» Вадим Шефнер. Стихотворения из книги “Цветные стёкла”. Часть шестая, часть седьмая | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 30th November, 2010 раздел: Стихотворения

Вадим Шефнер

Цитируется по: Шефнер Вадим Сергеевич. Цветные стёкла. Стихи. Л., “Дет. лит.”, 1974

Часть первая (стр. 7-19): http://poezosfera.ru/?p=3478
Часть вторая, часть третья (стр. 21 – 47): http://poezosfera.ru/?p=3480
Часть четвёртая, часть пятая (стр. 49-81): http://poezosfera.ru/?p=3492

Стр. 83 – 103

VI

ВОИН

Заплакала и встала у порога,
А воин, сев на чёрного коня,
Промолвил тихо: «Далека дорога.
Но я вернусь. Не забывай меня».

Минуя поражения и беды,
Тропой войны судьба его вела,
И шла война, и в день большой победы
Его пронзила острая стрела.

Средь боевых друзей — их вождь недавний —
Он умирал, не веруя в беду, —
И кто-то выбил на могильном камне
Слова, произнесённые в бреду.

…………………………………………..

Чертополохом поросла могила,
Забыты прежних воинов дела,
И девушка сперва о нём забыла,
Потом состарилась и умерла.

Но, в сером камне выбитые, строго
На склоне ослепительного дня
Горят слова: «Пусть далека дорога.
Но я вернусь. Не забывай меня».

1939

ОРФЕЙ

Глядя в будущий век, так тревожно ты, сердце, не бейся:
Ты умрёшь, но любовь на Земле никогда не умрёт.
За своей Эвридикой, погибшей в космическом рейсе,
Огнекрылый Орфей отправляется в звёздный полёт.

Он в пластмассу одет, он в сверхтвёрдые сплавы закован,
И на счётных машинах его программирован путь, —
Но любовь есть любовь, и подвластен он древним законам,
И от техники мудрой печаль не легчает ничуть.

И, сойдя на планете неведомой, страшной и дивной,
Неземным бездорожьем с мечтою земною своей
Он шагает в Аид, передатчик включив портативный,
И зовёт Эвридику, и песню слагает о ней.

Вкруг него подчинённо нездешние звери толпятся,
Трёхголовая тварь перепончатым машет крылом,
И со счётчиком Гейгера в ад внеземных радиаций
Сквозь леса из кристаллов он держит свой путь напролом.

… Два зелёные солнца, пылая, встают на рассвете,
Голубое ущелье безгрешной полно тишиной, —
И в тоске и надежде идёт по далёкой планете
Песнопевец Орфей, окрылённый любовью земной.

1961

НЕИЗВЕСТНЫЕ

Там, где стоит вон тот кирпичный старый дом,
Сто лет назад тропинка узкая струилась,
И кто-нибудь кого-то ждал на месте том,
Напрасно ждал — и всё забылось, всё забылось.

Где трансформаторная будка на углу,
Когда-то кто-то у калитки приоткрытой
Расстался с кем-то и шагнул в ночную мглу,
И слёзы лил — и всё забыто, всё забыто.

Мы их не встретим, не увидим никогда,
Они ушли — и отзвучало всё, что было.
Их без осадка, без следа и без суда
В себе стремительная вечность растворила.

Но в дни, когда душа от радости пьяна
И ей во времени своём от счастья тесно,
Она вторгается в былые времена,
На праздник свой она скликает неизвестных.

И на асфальте вырастает дивный сад,
И всем ушедшим, всем забытым воздаётся —
И чьи-то лёгкие шаги вдали звучат,
И у калитки смех счастливый раздаётся.

1971

СТЕНЫ ДВОРОВ

1

Загляну в знакомый двор,
Как в забытый сон.
Я здесь не был с давних пор,
С молодых времён.

Над поленницами дров
Вдоль сырой стены
Карты сказочных миров
Запечатлены.

Эти стены много лет
На себе хранят
То, о чём забыл проспект
И забыл фасад.

Знаки счастья и беды,
Память давних лет —
Детских мячиков следы
И бомбёжки след.

2

Ленинградские дворы,
Сорок первый год,
Холостяцкие пиры,
Скрип ночных ворот.

Но взывают рупора,
Поезда трубят, —
Не пора ли со двора
В райвоенкомат!

Что там плачет у ворот
Девушка одна?
— Верь мне, года не пройдёт —
Кончится война.

Как вернусь я через год —
Выглянь из окна.

Мы с победою придём
В этот старый дом,
Патефоны заведём,
Сходим за вином.

3

Здравствуй, двор, прощай, война.
Сорок пятый год.
Только что же у окна
Девушка не ждёт?

Чья-то комната во мгле,
И закрыта дверь.
Ты её на всей земле
Не найдёшь теперь.

Карты сказочных планет
Смотрят со стены,
Но на них — осколков след,
Клинопись войны.

4

Старый двор, забытый сон,
Ласточек полёт,
На окне магнитофон
Про любовь поёт.

Над поленницами дров
Бережёт стена
Карты призрачных миров,
Ливней письмена.

И струится в старый двор
Предвечерний свет…
Всё — как было с давних пор,
Но кого-то нет.

Чьих-то лёгоньких шагов
Затерялся след
У далёких берегов
Сказочных планет.

Средь неведомых лугов,
В вечной тишине…
Тени лёгких облаков
Пляшут на стене.

1963

* * *

Нас женщины в путь провожают
Порой на года, на года
И словно заранее знают,
Где нас ожидает беда.

Негромкие их наставленья,
Улыбки встревоженных лиц
За нами летят в отдаленье,
Как стая невидимых птиц.

Где помощи нет ниоткуда,
Где ждёт нас последняя тьма,
Порой совершается чудо,
Опасность уходит сама.

Она за крутым поворотом
Скрывается, нас не губя,
Как будто вспугнул её кто-то
Иль принял её на себя.

И снова ночные скрижали
Струят утешительный свет.
А тех, кто нас в путь провожали,
Быть может, в живых уже нет.

1966

НА ОСЕННЕМ РАССВЕТЕ

На осеннем рассвете в туман ковыляет дорога,
Оловянные лужи мерцают у дачных оград,
Над опавшей осиной мигает звезда-недотрога,
И на тёмных кустах полотенца тумана висят.

Как грустна и просторна земля на осеннем рассвете!
Сам не верю сейчас, в этой сонной предутренней мгле,
Что нашёл я тебя на такой необъятной планете,
Что вдвоём мы идём по прекрасной осенней земле.

1957

СЛЁЗЫ

Редко от радости плачем мы.
Может, один лишь раз
Радость у горя берёт взаймы
Слёзы в счастливый час.

Ветер шуршит весенней листвой,
Утро зовёт в поход.
Радость — честна, радость с лихвой
Горю свой долг вернёт.

Но на пороге дальней зимы,
Всё испытав всерьёз,
Слёзы счастливые вспомним мы —
Горьких не вспомним слёз.

1959

* * *

Хорошо и привольно на свете,
Только мало мне жизни одной.
Ожидай через пару столетий
Вот на этой полянке лесной.

Выйду я, молодой и пригожий,
Из чащобы с берданкой в руках,
В сапогах небракованной кожи
И с подковками на каблуках.

Мне пугать тебя нет интереса —
На-ка фляжку, хлебни поскорей!
Я комиссией Главоблвоскреса
Воскрешён по заявке твоей.

Разожжём мы костёр на рассвете,
Посидим у живого огня.
Жди меня через пару столетий,
Да смотри не старей без меня!

1954

VII

ДЕТСТВО

Ничего мы тогда не знали,
Нас баюкала тишина,
Мы цветы полевые рвали
И давали им имена.

А когда мы ложились поздно,
Нам казалось, что лишь для нас
Загорались на небе звёзды
В первый раз и в последний раз.

… Пусть не всё нам сразу даётся.
Пусть дорога жизни крута,
В нас до старости остаётся
Первозданная простота.

Ни во чьей (и не в нашей) власти
Ощутить порою её,
Но в минуты большого счастья
Обновляется бытие,

И мы вглядываемся в звёзды,
Точно видим их в первый раз,
Точно мир лишь сегодня создан
И никем не открыт до нас.

И таким он кажется новым
И прекрасным не по летам,
Что опять, как в детстве, готовы
Мы дарить имена цветам.

1938

ЦВЕТНЫЕ СТЁКЛА

Покинул я простор зелёный
И травы, росшие внизу,
Чтобы с веранды застеклённой
Смотреть июльскую грозу.

И, в рамы тонкие зажатый,
Такой привычный, но иной,
На разноцветные квадраты
Распался мир передо мной.

Там через поле шла корова,
И сквозь стекло была она
Сперва лилова и багрова,
Потом желта и зелена.

Но уж клубились вихри пыли,
И ливень виден был вдали,
И в пёстром небе тучи плыли —
Как боевые корабли.

И, точно пламенем объята,
Сосна, где с лесом слился сад,
Вдруг из зелёного квадрата
В багровый вдвинулась квадрат.

И разбивались о карнизы
Потоки крупного дождя
И пылью опускались книзу,
Из цвета в цвет переходя.

И тучи реяли, как флаги,
На древках молний,
И во мгле
Чертили молнии зигзаги
И льнули к трепетной земле.

Так, по земле тоской объяты,
Под ветра судорожный вой
Они прошли
Сквозь все квадраты —
И цвет не изменили свой.

1938

ПЕРВАЯ ЗЕЛЕНЬ

В прозрачном и праздничном воздухе
На север летят журавли,
Травинок зелёные гвоздики
Проткнулись к нам из-под земли.

Торчат, коротки и не шёлковы,
Иголочки ранние трав,
Средь них одуванчики жёлтые
Встают у дорожных канав.

Встают над весенними лужами,
Просторами удивлены,
Доверчивые, неуклюжие
Посланцы земной глубины.

1960

СЕРЕДИНА МАРТА

Ходит, в высоту подброшенное,
Облачко над головой;
Как ботинки неразношенные,
Снег скрипит на мостовой.

День такой сегодня новенький,
Он чему-то очень рад,
И сосульки, как морковинки,
Соблазнительно висят.

И по взгорью к лесу синему
Путь-дорога пролегла,
Холодна ещё по-зимнему,
Да по-вешнему светла.

1960

ЛЕТНИЕ НОЧИ

Мы в поздний час, в июльский вечер любим
Следить, как пар клубится над рекой,
И ждать, когда в луны беззвучный бубен
Ударит полночь смуглою рукой.

А солнце тонет в розоватой пене,
И с каждым мигом в мире всё темней,
И на луга от рощ ложатся тени,
Сгибая травы тяжестью своей.

И ночь как башня чёрная встаёт,
Серебряным увенчанная кругом,
Над спящим лесом, над туманным лугом,
Над озером, над кочками болот.

Дневных кустов, полдневную траву
Нам не узнать в луны свеченье мутном,
Как будто сны, прервавшиеся утром,
Овладевают нами наяву.

В такую ночь, устав кружиться в танце
И возмущать серебряную гладь,
Русалки на плотины гидростанций
Садятся косы длинные чесать;

Расплывчатые тени великанов
Беспечно бродят в сумрачном лесу,
И эльфы из фарфоровых стаканов
На проводах ночную пьют росу.

И нам в любое счастье верить можно,
Как будто в этот безмятежный час
От суеты и от печали ложной
Сама природа охраняет нас.

Май, 1941

РЯДОМ С НЕБОМ

Мы все, как боги, рядом с небом
Живём на лучшей из планет.

Оно дождём кропит и снегом,
Порой наш заметает след.

Но облачное оперенье
Вдруг сбрасывают небеса —
И сквозь привычные явленья
Проглядывают чудеса.

… И лунный свет на кровлях зданий,
И в стужу — будто на заказ —
Рулоны северных сияний
Развёртываются для нас,

И памятью об общем чуде
Мерцают звёзды в сонной мгле,
Чтобы не забывали люди,
Как жить прекрасно на Земле.

1961

ЩУКА

Во тьму, на дно речного омута,
Где щука старая живёт,
Засасывает листьев золото
Задумчивый водоворот.

Плывут всё новые и новые
И погружаются на дно,
Берёзовые ли, кленовые, —
Водовороту всё равно.

А ночь осенняя, пустынная
Приходит — и из трав густых
Со дна всплывает щука длинная,
Вся в листьях ржаво-золотых.

Ей снова молодость мерещится.
Она, пьянея тишиной,
Как рыжая русалка, плещется
Под фосфорической луной.

1946

ПОД ЛУГОЙ

Не зная дорог и обочин,
Шагаю в лесной глубине.
Какие просторные ночи
Подарены осенью мне!

Под этим таинственным кровом
Земля — словно дальняя весть,
Весь мир темнотой зашифрован,
Его невозможно прочесть.

Он полон надежд и наитий,
В нём нет ни вещей, ни имён,
Он праздничен и первобытен,
Как в детстве приснившийся сон.

В нём спутала все расстоянья
Ночная нестрашная мгла —
Чтоб тайная радость незнанья,
Как в сказке, к открытьям вела.

1962

ВЬЮГА

Кате

Кто-то лапкой скребётся в окошко,
Кто-то плачет за нашим окном, —
Как озябшая белая кошка,
Вьюга жалобно просится в дом.

Голосок её тонок и грустен.
Пожалеем её, хоть на час
Дверь откроем и в комнату впустим,
Пусть погреется вьюга у нас.

1957

МИГ

Не привыкайте к чудесам —
Дивитесь им, дивитесь!
Не привыкайте к небесам,
Глазами к ним тянитесь.

Приглядывайтесь к облакам,
Прислушивайтесь к птицам,
Прикладывайтесь к родникам, —
Ничто не повторится.

За мигом миг, за шагом шаг
Впадайте в изумленье.
Всё будет так — и всё не так
Через одно мгновенье.

1964

ОДНАЖДЫ В ТАЙГЕ

На откосе крутого оврага,
Там, где не было встреч и разлук,
Красота, как медовая брага,
Закружила мне голову вдруг.

Я шагнул по нетоптаной глине,
Я нагнулся — и чистый родник,
Одиноко журчащий доныне,
Благодарно к ладоням приник.

И в кипенье, в хрустальных изломах
Отразил он сверкание дня,
И доверчиво ветви черёмух
Наклонились, касаясь меня.

И цветы засияли, как звёзды,
Будто славя рожденье своё —
Будто я красоту эту создал
Тем, что первым увидел её…

1963

ГОРОДСКОЙ САД

Осенний дождь — вторые сутки кряду,
И, заключённый в правильный квадрат,
То мечется и рвётся за ограду,
То молчаливо облетает сад.

Среди высоких городских строений,
Над ворохами жухлого листа,
Всё целомудренней и откровенней
Деревьев проступает нагота.

Как молода осенняя природа!
Средь мокрых тротуаров и камней
Какая непритворная свобода,
Какая грусть, какая щедрость в ней!

Ей всё впервой, всё у неё — вначале,
Она не вспомнит про ушедший час —
И счастлива она в своей печали,
И ничего не надо ей от нас.

1960

ЛИСТОК

Снова листья легли на дорогу
И шуршат под ногами опять —
Так их в мире бесчисленно много,
Что никак их нельзя не топтать.

Мы спешим, мы красы их не ценим —
В жизни есть поважнее дела.
Но вчера на асфальте осеннем
Ты упавший листок подняла.

Как он вырезан точно и смело,
Как горит предзакатным огнём!
Ты на свет сквозь него поглядела —
Кровь и золото смешаны в нём.

Может вызвать он гордость и зависть,
Драгоценностью вспыхнуть во мгле…
Как дивились бы, как изумлялись,
Если б был он один на земле!

1956

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter