» Забытые имена | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Рубрика ‘Забытые имена’

автор: admin дата: 26th June, 2010 раздел: Биографии, Забытые имена

МИРРА АЛЕКСАНДРОВНА ЛОХВИЦКАЯ
1869-1905

Мирра (Мария) Александровна Лохвицкая родилась и Петербурге, в семье адвоката, профессора права. В семье проявляли горячий интерес к литературе: младшая сестра поэтессы стала впоследствии известной писательницей-юмористкой И. А. Тэффи. Пройдя домашнюю подготовку, образование Мирра Лохвицкая получила в московском Александровском институте. В 1892 году вышла замуж за архитектора Жибера, некоторое время жила в Тихвине и Ярославле, затем снова в Москве. Была матерью нескольких детей.

Лохвицкая рано начала писать, первые её стихотворения были напечатаны в 1888 году, ещё до окончания института; в 1889 году выступила в журнале «Север». Известность поэтесса приобрела к 1892 году, когда в «Русском богатстве» появилась её поэма «У моря». Имя Мирры Лохвицкой частью Критиков и читателей, привлечённых нарядным убранством и звонкостью её стихов, было поднято на щит. Популярность поэтессы особенно возросла к концу XIX века: на вечерах, где она выступала, в частности на «пятницах» Случевского или в концертах в пользу Литературного фонда, ей сопутствовал шумный успех, подкреплённый и большим личным обаянием Лохвицкой; на неё писалось множество пародий, не раз под её именем печатались другие стихотворцы. На фоне печальной, бескрылой поэзии, господствовавшей в 80—90-х годах, стихотворения Лохвицкой подкупали своим мажорным тоном, утверждением свободы чувства, ощущением радости. Поэтесса была одарена несомненным талантом. Но при эклектичной, даже всеядной системе своих поэтических средств Мирра Лохвицкая была далека от того, чтобы воплотить всю естественность чувства. Она предавалась в стихах «восторгам» и «экстазам», однако любовная страсть в её поэзии — страсть в значительной мере условная, декоративная, отдающая литературщиной, а «вакхичность» её наиграна. Слог стихотворений Лохвицкой можно назвать переходным: она отталкивалась от классической поэтики XIX столетия, но не выработала своей, принципиально новой и оригинальной. Лохвицкую причисляли к школе Бальмонта, с которым она была близко связана, но она непосредственно училась и у Аполлона Майкова. Её стихи служили как бы предпольем поэзии декаданса конца XIX — начала XX века. Недаром Игорь Северянин среди своих предшественников и учителей называл в первую очередь Фофанова и Мирру Лохвицкую.

автор: admin дата: 19th May, 2010 раздел: Забытые имена, Стихотворения

Мимо таких записей я никогда не могу пройти мимо. Всегда хочется, чтобы как можно больше людей прочитало их вслед за мной. На этот раз мне снова повезло – и автор записи – Анна (в ЖЖ – anitavolga) великодушно разрешила мне процитировать запись из её журнала здесь.
Оригинал записи находится тут: http://anitavolga.livejournal.com/48839.html

Цитирую:

“Случаются в жизни дни, когда весеннее солнце светит, а ты его не видишь… Когда мир вдруг сжимается, как шагреневая кожа, и становится почти безлюдным, будто пронизанным внезапно-стальным и неумолимым сквозняком… Тогда я открываю скромные, карманного формата, изданные почти полвека назад, книжицы моего двоюродного деда – поэта, журналиста, члена Союза писателей, канувшего в лету Советского Союза… Он был репрессирован, провёл немало лет в лагерях – расплата за непролетарское происхождение и врождённое правдоискательство… После смерти Сталина ему позволили работать журналистом и публиковать свои стихи… Не в Москве, конечно…

У меня есть его юношеская фотография начала двадцатых, где идеальным почерком выведено :”Брату Васеньке от Николеньки”… Светлый, хрустальный взгляд мечтательных мальчишеских глаз… А оказалось – стальной характер… СИСТЕМА покорёжила, но не сломала… И одна из последних фотографий – конца 60-х, наверное… Твёрдый, слегка ироничный взгляд усталого человека, будто выглянувшего на минутку из громыхающего куда-то вдаль поезда…

Его стихи очень ТВЁРДО написаны. Как отчеканены. Будто пережитое превратилось в алмазную россыпь… Бесценную, потому что – правдивую…

***

Москва – Сибирь. Ночной транзит.
Не сплю. В окне – лесов полотна.
Но мой сосед сказал: – Сквозит! –
И встал, окно захлопнув плотно.
Он сидя спит , прямой, как гвоздь.
А я подумал: “Эх, верзила,
Тебе б, как мне, всю Русь насквозь –
Пешком! В купе бы не сквозило”.

***

Что значит – счастье обрести?
Быть может, в гору, сквозь ненастье
Идти, идти и вновь идти…
Не в трудной ли дороге счастье?
И так всю жизнь – от встреч до встреч.
Но жаль: счастливых не тревожит,
Что счастье надобно беречь,
А вот беречь не всякий может.

автор: admin дата: 2nd May, 2010 раздел: Биографии, Забытые имена

ДАВИД КАНЕВСКИЙ

Давид Исаакович Каневский родился в 1916 году в Лохвице на Полтавщине в семье служащего. С 1931 года живёт в Харькове. Окончив школу ФЗО, работал на Харьковском электромеханическом заводе. Писал заметки, корреспонденции, а потом и стихи, которые публиковались в местных газетах. В 1937 году Каневский поступает на исторический факультет Харьковского университета, окончить который ему не дала война.

В 1939 году вышел сборник стихотворений Давида Каневского «Родная улица» (на украинском языке). В этой книге, как и в следующей «Лётчики» (1940), Каневский посвящает многие стихотворения наиболее близкой ему теме защиты Родины.

С началом Великой Отечественной войны Каневский вместе с другими поэтами-харьковчанами участвует в выпуске агитплакатов, а вскоре уходит добровольцем в армию. В армейской газете «Мужество» часто публикуются очерки и баллады Каневского, прославляющие героев сражений. Почти все фронтовые стихотворения Каневского написаны на русском языке и лишь немногие — на родном украинском.

Летом 1944 года капитан Каневский был переведён в газету авиационного соединения. Выполняя задание редакции, он погиб 26 декабря 1944 года в воздушном бою над Будапештом.

Цитируется по: “СОВЕТСКИЕ ПОЭТЫ, ПАВШИЕ НА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ”, Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1965 г., 748 стр.

автор: admin дата: 20th April, 2010 раздел: Забытые имена, Фронтовые поэты

ИВАН ФЁДОРОВ (1913 — 1942)

ПОДВИГ ПОЭТА И ЧЕЛОВЕКА

Цитируется по: День поэзии 1985: Сборник/Сост. С. Ботвинник, Ю. Скородумов. – Л.: Сов. писатель, 1985. – 352 с.

Когда он погиб 5 сентября 1942 года под Невской Дубровкой, ему было двадцать девять. Он был постарше своих товарищей, которые вместе с ним посещали творческий семинар молодых литераторов при ленинградском Доме писателя имени Маяковского. Но жизненный опыт за его плечами был солидный, у него уже была семья, двое детей, он был рабочим одного из ленинградских заводов. Ему нужно было догонять своих друзей, они были или студентами, или уже имели высшее образование, а Иван Фёдоров, не сумевший окончить среднюю школу, яростно восполнял пробелы своего образования колоссальной работой над собой, чтением. Как вспоминают люди, знавшие его, он хорошо разбирался в классической литературе, интересовался историей.

Там же, на занятиях семинара, он впервые читал вслух свои стихи, которые не просто нравились присутствующим, они позволяли видеть в нём интересного автора, обещавшего в будущем вырасти в крупного поэта.

Уроженец села Нежданово Тверской губернии, Иван Николаевич Фёдоров с детства любил «сочинять», вёл дневник, как только научился писать.

Живя с 1928 года в Ленинграде, Иван оканчивает ФЗУ, получает специальность столяра-краснодеревщика и начинает работать. Своё дело знал и любил, был прекрасным специалистом, но была у него страсть, которой он отдавал всё свободное от работы время, — поэзия. Ей он посвящал только вечера и ночи, так как днём был занят на производстве. Родные не могли понять, когда он отдыхает, спит, так как в любое время ночи можно было застать его над книгой или над листом бумаги. Иногда от переутомления у него шла носом кровь.

автор: admin дата: 25th March, 2010 раздел: Забытые имена, Стихотворения

Василий Казанцев (р. 05.02. 1935)

Цитируется по: Казанцев В.И. Выше радости, выше печали: Стихотворения и поэмы. М.: “Мол. гвардия”, 1980. – 190с.

Раздел первый
Стр. 41 – 70

* * *

Ветер, тучи. Грозы-скороливы!
Говорливы, жгуче-торопливы!
Налетевший, пролетевший зов.
Ветви, шум. Обрывки голосов.

Ветер. Руки голы, ноги босы.
Мокрым ветром пахнущие косы.
По широким листьям стукоток.
Свет короткий. Парусом платок.

Крупных капель плотная ядрёность.
Вздрогну, с громом радость разделю.
Погонюсь, настигну — не дотронусь.
В блеск и ветер душу изолью.

1972

* * *

Густой, свалявшейся одета
Земля травой. Поверх травы —
Вода от снега. Сколько света —
В лесу! Простора! Синевы!

Копыта свежий, резкий оттиск.
Ветвей опущенных витьё.
В стволе осины — промельк. Отблеск —
Луча?
Мой взгляд?
Лицо твоё?

1972