» Русская поэзия | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 24th September, 2009 раздел: Русская поэзия, Русский сонет

Юрий Никандрович Верховский

ПОЛЁТ

1. ДЭДАЛ

Приди ко мне, возлюбленный Икар.
Вот — я решил великую задачу!
И празднеством я этот день означу;
Прими же крылья — мой бесценный дар.

Теперь в мечтах о родине не плачу:
Минос могуч, я — немощен и стар;
Но злу нанёс решающий удар.
Даров свободы втуне не истрачу.

О верь мне, сын. Недаром твой Дэдал
Познал страду творящего усилья
И всем богам молился и рыдал.

Почувствовал и в этой сказке быль я;
Благого неба тайну угадал —
И создал ныне царственные крылья.

2. ИКАР

Люблю полёт ночной — при свете звёзд.
Летя, прельщусь то этой, то другою —
Меж нами встанет лёгкою дугою
Невидимый — и достижимый мост.

Но только дню всю душу я раскрою.
Безгранный мир величествен и прост;
Я в крыльях чую жизнь, порыв и рост,
Я увлечён их мощью, как игрою.

А иногда, разнежен и ленив,
Спустившись низко, плавно пролетаю
Над гладью вод, над ширью рощ и нив,—

И вдруг, пронзая облачную стаю,
Взвиваюсь ввысь — и, глаз не заслонив,
Гляжу на солнце — и смеюсь, и таю.

автор: admin дата: 24th September, 2009 раздел: Русская поэзия, Русский сонет

Юрий Никандрович Верховский

Верховский Юрий Никандрович (1878 – 1956). Поэт, переводчик, литературовед. Был близок к символистам. Как учёный известен работами по поэзии пушкинского времени. В годы Великой Отечественной войны писал патриотические стихотворения, собранные в 1943 г. в сборник «Будет так».

СОНЕТЫ

Вячеславу Иванову — мастеру сонета

ДЕВА-ПТИЦА

1

В прозрачный час передрассветно-синий
Я деву-птицу тайно стерегу,
На матовом жемчужном берегу
Вдыхая трепет лилий и глициний.

Святую дрожь я в сердце сберегу.
Она близка, и крыльев блеск павлиний
Меня слепит игрой цветов и линий
Всецветный рай на брезжущем лугу.

В венцах лучей — сияющие пятна,
В алмазных брызгах — трепетные перья,—
И вещий взор мне таинства раскрыл:

В рассветный миг бесчарна и понятна
Святая грань заклятого преддверья,—
Жду радужных объятий райских крыл!

2

Когда потускнут крылья девы-птицы
И в белом утре явен каждый блик,—
Я вижу гордый побледневший лик,
Властительный и строгий лик царицы.

До ужаса он явствен и велик,—
И дрогнули ревнивые ресницы,
И засинели вещие зарницы,—
В душе дрожит порыва сжатый крик.

Миры чудес в тени бровей — глубоки,
Покой чела младенчески-прелестен:
И грёз, и постижений — без границ.

Под влагою истомной поволоки
Невестный взор так тихо неневестен —
И перед ним душа поверглась ниц.

автор: admin дата: 24th September, 2009 раздел: Русская поэзия, Русский сонет

Борис Александрович Садовской (1881 – 152).

Борис Александрович Садовской. Поэт, прозаик, литературный критик. Печататься начал с 1901 г. Был близок к символистам, но вместе с тем очевидны его творческие связи с классической поэзией XIX в.

ПОЛЁТ СОКОЛА

Всего прекрасней — сокола полёт.
Я полюбил следить за ним часами,
Когда, дрожа и трепеща крылами,
На краткий миг он в воздухе замрёт.

Горд красотой и вечно одинок,
Как молния, сверкающим изломом
Он мчится в горы, где ревёт поток,
Где древний дуб поник, спалённый громом.

В изгибе крыл, в прямой стреле хвоста
Идея красоты,— она проста:
В гармонии аккорда нет согласней.

Я красоту люблю в стихе, в цветах,
В наряде жён, в улыбках, в облаках,
Но сокола полёт — всего прекрасней.

1905

НЕТОПЫРЬ

Давно ли, радостный, беспечный нетопырь,
В прозрачных сумерках взвиваясь над лугами,
Я мчался при луне в нагорный монастырь
И в башне у часов скользил, крича, кругами?

Крылами чуткими касался медных гирь
И, падая в обрыв, стремился берегами,
Чтоб к утру, чуть рассвет зальёт багрянцем ширь,
В пещерной мгле дремать, повиснув вверх ногами?

Ах, эти дни прошли! Враждебною рукой
Я взят в полдневный час. Нарушен мой покой,
И вот распластан я под клеткою железной.

Порывы тонких крыл удерживает сеть.
Судьбой мне не дано ни мчаться, ни висеть.
Внимаю в пустоте зов жизни бесполезной.

1909

автор: admin дата: 22nd September, 2009 раздел: Русская поэзия, Русский сонет

М.Ю.Лермонтов (1814 – 1841)

ЗАБЛУЖДЕНИЕ КУПИДОНА

Однажды женщины Эрота отодрали;
Досадой раздражён, упрямое дитя,
Напрягши грозный лук и за обиду мстя,
Не смея к женщинам, к нам ярость острой стали.
Не слушая мольбы усерднейшей, стремит.
Ваш подлый род один! — безумный говорит.

С тех пор-то женщина любви не знает!..
И точно как рабов считает нас она…
Так в наказаниях всегда почти бывает:
Которые смирней, на тех падёт вина!..

1828

* * *

Гроза шумит в морях с конца в конец.
Корабль летит по воле бурных вод,
Один на нём спокоен лишь пловец,
Чело печать глубоких дум несёт,
Угасший взор на тучи устремлён —
Не ведают, ни кто, ни что здесь он!..

Конечно, он живал между людей
И знает жизнь от сердца своего;
Крик ужаса, моленья, скрып снастей
Не трогают молчания его.

1830

автор: admin дата: 22nd September, 2009 раздел: Немного теории, Русская поэзия

Владимир Совалин

Цитируется по: Русский сонет: XVIII – начало XX века/Послесловие и примеч. Совалина В.С.; Сост. В.С. Совалина и Л.О. Великановой. – М.: Моск. рабочий, 1983. – 557 с. – (Однотомники классич. лит.).

С начала XVIII века русская поэзия, имевшая глубокие национальные корни, всё более вступала во взаимодействие с поэзией европейской. Сказалось это и в восприятии правил классицизма, и в освоении отдельных жанров и форм поэзии. В 1735 году В. К. Тредиаковский в «Новом и кратком способе к сложению российских стихов» «намерился… переложить… в пример героического нашего стиха некоторый сонет, переведённый с французского». То был сонет Жака де Барро, переведённый неизвестным автором силлабическим стихом ещё в 1732 году. На этот раз Тредиаковский перевёл его тонизированным стихом, сохранившим остаточные явления силлабики, что позволяет думать об авторстве Тредиаковского и в первом случае. Вслед за Тредиаковским к сонету обратился А. П. Сумароков, начав с переводов Пауля Флеминга. В сонетах Сумароков размышляет о смысле человеческой жизни, о быстротечности всего живого, говорит о любви к родине, передаёт душевные переживания отчаявшегося человека.

Из всех поэтов XVIII века наибольший интерес к сонету проявил А. А. Ржевский. Он пытался расширить возможности устойчивой формы: пробует писать «на рифмы, заданные наперёд»; разделяет строку и как бы создаёт двойной сонет, заключающий в себе три разные мысли. Среди сонетов XVIII века встречаются и такие, которые соединяют в себе признаки разных жанров: у А. А. Ржевского — сонет-мадригал, у М. М. Хераскова — сонет-эпитафия. Есть сонеты, выполняющие функции послания по различным поводам.

В сонетах М. Н. Муравьёва легко прослеживается отклонение от норм классицизма, переход к сентименталистскому восприятию действительности («Сонет на возвращение весны», «Возвращение весны» и др.).

В самом начале XIX в. в творчестве Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, А. Е. Измайлова сонет не занял сколько-нибудь значительного места. В 20-е годы XIX века сонеты писали П. А. Катенин, A. А. Дельвиг, Д. В. Веневитинов, Н. М. Языков, А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский, В. К. Кюхельбекер и другие. Пробуждение общественной мысли, распространение свободолюбивых идей, связанное с движением декабристов, наложило свой отпечаток на сонеты Катенина, Веневитинова, Кюхельбекера. Так, Кюхельбекер, используя библейские и античные сюжеты, в сонетах передавал своё трагическое настроение после разгрома восстания декабристов. И всё же поэт не поддаётся пессимизму, он представляет поэта гражданином, борцом за свободу и независимость человеческой личности. Д. В. Веневитинов и B. И. Туманский писали об освобождении Греции, П. П. Ершов и Л. А. Якубович — о героическом прошлом России, М. Д. Деларю в трёх сонетах высказал своё восторженное отношение к поэзии Г. Р. Державина. Так расширялся тематический круг сонетной формы.