» Дмитрий Владимирович Веневитинов. Биография | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.

Архив за February, 2015

автор: admin дата: 26th February, 2015 раздел: Биографии, Русская поэзия

Дмитрий Владимирович Веневитинов, проживший всего 22 года, остался в памяти современников как высокообразованный и необычайно талантливый человек. Он успешно занимался живописью, доказательством чего служат полотна, написанные им маслом. Обучения музыке сделало из него не только певца и отличного музыканта, но композитора. Он серьёзно занимался теорией музыки. В юном возрасте Дмитрий читал в подлиннике писателей Древнего Рима и Греции, переводил Софокла и Горация. Знакомство с «Историей государства Российского» побудило его посетить старинные русские города и заняться изучением тамошних древностей. Веневитинов ценил труд Н. М. Карамзина не только как исторический, но и как литературный шедевр, и причислил его к эпической поэзии. Профессора Московского университета давали ему и его друзьям Алексею и Фёдору Хомяковым частные уроки математики и истории изящной словесности. Люди, знакомые с ним, отмечали его философский ум.

Годы его жизни (1805-1827) частично совпали со временем, когда жили и творили А.С Пушкин, Владимир Одоевский, В.К.Кюхельбекер, Ф.И.Тютчев, А.А. Дельвиг, Н.М.Языков, Денис Давыдов, П.А. Вяземский, В.А.Жуковский. Кто-то был старше него, кто-то значительно пережил его. С кем-то он дружил, с кем-то был просто знаком, у кого-то учился , с кем-то его объединяло общее дело. М. Ю. Лермонтов, которому в год кончины Веневитинова исполнилось 13 лет, через 3 года, в 16 лет, написал эпитафию.

Дмитрия Владимировича часто сравнивают с известнейшими европейскими поэтами того времени лордом Байроном, Гёте, Шелли. Речь идёт о внешности поэта. Его называли красавцем: он был высокого роста, словно изваяние из мрамора. Отмечали, что его огромные глаза с длинными ресницами, сияли умом. В 1826 году Ансельм Лагрене, французский художник , написал портрет Д.В. Веневитинова, который воспроизводится в изданиях о поэте и его стихов и прозы. Именно внешность послужила причиной рождения многих мифов о Веневитинове как об идеальном мечтательном красавце-поэте.

В Москве в Кривоколенном переулке дом номер 4 украшают две мемориальные доски. Одна из них сообщает, что это дом семьи Веневитиновых, а вторая установлена в память о том, что именно здесь , в этом доме, в 1826 году А.С. Пушкин читал «Бориса Годунова». Когда по просьбе Карамзина Пушкин был возвращён из ссылки, он поселился в Москве, где сразу же стал центральной фигурой тогдашней культурной жизни. Именно в этот период и произошло чтение « Бориса Годунова». К тому времени Пушкин знал, что Веневитинов написал статью о первой главе «Евгения Онегина» . Он говорил: «Это единственная статья, которую я прочитал с любовью и вниманием. Всё остальное или брань или переслащенная дичь.» Доказательством симпатии Пушкина к Веневитинову служит приглашение Веневитинова на все чтения «Бориса Годунова» самим поэтом. Именно с Веневитиновым поделился Пушкин идеей написания «Самозванца», «Моцарта и Сальери»,сцен из «Фауста», «Графа Нулина». Общение с Пушкиным сыграло большое значение в духовном развитии молодого поэта. Многие его поздние произведения и замыслы – результат их обсуждения русской культуры и литературы , особенно поэзии. Не всегда их взгляды совпадали, и они вели споры о философском преобразовании всей русской культуры.

автор: admin дата: 14th February, 2015 раздел: Стихотворение дня

Александр Коваленков (1911—1971)

Цитируется по: День Русской Поэзии 1958, “Советский писатель”, Москва, 1958.

ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ

В юношеском, солнечном эфире
Лучшим чувствам не было помех.
Я считал доказанным, что в мире
Ты добрей, красивей, лучше всех.
Лирика, до святости возвысясь,
Нас купала в свете и тепле.
Всё цвело. И даже наша близость
Нам казалась лучшей на земле.
Свежесть, превратившаяся в пламя,
Радуги горячих гроз ночных…
Мало ли что было между нами,
Как и у других.
Но не здесь взяла своё начало
Та любовь, что горестей сильней,
Та, что не казнила, а прощала,
Не боясь ошибок и страстей.
Не в цветах, а в ссадинах и шрамах
От разлук, обманов и обид,
С материнской нежностью, упрямо
Нам она всю правду говорит.
А из туч летит снежок колючий,
Тая на морщинках дорогих.
И опять зову я самой лучшей
Ту, что так обычна для других.

автор: admin дата: 11th February, 2015 раздел: Стихотворения

Давид Самойлов (1920 – 1990)

Цитируется по: День Поэзии 1968, “Советский писатель”, Москва, 1968, 240 стр.

НОЧНОЙ СТОРОЖ

В турбазе, недалеко от Тапы,
Был любопытный ночной сторож.
Говорили, что ночью он пишет ноты
И в котельной играет на гобое.
Однажды мы с ним разговорились
О Гайдне, о Моцарте и о Глюке.
Сторож открыл небольшой
                                  футлярчик
И показал мне гобой.
Гобой лежал, погружённый в бархат,
Разъятый на три неравные части,
Чёрный, лоснящийся и холёный,
Как вороные в серебряной сбруе.
Сторож соединил трубки,
И чёрное дерево инструмента
Отозвалось камергерскому блеску
Серебряных клапанов и регистров.
Я попросил сыграть. И сторож
Выдул с ловкостью стеклодува
Несколько негромких пассажей.
Потом он встал в концертную позу
И заиграл легко, как маэстро,
Начало моцартовского квартета.
Но вдруг гобой задохнулся и
                                  пискнул.
И сторож небрежно сказал:
                           — Довольно! —
Он не мог играть на гобое,
Потому что нутро у него отбито
И лёгкие обожжены войною.
Он отдышался и закурил.
Вот почему ночной сторож
Играет по ночам в котельной,
А не в каком-нибудь скромном джазе,
Где-нибудь в загородном ресторане.
Благодарите судьбу, поэты,
За то, что вам не нужно лёгких,
Чтоб дуть в мундштук гобоя и
                                     флейты,
Что вам не нужно беглости пальцев,
Чтоб не спотыкаться на фортепиано,
Что вам не нужно зренья и слуха,—
А всё, что нужно,
Всегда при вас.