» Николай Рубцов | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 19th April, 2009 раздел: Воспоминания друзей, Поэты о поэтах, Советская поэзия

Глеб Горбовский

ПО НАПРАВЛЕНИЮ К РУБЦОВУ

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224 стр.

Я вспоминаю лицо Николая Рубцова. И ничего, – кроме насторожённого взгляда и тихой, мудрой усмешки, лежащей на его губах, воскресить в своей памяти не могу… Зато музыка стихов этого человека звучит во мне до сих пор. Достаточно назвать поэта по имени, мысленно вызвать его из пространства, в котором обитает сейчас его душа, и тринадцать букв (семь — имя и шесть— фамилия) чуткими гуслями стихов зарокочут в моём воображении — незамедлительно. Светлеет грусть, когда цветут цветы…

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи…
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

И вдруг — мысль: стихи Рубцова лишь для тех, кто, живя, страдал неподдельно, для сердец серьёзных, зрячих к своей и чужой боли.

И ещё: стихи Николая Рубцова поднялись в чём-то над временем, то есть — сделались пригодными как бы и для читателя прошлого века, и для меня, и для читателя будущего… «Для всех тревожных жителей земли». Естественно, что у каждого поэта — своя аудитория. У одного — большая, у другого — меньшая. Но — своя. По-разному принимают того или иного поэта читатели «интеллектуального» и «эмоционального» рядов, но — воспринимают истинную поэзию (если без лукавого) — всё одинаково. Истина неоспорима, если она истина. Истина поэтического дара Николая Рубцова с каждым годом всё неоспоримей. И это радует. Радует меня как свидетеля явления. На моих глазах поэт возник, на моих вознёсся, на моих — ушёл в небытие, оставив после себя светящийся след непридуманной, природной, как разряд грозового электричества, поэзии…

Кем он был, если не считать того, что он был — поэтом? Прежде всего — патриотом, человеком, почитавшим Родину, Россию. Это чувство высокой любви сформировало его поэтические переживания в нечто непреходящее, нетленное — в поэзию разума.

автор: admin дата: 5th February, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Николай Рубцов (1936 – 1971)

Цитируется по: День поэзии 1971. М., “Советский писатель”, 1971, 224 стр.

ФЕРАПОНТОВО

В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.
И однажды возникли из грёзы,
Из молящейся этой души,
Как трава, как вода, как берёзы,
Диво дивное в русской глуши!
И небесно-земной Дионисий,
Из соседних явившись земель,
Это дивное диво возвысил
До черты, не бывалой досель…
Неподвижно стояли деревья,
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле…

В ДОРОГЕ

Зябко в поле непросохшем,
Не с того ли детский плач
Всё настойчивей и горше?
Запоздалый и продрогший
Пролетел над нами грач.
Ты, да я, да эта крошка –
Мы одни на весь простор!
А в деревне у окошка
Ждёт некормленая кошка
И про наш не знает спор.
Твой каприз отвергнув тонко,
Вижу: гнев тебя берёт!
Наконец, как бы котёнка,
Своего схватив ребёнка,
Ты уносишься вперёд.
Ты уносишься… Куда же?
Рай там, что ли? Погляди!
В мокрых вихрях столько блажи,
Столько холода в пейзаже
С тёмным домом впереди.
Вместе мы накормим кошку!
Вместе мы затопим печь!..
Молча глядя на дорожку,
Ты решаешь понемножку,
Что игра… не стоит свеч!

автор: admin дата: 5th February, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Владимир Цыбин
Земля и жизнь

Цитируется по: День поэзии 1971. М., “Советский писатель”, 1971, 224 стр.

Стихи Дмитрия Блынского, Николая Анциферова и Николая Рубцова во многом роднит яркая, неотступная жажда жизни. Все они шли от жизни. От отзывного материнского слова. От суровой биографии своей земли.

Даже названия первых их книг перекликаютcя друг с другом. «Иду с полей» называлась первая книга стихов Дмитрия Блынского. «3везда полей» – Николая Рубцова, хотя книга Рyбцова вышла почти на десять лет позже книги Дмитрия Блынского.

Дмитрий Блынский пришёл в поэзию с родной Орловщины. Он знал, с чем он пришёл. Он гордился своей родословной. Тем, что стихи его написаны не в стенах городской квартиры, а на просторах орловских полей:

Что принёс я с собой? На ладонях мозоли,
3апах лопнувших почек с весенних берёз
Да тетрадку стихов, где-то сложенных в поле,
Где-то сложенных в поле, в жару и мороз.

Эти строки как-то неожиданно и радостно напомнили нам о молодом Есенине, о первых его стихах. О той «печали полей», певцом которой, по выражению Горького, был Сeргей Есенин.

Я, как пахарь, их видел под лeмехом плуга,
Как пастух, я встречал их в глазах у телят,
Даже вьюга, бездушная колкая вьюга,
Мне стихами орёт так, что уши болят.

Так бесхитростно-горделиво чувствовал Дмитрий Блынский кровную связь своей поэзии с той землёй, которая родила его и певцом которой так страстно он стремился быть..

В Москве один за другим, начиная с 1958 года, появляются его сборники. Всего их вышло пять. Больше он написать не успел. Нелепая и неожиданная смерть оторвала его от жизни в октябре 1965 года.

автор: admin дата: 22nd December, 2008 раздел: Воспоминания друзей, Советская поэзия

Сергей Макаров
«МЫ БУКВЫ ИЗУЧИМ…»

Из воспоминаний о Николае Рубцове

Цитируется по: День поэзии. 1976. Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1976, 352 стр.

Теперь, когда стихи Николая Рубцоаа получили широкое признание и любовь ценителей русской поэзии, интерес к личности поэта поистине огромен. Известно не так уж много фактов из его жизни. В своих .воспоминаниях я коснусь только некоторых…

Впервые я увидел Николая Рубцова на Моховой, 20, в редакции журнала «Звезда». В марте 1962 года состоялась встреча молодых ленинградских поэтов с коллективом работников журнала, готовился номер со стихами молодых. Вечер открыл главный редактор «Звезды» Г. К. Холопов, в жюри сидели: заведующий отделом поэзии А. Я. Решетов, заместитель редактора П. В. Жур, поэт Н. Н. Кутов.

Рубцов выступил в конце этого необычного для многих из нас вечера, когда :поэты подустали читать свои стихи, а члены жюри — слушать. Николай тогда особого впечатления, не произвёл, стихи он читал несколько иронического плана. Мне запомнилось одно его стихотворение, в котором сам автор выделил интонационными паузами строку:

И покачал кудрявой головой, —

и склонил свою лысеющую голову.

Вторая наша встреча случилась осенью того же года: мы вместе поступали в Литературный институт А.М. Горького в Москве. Прошли творческий конкурс, сдали вступительные экзамены, набрали проходной балл и были зачислены на дневное отделение. На первом курсе мы были двое из ленинградцев, поэтому, естественно, и поселились в одной комнате в общежитии. Первокурсники жили по двое в комнате, и это было удобно для занятий и творчества.

Примерно через месяц после начала занятий Николай сказал мне: «Не буду изучать я этот немецкий язык. Не идёт он у меня…» Оказалось, что Рубцов минувшим летом сдал экстерном экзамены за полный курс средней школы, а иностранный язык и для аттестата, и при поступлении в институт сдавал, имея о нём довольно-таки смутное представление. Но — сдавал!