» Поэты о поэзии | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 4th October, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Анкета Дня поэзии:

«Что вы думаете о народности поэзии, о возросшем интересе к национальным и классическим традициям в сегодняшней поэзии и каковы, на ваш взгляд, противоречия этого процесса?»

Нам отвечают: Л. Аннинский, В. Гусев, Е. Ермилова, В. Кожинов, Д. Ковалев, С. Лесневский, А. Михайлов, И. Мотяшов, Е. Осетров, Д. Стариков, А. Тарковский, А. Яшин.

Станислав Лесневский

«Есть божий суд», — сказал поэт, но верил он не в бога, а в справедливость, в возмездие. «Без божества, без вдохновенья» невозможны ни любовь, ни искусство, а сегодня так сильна жажда высокого, непреложного, подлинного. Вовсе не церковного, религиозного бога, а святое, возвышенное, нерушимое — Родину, Народ, Человека — имел в виду Горький, когда обличал дельцов от литературы: «Без веры во что-либо, без бога и совести, без определённого взгляда на дело жизни, — им всё равно, о чём ни писать…»

Кажется, нет такой семьи в России, в которой не читали бы Сергея Есенина. Войдите в любой дом и спросите, за что любят Есенина. За доброту, за совестливость, за пронзительную песенность или за то, что он родной, русский?.. Невозможно разорвать всё это, не разорвав сердце есенинской поэзии.

«Стихи, корнями вросшие в русское сердце», стихи, которые, по слову Блока, «не вырвешь иначе, как с кровью», — это ли не проявление народности в поэзии? Интересно, что к таким стихам Блок относил и песню «Отречёмся от старого мира…». Песню эту написал Петр Лаврович Лавров, автор известных в своё время «Исторических писем», член I Интернационала, человек, который прислал послание «От русских социалистов на могилу Карла Маркса»…

Всем сказанным хотелось лишь напомнить: кто предаёт хоть один из источников народного самосознания, тот умаляет и народность.

Александр Михайлов

Возрастающий интерес к национальным традициям в поэзии объясняется двумя причинами: во-первых, стремлением к устойчивым формата эстетических ценностей, добытых опытом многих десятилетий и даже столетий; во-вторых, реакцией на претенциозные «новации», не подкреплённые талантом.

автор: admin дата: 3rd October, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Анкета Дня поэзии:

«Что вы думаете о народности поэзии, о возросшем интересе к национальным и классическим традициям в сегодняшней поэзии и каковы, на ваш взгляд, противоречия этого процесса?»

Нам отвечают: Л. Аннинский, В. Гусев, Е. Ермилова, В. Кожинов, Д. Ковалёв, С. Лесневский, А. Михайлов, И. Мотяшов, Е. Осетров, Д. Стариков, А. Тарковский, А. Яшин.

Дмитрий Ковалёв

Очень чутка поэзия к течению жизни, к движениям её атмосферных масс, никогда не зависящих от лёгких дуновений. И вот где-то здесь, по-моему, в сердцевине всего этого, кроется двигательная сила народных традиций поэзии, её национального своеобразия, которое так едино с народностью, что их и разделить немыслимо, не разрушив, не повредив живой ткани. И поскольку у каждого народа своё, неповторимое во времени, а человеческое присуще всем человекам, составляющим всякий народ, то именно в неповторимом и чувствуют люди больше всего общее. И впрямь — интересно ли мне читать французского поэта, в котором я не почувствую француза, с его тонкой остроумностью, и не только: именно у него мне особенно приятно, в нём самом находить и себя и своё — и это есть общечеловечное. Революционность в самой крови — ну как она может быть не родной человеку, в стране которого революция ленинской, победившей стала?.. Так вот о традициях: дико, но факт — уже даже привыкли и механически произносим: «Ах, это традиционно» — в смысле не ново, просто бездарно, если называть вещи своими именами. Даже бранным словом стало это «традиционно». Куда уж!.. И якобы это антиподы — традиционность и новаторство; простите, если некоторые несть числа «новаторы» приняли за своего противника такого сорта «традиционность», то и сами они, видать, не далеко ушли: по воину и противник. Между тем традиционными спокон веку становились только те поэты, которые были изнутри, из корня новаторами. Так и во всём. Неспроста же: суворовские традиции, наконец, ленинские, революционные, пушкинские, некрасовские, блоковские, есенинские, маяковские… Кто их продолжал — не стали традиционными. Как не стали и те, кто во что бы то ни стало расшатывал всё, что они укрепляли, и во что бы то ни стало делал всё непохоже, даже нарочито наоборот. У тех обычно получалось наоборот с известностью и, наконец, со славой. Они шумели в юности, которая, жаль, скоро проходит, а вместе с нею и шум. Сколько их уже объявлялось гениями, даже на мировой арене! Сколько уже на моей памяти объявленных новейшими знаменитостями на глазах перестали быть таковыми. Остаются вечно молодыми старые мастера. Старое, но грозное оружие!..

автор: admin дата: 2nd October, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Анкета Дня поэзии:

«Что вы думаете о народности поэзии, о возросшем интересе к национальным и классическим традициям в сегодняшней поэзии и каковы, на ваш взгляд, противоречия этого процесса?»

Нам отвечают: Л. Аннинский, В. Гусев, Е. Ермилова, В. Кожинов, Д. Ковалев, С. Лесневский, А. Михайлов, И. Мотяшов, Е. Осетров, Д. Стариков, А. Тарковский, А. Яшин.

Лев Аннинский

Думаю, что возросший интерес к народным истокам поэзии, к её национальным корням и давним традициям надо объяснять от противного. Вся эта тяга к корням и истокам есть неизбежная и долгожданная реакция на безличную модернизацию поэзии, на её волевое бездушие, на её духовную неприкаянность, на её рассудочную расщеплённость и модную «космическую» экзальтацию. Тяга к корням и простоте, к добру и дому — это попытка преодолеть то безличное раздражение, которое испытывает чужой среди чужих, — одним словом, это попытка уйти от стандартов и стереотипов.

К сожалению, это движение, вызванное духовными запросами, вынуждено пользоваться давней колеёй, укатанной не лучшими эпигонами славянофильства довольно поздней эпохи. Это всё очень печально: бегство на лоно и даже «борьба» самых отважных опрощенцев с современной архитектурой. Печально, потому что такого рода «сложности и противоречия» в российской традиции не новость, и соблазн решить духовные проблемы социально-географическим путём испытывался не раз и, так сказать, в обе стороны… с одним и тем же результатом: новой безличной доктриной. Переезжая в избу и переодеваясь, всё равно ведь не избавляешься от жажды личностного достоинства.

Что делать? По мере сил освобождать эту жажду от её превратных форм. Ибо в основе — святое желание человека найти точку опоры на этой земле.

Владимир Гусев

ПОНЯТИЯ НЕ СТАТИЧНЫ

Народность — важная категория, а для русской литературы во все её времена — важнейшая. Вопрос не в том, народность или не народность, а в том, как понимать самую народность. Сто с лишним лет назад было сказано, что народность — не в описании сарафана, а в выражении духа народа. Но что делать, если многие и до сей поры требуют сарафана. И это не так уж глупо и безобидно — это уводит в сторону от реальных проблем деревни и вообще — народной жизни…

Народность – понятие не статическое, а динамическое. Неизменна сама категория народности, но меняется её содержание — оно конкретно и исторично. Если народность, грубо говоря, лишь в крестьянских корнях и песенном фольклоре — то «как быть» с Ахматовой, Заболоцким, Мартыновым и ещё десятком поэтов пятидесятых — шестидесятых… Не погибнет ли с голоду и сама «народность», лишившись этих имён?..

В прошлом веке кроме народника Михайловского и славянофила Аксакова были ещё Толстой, Достоевский и Чехов. Они-то, прежде всего, и выражали дух народа, а не только временные политические страсти. Они-то и двигали «ввысь и вперёд» искусство России.

автор: admin дата: 6th September, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Олег Брейтшпрехер

* * *

Сложу в чемодан гардероб небогатый,
Томик Блока,
Тетрадку стихов.
Чмокну маму.
Из Ленинграда
Махну самолётом на Дальний Восток.
Дни понесутся,
За вахтой — вахта,
Приходы, отходы,
Погрузка, разгрузка.
Находка — Анадырь,
Туда и обратно,
Пролив Лаперуза
И остров Русский.
Забыта на дне чемодана тетрадка,
Наполовину пустая.
Из томика Блока
Торчит закладка —
Страница двадцать шестая…
Будут глаза краснеть от бессонницы,
Будет ворчать капитан сердито,
Но время пришло —
На бумагу просятся
Образы, краски, рифмы, ритмы.
О трудных буднях и радости встречи,
О людях, бросающих вызов стихиям,
О бронзоволицых,
Широкоплечих,
О людях моря
Пишу стихи я.

Цитируется по: Маяк. Стихи. Стихи поэтов ЛО ленинградского Дворца Культуры моряков.Лениздат, 1967.

автор: admin дата: 2nd September, 2009 раздел: Поэты о поэзии

Алексис Парнис

ЗАМЕТКИ. СТИХОТВОРЕНИЯ

Цитируется по: “День Поэзии. 1960?, Советский писатель, Москва, 1960.

Что вам больше нравится — свободный стих или рифмованный?

Как будто спрашивают: что вам больше нравится — открытое свободное море или дисциплинированное сдержанное море в канале, например Суэцком или Панамском?

Мне нравятся волны свободного моря, эти необузданные дети природы, эти вечные кочевники, которые, как романтические цыганы Пушкина, перемещаются туда, куда их толкает ветер и жажда скитаний.

Но мне нравятся и дисциплинированные волны канала, эти неустанные труженики, подчинённые воле человеческого ума.

Мне нравятся и те и другие, лишь бы они — и моря и волны — были настоящими, потому что существуют каналы с берегами, одетыми в гранит, но давно уже пересохшие, как существуют стихи, в которых есть рифма, есть ритм, но нет поэзии, нет душевного взлёта, образов, идей.
Поэзия, эта огромная лирическая держава, распространяющая свою власть на все века, обнимающая все племена и народы, имеет право требовать от своих солдат, от поэтов, больше выдержки и твёрдости духа.

Ведь поэзия — это борьба.

Мне кажется совершенно необоснованной мысль об отставании современной поэзии от технических достижений нашего века. Просто поэзия двигается всегда своим медленным, но верным и испытанным шагом. Действительно, существование спутника стало известным всему миру всего за один день. Но «Илиада» Гомера остается ещё неизвестной во многих уголках земного шара. «Евгений Онегин» стал известен во многих азиатских республиках только в годы советской власти. Самолет «Ту-104» всего два часа летел, скажем, до Праги и сразу же стал доступен обозрению тысяч людей. Но если бы этот самолёт вёз на борту самую великолепную книгу нашего времени, то двух часов не хватило бы, чтобы ознакомить с нею столько народу,— ведь её пришлось бы ещё переводить на разные языки.

Когда появился пароход, он постепенно вытеснил парусники, превратив их в музейную редкость. Теперь атомные корабли будут постепенно вытеснять пароходы. И так будет бесконечно. Но более близкий к нам Шекспир не вытеснил Гомера. И в свою очередь ещё более близкий к нам Пушкин никогда не вытеснит Шекспира. С появлением Чехова Мопассан не превратился в музейный экспонат. С появлением Есенина не утратил своего величия Петефи.