у нас есть письменность. Хуже другое.

Сейчас весьма популярны публичные выступления поэтов (повторяю, я совсем не против них). Говоря откровенно, напечататься сложнее, чем выступить устно. Иной раз слушаешь и не понимаешь: кто же это — поэт или чтец-декламатор? Он и озабочен-то, кажется, не поисками нового в своей поэтической работе, а исключительно поисками средств общения с залом.

автор: admin дата: 18th March, 2009 раздел: Из личной переписки, Поэты о поэзии

Константин Ваншенкин

ПИСЬМО ТВАРДОВСКОГО

Это одно из самых значительных писем, полученных мною в жизни, и вообще это замечательное письмо. Полагаю, что оно сыграло немалую роль в моей судьбе. Вероятно, я получил его в самый нужный момент, не позднее, чем следовало. Оно заставило остановиться, задуматься, помогло посмотреть на себя со стороны.

Конечно, я никогда не предполагал публиковать это давнее, личное письмо, но, став старше и опытней, я увидел, что оно может быть полезно не только мне одному. Это ответ на отправленную Александру Трифоновичу мою новую книжку стихов «Волны», вышедшую в самом конце 1957 года.

«Ялта, 24.1.58.

Дорогой Константин Яковлевич!

Книжку получил, прочёл всю подряд, хотя многое знал ранее. Должен сказать, что в ней просто нет плохих стихов(1)**,— в самом мимоходном стихотворении — то зоркость глаза, то мысль, то оборот,— что-нибудь — да есть. Словом, что же мне Вам говорить о том, что Вы человек талантливый, думающий, наблюдательный остро, живущий с натуральным вкусом к жизни. Это всё так. И книжка, как таковая и в целом, хороша, её будут хвалить с полным основанием. Моя ложка дегтю в бочке всеобщего (и моего тоже) признания за Вами всего того хорошего, что на-лицо,— эта ложка будет только в одном предупреждении, на которое мне дает право возраст. Вот у Вас такой продуктивный 56 год, которым помечено большинство стихотворений (кстати, зачем такой разнобой в датировании — 56— 54—57—55 и т. п.?), но я не нашёл, чтобы эта продуктивность была в плане и духе некоей генеральной думы, одержимости каким-то чувством, задачей, – поиском,— нет, всего понемногу, но в основном та же очень приятная (покамест!) любовь ко всем житейским цветам и оттенкам, готовность отозваться на всё, что идёт в душу: на снег, на дождь, на прочитанную книгу, прослушанную песенку, подмеченную подробность той или иной картины,— и отозваться хорошо, выразительно, но уже, простите меня, с некоторой набитостью руки, в малых секретах изготовления «вещиц», не плохих, даже хороших, но все уже на один покрой. Происходит это ещё от молодости, от того, что, м. б., ещё «вошь не кусала за потылицу»— не в буквальном, конечно, смысле. Но и вошь может укусить, а м. б., и кусала в личном плане, но когда она укусит в плане более объективном, будет другое дело. Один год можно посвятить, как своеобразному дневнику, таким «вещицам»-записям, но дальше — или Вы уже не захотите продолжать эти записи,— тогда — вперёд, или же научитесь ещё тонкостней и изящней их выполнять, заносить в тетрадь,— тогда дело хуже.