» Вера Лукницкая. Около Ахматовой. Продолжение (4) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 22nd November, 2008 раздел: Воспоминания друзей, Поэты о поэтах, Русская поэзия

Цитируется по: Лукницкая В.К. Перед тобой земля. – Л.: Лениздат, 1988, – 384 с

ИЗ ДНЕВНИКА

10.05.1926

Сегодня в Филармонии на вечере Всероссийского Союза писателей публики было несметное – давно не бывалое – количество… Публика кричала: “Даёшь Ахматову!” Так настаивала на её выступлении, что… Замятина стала звонить АА по телефону. АА пришлось подойти и наотрез отказаться… Это было тем более неприятно, что упрашивала её именно Замятина, к которой АА дружески относится.

Спросил АА, почему она так не любит выступать. АА объяснила, что она никогда не любила выступать, а в последние годы это её отношение к эстрадным выступлениям усилилось. Потому что не любит чувствовать себя объектом наблюдения в бинокли, обсуждения деталей её внешности, потому что “…разве стихи слушает публика? Стихи с эстрады читать нельзя. Читаемое стихотворение доходит только до первых рядов. Следующие его уже не слышат, и публике остаётся только наблюдать пантомиму”. Помолчав, АА заговорила и о второй
причине – отсутствии у неё платья: “Ведь теперь уже не 18-й год…” АА не говорила, но по чуть заметным намекам, я понял, что АА находит третью причину: публика, по её мнению, нынче очень груба…

25.02. 1925

Выступала с чтением стихов на литературном вечере, организованном Союзом поэтов совместно с КУБУЧем в Академической капелле. Приехала после начала. Сразу же вышла на эстраду.

Прочитав три стихотворения, ушла с эстрады, но аплодисменты заставили её выйти опять. Из зала громкий женский голос: “Смуглый отрок!” АА взглянула наверх и, стянув накинутый на плечи платок руками на груди, молча и категорически качнула отрицательно головой. Стало тихо. АА прочла отрывок: “И ты мне все простишь…” Затем ушла в артистическую и сейчас же уехала, провожаемая К. Фединым, несмотря на все просьбы участников побыть с ними.

27.02.1925

По поводу вечера в капелле: “А мы с Фединым решили, что стихи не надо читать. Доходят до публики только те стихи, которые она уже знает. А от новых стихов ничего не остаётся”. Я: “Вы волнуетесь, когда читаете стихи на эстраде?” АА: “Как вам сказать. Мне очень неприятно от того, как вышла на эстраду. А когда я уже начала читать, мне совершенно безразлично”. Я: “У вас бывает, что вы забываете стихи на эстраде?” АА: “Всегда бывает – я всегда забываю…”

Просила сказать, как она держалась на эстраде. Ответил, что “с полным достоинством”, “немного гордо”. – “Я не умею кланяться публике. За что кланяться? За то, что публика выслушала? За то, что аплодировала?..”

2.03.1925

Сегодня утром к АА приходил Шмерельсон (1) , принес ей гонорар 15 рублей – за выступление в капелле. Сказал, что Союз предполагает устроить второй вечер, в котором выступили бы те, кто не участвовал в первом, но с непременным участием АА.

АА, воспользовавшись тем, что Шмерельсон застал её в постели – очень кстати вышло, – сказалась больной и наотрез от выступления отказалась.

Ахматова жила до предела замкнуто. Изредка, по каким-то запомненным дням, наносила официальные визиты тем, кого считала необходимым почтить своим присутствием. Рассказы о таких её визитах Павел Николаевич, конечно, тоже записывал, впрочем часто пропуская кавычки в прямой ахматовской речи, или записывал её речь от третьего лица для удобства и быстроты. Вот два примера в разные годы.

3.03.1925

Вечером была у Сологуба. Было очень скучно (“Скучнее, чем на эстраде”) – было много чужих. АА не выдержала и сбежала вместе с Замятиными. Они её повели в Союз драматических писателей, где было ещё скучней от Вс.Рождественского, от Баршева, от Изабеллы Гриневской (2), от всех ужасных, специфических дам…

11.06.1927

Вчера у Ал. Толстого была вечеринка, нечто вроде чествования артистов МХАТа. Съезд был к 12 часам ночи. Были артисты: Москвин, Качалов, Книппер и ещё 2 – 3 других. Были Замятины, Н. Никитин, К. Федин, В. П. Белкин…

…За АА в 11 часов заехал К. Федин, и она с ним поехала. Был обильный ужин. Было много вина (пьян, однако, никто не был). Сидели до утра. Замятин произнёс нечто вроде речи, в которой сказал: “Из всех писателей, здесь присутствующих, ни один, за исключением только Федина, не удержался от того, чтобы не написать пьесу… Даже Коля Никитин и тот состряпал какую-то”. И –
ни тени сомнения! Конечно, если б кто-нибудь спросил его: “А ведь вот, здесь присутствует Ахматова, которая, кажется, как и Федин, не написала пьесы” – Замятин спохватился бы и стал извиняться: “Ах да, да, да… Как же это я на самом деле… ну, конечно же… Анна Андреевна, простите меня ради бога”.

…На вечере были и другие неловкости.

В начале ужина все – Федин, Качалов и кто-то ещё – расхваливали АА артистам в тоне: “Вы не знаете, какая она у нас чудная!” Федин сказал, обращаясь к артистам: “Вы знаете Анну Андреевну только по стихам. Но этого мало. Стихи – ещё далеко не всё. А какие у неё познания в архитектуре, а какое…”

АА чувствовала себя неловко и, чтобы прекратить эти излияния, довольно саркастически сказала: “Аттестат с последнего места!”

Очень боялась, что её будут упрашивать читать стихи. Так и случилось, но АА удалось отказаться.

Качалов читал много стихов, и среди них – несколько гумилёвских. Вышли вместе с Фединым сегодня в 9 утра. Он проводил АА и пил в ШД (3) чай.

Ахматова не появлялась ни в каких редакциях. Только изредка она бывала в издательстве у Гессена, потому что он заключил с нею в июне 1924 года договор на издание двухтомного собрания её стихотворений с пометками, примечаниями и пояснениями самой Ахматовой. Но издание не было осуществлено. Корректура двухтомника подарена ею Лукницкому с надписью. В своё время корректура была предоставлена В. М. Жирмунскому для его работы по изданию тома Большой серии “Библиотеки поэта”.

__________________________________________________________________________________
(1) Сотрудник Ленинградского отделения Всероссийского Союза поэтов
(2) Изабелла Аркадьевна Гриневская (1854 – 1944) – поэтесса,
писательница.
(3) ШД – Шереметьевский дом – бывший особняк графов Шереметьевых на
Фонтанке. Потому его еще называли Фонтанным домом. Туда, в семью Пунина, из
квартиры Шилейко переехала Ахматова.

Метки: , , ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield