» Сергей Наровчатов | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 1st May, 2009 раздел: Стихотворение дня

Сергей Наровчатов (1919 – 1981)

ЗЕЛЁНЫЕ ДВОРЫ

На улицах Москвы разлук не видят встречи,
Разлук не узнают бульвары и мосты.
Слепой дорогой встреч я шёл в Замоскворечье,
Я шёл в толпе разлук по улицам Москвы.

Со всех сторон я слышал ровный шорох,
Угрюмый шум забвений и утрат.
И было им, как мне, давно за сорок,
И был я им давным-давно не рад.

Июльский день был жарок, бел и гулок,
Дышали тяжко окна и дворы.
На Пятницкой свернул я в переулок,
Толпу разлук оставив до поры.

Лишь тень моя составила мне пару,
Чуть наискось и впереди меня,
Шурша, бежала тень по тротуару,
Спасаясь от губительного дня.

Шаги пошли уже за третью сотню,
Мы миновали каменный забор,
Как вдруг она метнулась в подворотню,
И я за ней прошёл в зелёный двор.

автор: admin дата: 1st May, 2009 раздел: Советская поэзия

Ольга Грудцова

В КОЛЬЦЕ РАЗЛУК И ВСТРЕЧ

Цитируется по: День поэзии 1972. М., “Советский писатель”, 1972, 288 стр.

О чём написано стихотворение Сергея Наровчатова «Зелёные дворы»? Совсем не просто ответить на такой вопрос. Истинно художественное произведение никогда не однозначно. И чем больше в нём поэзии, тем  труднее  его пересказать.

В стихотворении лирико-философские размышления героя перемежаются с эпическим мотивом. Герой ходит по улицам, по зелёным дворам, думает о жизни человека, об ушедшей молодости, о войнах, несущих с собой расставания, переносится в прошлое Москвы, перед ним предстают сцены из разных веков… Он видит и будущее — в образе дерзко отстранившего его юнца.
Чтобы ввести мотив исторических войн, поэт избрал своеобразный прием, он обратился к Третьяковской галерее, которая угадывается в старинном тереме, скрывшемся в листве.

Но не к развешанным в музее картинам обращается Наровчатов, изображая сцены прощанья воинов с возлюбленными, а к своему воображению, воспоминаниям, думам о своей судьбе, о встречах и разлуках с любимыми… Пережитое своеобразно преломляется, воплощается в образах из современности и далекого прошлого.

«Зелёные дворы» пронизывает мысль о том, что человек живёт встречами, не думая о подстерегающих его утратах.

На улицах Москвы разлук не видят встречи,
Разлук не узнают бульвары и мосты.
Слепой дорогой встреч я шёл в Замоскворечье.
Я шёл в толпе разлук по улицам Москвы.

Этой строфой открывается стихотворение и ею же завершается. Она как бы обрамляет стихи, подчёркивая их сокровенную суть, Почему в стихотворении много глаголов? Здесь всё в движении. Герой шагает по дворам, перед его взором одна картина сменяет другую, движутся его мысли и чувства… Эпитетов сравнительно мало, сказуемое вытесняет прилагательные. Но вдруг поражает ёмкий эпитет; необычное сочетание слов: «закрыв лицо тяжёлыми руками». Оно придаёт новый смысл обороту речи, и горечь героя ощущается острее. Останавливает внимание и неожиданное наречие: «шурша бежала тень по тротуару». Выразительный перенос (шуршит не тень, а листья под ногами героя) помогает увидеть картину, услышать шорох листвы на асфальте.

автор: admin дата: 18th December, 2008 раздел: Воспоминания друзей, Поэты о поэтах, Советская поэзия

Сергей Наровчатов
О Павле Когане

Цитируется по: Коган П.Д. Гроза: Стихи. – М.: Советский писатель, 1989. – 176 с.

с.41-44

Павел Коган за время своей короткой жизни не увидел в печати ни одного стихотворения, подписанного его именем.

Он погиб в страдные дни 1942 года под Новороссийском, возглавляя поиск разведчиков. В рост пошёл он на пули, так же как в рост шёл он по жизни. Ведь и вся его жизнь была внутренней подготовкой к подвигу.

Московские поэты моего поколения хорошо помнят сухощавого и угловатого юношу, удивительно жизнелюбивого и страстного в своих жестах и суждениях. Из-под густых, сросшихся бровей пытливо и оценивающе глядели на собеседника глубоко запавшие каре-зелёные глаза. У него была поразительная память. Он знал наизусть не десятки, а сотни стихотворений самых разных поэтов, не считая своих собственных. Читал он их всегда вдохновенно, но особенно взволнованно звучал его голос тогда, когда он читал стихи, близкие ему по духу. Это были стихи, осмысляющие время. Не ошибусь, если скажу, что он жил поэзией. И разумеется, в этом слове он заключал не просто стихотворчество, но всю свою жизнь, свое отношение к судьбам поколения.

Все мы в конце тридцатых годов жили ощущением надвигающейся войны, смертельной схватки с фашизмом. Этим ощущением проникнуто и творчество П. Когана. От имени «лобастых мальчиков невиданной революции», «в двадцать лет внесенных в смертные реляции» (эти строки оказались горестно пророческими), он пишет свои юношеские стихи:

Я слушаю далёкий грохот.
Подпочвенный, неясный гуд,
Там подымается эпоха,
И я патроны берегу.
Я крепко берегу их к бою.
Так дай мне мужество в боях,
Ведь если бой, то я с тобою,
Эпоха громная моя.

Разумеется, не всё равноценно в творчестве Павла Когана. В ряде стихов читатель ощутит явственные влияния Блока и Багрицкого, Тихонова и Сельвинского. Но ведь не надо забывать, что эти стихи были написаны юношей в шестнадцать — двадцать лет и учителей он себе выбирал поистине хороших. Самобытный же его талант, развитие которого так трагически было прервано, ощущается в каждой строчке лучших его стихов.