» Вадим Шефнер. Стихотворения из книги “Цветные стёкла”. Часть первая | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 22nd November, 2010 раздел: Стихотворения

Вадим Шефнер

Цитируется по: Шефнер Вадим Сергеевич. Цветные стёкла. Стихи. Л., “Дет. лит.”, 1974

Стр. 7 – 19

ВЫСОКОЕ РАВЕНСТВО

Зверь, в сущности, доволен малым:
Ему нужны еда и сон.
Вовек не станет он Дедалом,
Но и не сбросит бомбы он.

Но человечество особый
Собой являет род и вид:
Меж доброй мудростью и злобой
Здесь бездна целая лежит.

Из одного как будто теста,
Да вот припёк у всех иной:
Есть люди — выше Эвереста,
Есть — ниже ямы выгребной.

Но мы взрывать не будем горы,
Чтоб их с низинами сровнять,
Чтоб стала жизнь равниной голой,
Где тишь болотная да гладь.

Нет! Мы хотим, чтоб на планете
Все были в помыслах чисты,
Чтобы для всех настал на свете
Век мудрости и доброты!

Чтоб не вершиной одинокой,
Не ямою у входа в храм —
Чтоб каждый стал горой высокой,
Но дружественной всем горам!

1962

БЕЗЫМЯННЫЙ БУКСИР

Весеннею ночью туманной,
Минуя огни и мосты,
Буксир номерной, безымянный
Тяжёлые тянет плоты.

Усталый, он дышит неровно,
Тревожен осипший гудок:
Он должен сосновые брёвна
Доставить по графику в срок.

И где-то у нового моря,
Где пахнут полынью холмы,
В пустынном, безлесном просторе
Возникнут дома до зимы.

И может быть, в вечер осенний,
Пьянея теплом и вином,
Справляющие новоселье
Совсем и не вспомнят о нём.

Не вспомнят, что где-то сквозь темень,
Не званный на праздничный пир,
С плотами по водной системе
Идёт безымянный буксир.

Пусть так. На людей не в обиде
Бессонный старик рулевой.
Весь мир ему с мостика виден,
И в нём он — участник живой.

Он в мире и жданный и званый:
Бессменной частицей труда
Навек он вошёл, безымянный,
В плотины, в мосты, в города.

Не мудрствуя и не лукавя,
Ведя свою жизнь по прямой,
Он знает, что счастье не в славе,
А просто в работе самой.

1957

СТАРЫЙ ЖУРАВЛЬ

Покинув заморское великолепье —
Оазисы, пальмы и зной,
Трубят журавли над весеннею степью
И клином летят надо мной.

Они утомились, они отощали
За этот далёкий полёт,
Крылами три тысячи верст отмахали,
Но рвутся вперёд и вперёд.

Летят, подогнув голенастые ноги,
Под перьями ветер свистит.
А следом, по той же небесной дороге,
Журавушка старый летит.

От них отстаёт, отстаёт, отстаёт он,
Уже не пристроиться в ряд:
Надорвано сердце последним полётом,
И старые крылья болят.

Зачем ты торопишься, бедная птица?
Тебе молодых не догнать, —
Они возвращаются жить и плодиться,
А ты к нам летишь умирать!

Усталый, ты нынче же, вечером синим,
Падёшь у гнезда своего…
Но, видно, страшнее, чем смерть на чужбине,
На свете уж нет ничего.

… Над сизым холмом высоту набирая,
В бессмертную веря судьбу,
Торопит вожак многокрылую стаю,
Трубит в золотую трубу.

Под солнцем косматая степь серебрится.
Роса на травинках блестит.

Ведут перекличку усталые птицы —
И молча отставший летит.

1953

СЛОВА

Много слов на земле. Есть дневные слова —
В них весеннего неба сквозит синева.

Есть ночные слова, о которых мы днём
Вспоминаем с улыбкой и сладким стыдом.

Есть слова — словно раны, слова — словно суд, –
С ними в плен не сдаются и в плен не берут.

Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести.

Словом можно продать, и предать, и купить,
Слово можно в разящий свинец перелить.

Но слова всем словам в языке у нас есть:
Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь.

Повторять их не смею на каждом шагу, —
Как знамёна в чехле, их в душе берегу.

Кто их часто твердит — я не верю тому,
Позабудет о них он в огне и дыму.

Он не вспомнит о них на горящем мосту,
Их забудет иной на высоком посту.

Тот, кто хочет нажиться на гордых словах,
Оскорбляет героев бесчисленных прах,

Тех, что в тёмных лесах и траншеях сырых,
Не твердя этих слов, умирали за них.

Пусть разменной монетой не служат они,—
Золотым эталоном их в сердце храни!

И не делай их слугами в мелком быту —
Береги изначальную их чистоту.

Когда радость — как буря, иль горе — как ночь,
Только эти слова тебе могут помочь!

ВЕЩИ

Умирает владелец, но вещи его остаются,
Нет им дела, вещам, до чужой человечьей беды.
В час кончины твоей даже чашки на полках не бьются
И не тают, как льдинки, сверкающих рюмок ряды.

Может быть, для вещей и не стоит излишне стараться,—
Так покорно другим подставляют себя зеркала,
И толпою зевак равнодушные стулья толпятся,
И не дрогнут, не скрипнут гранёные ноги стола.

Оттого, что тебя почему-то не станет на свете,
Электрический счётчик не завертится наоборот,
Не умрёт телефон, не засветится плёнка в кассете,
Холодильник, рыдая, за гробом твоим не пойдёт.

Будь владыкою их, не отдай им себя на закланье,
Будь всегда справедливым, бесстрастным хозяином их: –
Тот, кто жил для вещей, всё теряет с последним дыханьем,
Тот, кто жил для людей, — после смерти живёт средь живых.

ЛЕСНОЙ ПОЖАР

Забывчивый охотник на привале
Не разметал, не растоптал костра.
Он в лес ушёл, а ветки догорали
И нехотя чадили до утра.

А утром ветер разогнал туманы,
И ожил потухающий костёр
И, сыпля искры, посреди поляны
Багровые лохмотья распростёр.

Он всю траву с цветами вместе выжег,
Кусты спалил, в зелёный лес вошёл.
Как вспугнутая стая белок рыжих,
Он заметался со ствола на ствол.

И лес гудел от огненной метели,
С морозным треском падали стволы.
И, как снежинки, искры с них летели
Над серыми сугробами золы.

Огонь настиг охотника — и, мучась,
Тот задыхался в огненном плену;
Он сам себе готовил эту участь,
Но как он искупил свою вину! ..

Не такова ли совесть? Временами
Мне снится сон, средь тишины ночной,
Что где-то мной костёр забыт, а пламя
Уже гудит, уже идёт за мной…

1940

УМЕЙ

Умей, умей себе приказывать,
Муштруй себя, а не вынянчивай.
Умей, умей себе отказывать
В успехах верных, но обманчивых.

Умей отказываться начисто,
Не убоясь и одиночества,
От неподсудного ловкачества,
От сахарина лёгких почестей.

От ласки, платой озабоченной,
И от любви, достаток любящей,
И от ливреи позолоченной
Отказывайся — даже в рубище.

От чьей-то равнодушной помощи,
От чьей-то выморочной сущности…
Отказывайся — даже тонущий —
От недруга руки тянущейся!

1963

ГЛОТОК

До обидного жизнь коротка,
Ненадолго венчают на царство;
От глотка молока — до глотка
Подносимого с плачем лекарства.

Но меж теми глотками — заметь! —
Нам немало на выбор даётся:
Можно дома за чаем сидеть,
Можно пить из далёких колодцев.

Если жизнь не легка, не гладка,
Если жизнью шагаешь далёко,
То не так уж она коротка,
И бранить её было б жестоко.

Через горы, чащобы, пески,
Не боясь ни тумана, ни ветра,
Ты пошёл от истоков реки —
И до устья дошёл незаметно.

Вот и кончен далёкий поход, —
Не лекарство ты пьёшь из стакана
Это губы твои обдаёт
Горьковатая зыбь Океана.

1961

КОЛОДЦЫ ПУСТЫНИ

Я пил из колодцев пустыни,
Воды я не помню вкусней,
Хоть, кажется, горечь земная
Изрядно подмешана к ней.

Но в этом волнистом просторе,
Где ни колеи, ни следа,
Такой драгоценной и чистой
Казалась мне эта вода!

На ржавой консервной жестянки,
С обросшим и жадным лицом,
Напиток богов и верблюдов
Я пил, позабыв обо всём.

Из водопроводного крана
Струя холодна и вкусна,
В ней горечи привкуса нету,
Да только не та ей цена.

Иной её выпьет лениво
И даже невкусной найдёт,
А в горьких колодцах пустыни
И горечь за сладость сойдёт.

Кто пил из далёких колодцев,
Навеки запомнил одно:
Чем счастье трудней достаётся,
Тем сердцу дороже оно.

1958

В ЭТОМ ВЕКЕ

Ещё байдарки тащат волоком
Через болотистую гать,
Ещё поэтам и геологам
На свете есть чего искать.

Ещё по незнакомой местности
Через весенний бурелом
Путём счастливой неизвестности
Идут влюблённые вдвоём.

Есть где-то реки безымянные,
Цветы неведомых полян,
Тропинки странные, нежданные,
Ведущие в лесной туман.

И, отвергая слог напыщенный,
Маня под солнце их квартир,
Высокой техникой насыщенный,
Взрослея, не стареет мир.

1960

СТОРОНА ОТПРАВЛЕНИЯ

У больших городов за плечами —
На вокзалах, в преддверье полей, —
Будто стрелы в стеклянном колчане,
Ждут составы отправки. Скорей!

Вот она — сторона отправленья.
До свиданья, домашний уют!
Вот она — сторона удивленья,
За которой открытья встают!

То в весеннего луга убранство,
То в речной розовеющий плёс
Перемалывается пространство
Жерновами весёлых колёс.

Будет холод, и зной, и усталость,
Только всё же назад не гляди.
Позади — лишь былое осталось,
Настоящее — там, впереди.

Там — страна золотых обещаний,
Там шагов твоих ждёт тишина.
Сторона неумелых прощаний
Нам как вечная юность дана.

1960

БЛАГОДАРНОСТЬ КРОВУ

Шагающий, летающий,
Вступающий на сходни,
Вчерашнего пристанища
Не забывай сегодня.

Спеша к далёкой пристани,
К иным лесам и долам,
Склонись в поклоне истовом
Перед отцовским домом.

Не зачеркни за давностью
Того, что стало свято;
Припомни с благодарностью
Землянку в два наката.

Стезёй небезопасною
Стремясь к просторам новым,
Неси в душе негласное
Благодаренье крову.

На острове, в пустыне ли,
Куда бы ты ни прибыл,
За эту крышу синюю
Скажи Земле спасибо.

1972

СПРОСИЛ У ПАМЯТИ

Стоит ли былое вспоминать,
Брать его в дорогу, в дальний путь?..
Всё равно упавших не поднять,
Всё равно ушедших не вернуть.

И сказала память: «Я могу
Всё забыть, но нищим станешь ты.
Я твои богатства стерегу,
Я тебя храню от слепоты».

…………………………………..

В трудный час, на перепутьях лет,
На подмогу совести своей
Мы зовём былое на совет,
Мы зовём из прошлого друзей.

И друзья, чьи отлетели дни,
Слышат зов —и покидают ночь.
Мы им не поможем, — но они
К нам приходят, чтобы нам помочь.

1963

Метки: , ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter