» Василий Казанцев. Стихотворения | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 2nd August, 2010 раздел: Стихотворения

Василий Казанцев (р. 05.02. 1935)

Цитируется по: Казанцев В.И. Выше радости, выше печали: Стихотворения и поэмы. М.: “Мол. гвардия”, 1980. – 190с.

Раздел третий
Стр. 120 – 130

* * *

От башен, шпилей, небоскрёбов,
От этажей, подъёмов, спусков,
От лестничных, зигзагом, маршей
За город. В рощу. В тень куста!
Взглянуть на зыбкую верхушку
Сосны, скрывающей кукушку.
Увидеть, что же — высота?

1970

* * *

Это кто же, кто таковский
В толчее кружит московской,
Любознательность сама?
Жадно вывески читает,
Взгляд смущённый подымает
На высокие дома?

Не пройдёт лоток, палатку.
Всё осмотрит по порядку.
«Ну а это для чего?»
С должным пониманьем крякнет.
Мелочью в кармане звякнет.
И не купит ничего.

Издалёка. Из Нарыма.
Из тайги. С реки Чулыма.
Крепок, кругл. Иваном звать.
Хочет мир завоевать.

Но в открытую не прётся.
Знает, как это не просто.
«Не спешите, не горит».
«Оглядимся», — говорит.

Толпы катятся зыбуче.
Он один здесь, в этой буче.
У него знакомых нет.
Сам себе под нос бормочет.

То внезапно захохочет,
Собственным словам в ответ.
Тут, ребятки, с толком надо…
Помаленьку, без надсады.
Полегоньку. «А зачем?»
Взгляд вдруг отрешённый бросит.
Хмыкнет. Что-то переспросит.
И уедет. Насовсем.

1970

СТАНЦИЯ МЕТРО «МАЯКОВСКАЯ»

Затихли ночные громады,
Усталый их сон неглубок.
Знобящей предзимней прохлады
Струится по улицам ток.

Мешаются бледные тени
От скрытого в стенах огня…
Крутые, прямые ступени
Ведут в подземелье меня.

Людские не плещут приливы,
Железные рельсы молчат.
Далёких фугасов разрывы
Сквозь толщу земную звучат.

И длится молчания холод.
И падают клятвы слова.
Великий измученный город
Справляет свои торжества.

И птицей, сквозь свод воспарившей
Взвивается смертный напев.
Он плачет. Он скорби превыше.
Он выше, чем мщенье и гнев.

Раскаты далёкого гула.
Поющих колеблется ряд.
На город направлены дула.
Торжественно своды гремят.

1970

* * *

Прощанья сказаны слова.
Иссяк последний час.
И стрелка лёгкая — мертва.
И звук внутри — угас.

Но так же ровен ровный стол.
И красен цвет вина.
И под столом всё тот же пол.
И у стола — стена.

И день горит. И мир стоит —
Бесспорен, крепок, нов.
И солнце ясное блестит
На ободе часов.

1971

* * *

И вновь захватило дыханье.
Стеной подступило ко мне…
Что можно увидеть в мельканье
Деревьев, летящих в окне?

Бесчисленных бликов смешенье?
Мерцающих черт растворенье?
Слепое роенье? Струенье?
Бесформенно-зыбкую муть?
…Подспудное мира строенье —
Летяще-туманную суть?

1971

* * *

Синицы дальней голос тонок.
День, беззащитен и открыт,
Как провинившийся ребёнок,
Растерянно в глаза глядит.

Мне дух перехватить готово
При виде этих глаз-улик
Не гнева вспыхнувшего слово —
Любви неодолимый крик.

1971

* * *

Вдали прозрачный дождик сеет.
Сквозь нити мягкий свет глядит.
Ржаное поле зеленеет.
Над полем — ласточка летит.

К зелёному из голубого
Скользя, она волнисто льнёт
К волне приподнятой — и снова
Мчит ввысь изгибистый полёт.

Чернеет в ветре промельк низкий.
Живёт во мгле воздушных струй
Её стремительный и близкий
И — несвершённый поцелуй.

1971

ОТЪЕЗД

Спешишь — и всё спешит с тобой,
Крыльцо, ступени, куст малины.
Через дорогу дом с трубой.
Вдали гудок певучий, длинный.

Бежит, зовёт — торопит — путь.
…Сырому полю с сизой мглою
Достанет времени — кольнуть
Холодной, острой — в грудь — иглою.

1971

* * *

Улыбку к сердцу принимаю.
От сердца ясную дарю.
И светлый кубок поднимаю.
И тост заздравный говорю.

Неприглушённого волненья,
И лёгкости, и озорства,
И — может быть, самозабвенья
Полны негрустные слова.

Блажен — смеющийся! Ни видом,
Ни словом беглым, на лету,
В пылу оброненным, — не выдам,
Что радости иные чту.

Что эта резвая весёлость,
Что так беспечна и пряма,
Не дочь души, не сердца голос —
Усилье гордого ума.

1971

* * *

Как отдалённый чей-то оклик,
Вдали пропевший слабый гул,
Не мысль сама — туманный облик
Летучей мысли мне мелькнул.

Неуловимый, быстролётный,
Бесследно тающий — сквозь темь
Скользнувший дымкою бесплотной…
Не вид, не облик — только тень.

И эта тень, дыминка, тучка,
Сверкнувшая издалека, —
Уже была, как мысль, текуча,
Разветвлена и высока!

1971

* * *

Из серебряного ковша буду пить светлый мёд
Из золотого ковша буду пить тёмный мёд.
В широком поле — песню громкую петь.
У тихой реки — песню тихую петь.
Из немилых рук возьму тяжёлый дар.
За родную землю — лёгкую смерть приму.

1971

ОСЕННИЙ ЛЕС

Слетели на землю листы.
Упали на землю покровы.
Раскрытые дебри пусты.
Просвистаны. Грустно-суровы.

Заря холодна и ясна.
Ветвей улеглось колыханье.
И вот уже долгого сна
Над ним завитало дыханье.

Подёрнула всё пелена.
И мысль отошла, и забота.
И, муки уже лишена,
Предсмертная мучит зевота.

1971

НА ПАСТБИЩЕ

Округлые бока пестры.
Глаза огромные добры.
Тишь. Запах ивовой коры.
Воды ленивое горенье.
Лес волнами течёт с горы…
Да зыблется среди жары
Забытое стихотворенье,
Как лёгкий столбик мошкары.

1971

* * *

Найду приметную пушинку,
К пушинке ниткой привяжу
Грузило. Брошу на тропинку.
Из-за укрытья погляжу.

Пушинку схватит стриж, взовьётся.
И нитка крылья обметнёт.
Он мелко, как в силке, забьётся.
Запутается, упадёт.

Перо, похожее на сажу,
Ладонью бережно поглажу —
Он в крылья голову вберёт,
Прибитым взглядом поведёт.

Расправлю перышки — сожмётся,
Притихнет. Пальцы разожму —
К руке приникнет, встрепенётся.
Растает в солнечном дыму…

Опять, укрывшись, поджидаю.
Ищу приманку, петлю вью.
Зачем я им летать мешаю?
Зачем хитрю? Зачем ловлю?

Чтоб сжать в руке и возгордиться?
На миг владыкою побыть?
Живым бессильем насладиться
И после — счастье подарить?

Почуяв острый, тонкий коготь,
Крыла изогнутую гладь,
Высь лучезарную потрогать?
Рукой небесное достать?

1971

* * *

Быстро бежит река. С кручи бежим к реке.
Влажный песок хрустит. Влажным песком идём.
Светит рябое дно в быстром огне волны.

День молодой горит. Солнце плывёт в воде.
В воду идёт весло, ровен и влажен звук.
Это не в дымке лет. И не вчера. Сейчас.

1971

* * *

Глухая ложбина. Гряда ивняка.
В беззвучном сиянии света
За частыми ивами льётся река —
Беззвучно и плавно. — Ты — Лета?

Мерцанье отлогого, зыбкого дна.
Узорчатой тени причуда.
Как мягок песок. Как трава зелена!
Вовек не ушёл бы отсюда…

1971

* * *

Сказало сердце: — Чти желанье.
Ступай открыто по земле.
И не обдумывай заране
Ответ. Поверь себе. И мне.

Мне было радостью — поверить.
Поверил сердцу. Но дерзнул —
Для большей радости — проверить.
И в сердце пристально взглянул.

Туда, в глубины, в суть, в основы.
Где свет исходный посреди.
И, помертвев, застряло слово,
Невысказанное, в груди.

1971

ПЕРЕД СНЕГОМ

Приутихло, замерло движенье —
Копошенье, шмыганье, скольженье.
Трепыхаиье — подыманье брызг.
Стрекотанье. Кукованье. Писк…

Ни возни, ни бега, ни полёта.
Деловитой суматохи гул — Оборвался.
…Молчаливый кто-то —
Из-за веток — пристально взглянул.

1972

* * *

Не води меня высоко,
По скользящей крутизне.
Как-то слишком одиноко
На таких высотах мне —

С ветром, с резкой синевою,
Гулом вод, как пеньем труб…
Дай сначала я освою
Этот низенький уступ.

Не упасть боюсь, разбиться
(Я уже не разобьюсь) —
С тайной верой распроститься
В то, что выше подымусь.

1971

* * *

Благодарю судьбу и бога,
Что обошлись со мною строго.
Дарили сдержанный привет.
У тёмного, глухого лога
Мне приоткрыли дальний свет,

Но втайне — плачу и рыдаю.
Что — мимо, мимо пролетаю.
И — проклинаю. И — виню.
Не вас, суровых, укоряю.
Себя, несмевшего, казню.

1972

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter