» Алексей Лебедев | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 18th January, 2010 раздел: Забытые имена, Фронтовые поэты

Из сборника “СОВЕТСКИЕ ПОЭТЫ, ПАВШИЕ НА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ”, Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1965 г., 748 стр.

Поэты, чьи произведения представлены в сборнике, погибли в годы Великой Отечественной войны (1941—1945). Люди разных возрастов и национальностей, признанные поэты и начинающие — все они объединены судьбой бойцов в пору тяжёлых народных бедствий. Читатель по заслугам оценил стихи Мусы Джалиля и Вилкомира, Вс. Багрицкого, Майорова, Когана, Кульчицкого, — наряду с этими именами он встретит в сборнике многих других поэтов, чьё творчество впервые собрано и представлено столь широко и полно.

ДО ПОСЛЕДНЕГО ДЫХАНИЯ

С возрастом люди становятся сентиментальными. Листал я страницы этой книги и чувствовал, как растёт комок в горле и слёзы подступают к глазам. Ведь что ни фамилия, что ни строчка — молодая, оборванная смертельным металлом войны жизнь, вплавленная в песню.

Сорок восемь имён. Сорок восемь человеческих судеб, сорок восемь жизней, стремившихся высказать себя в звучащем слове и задавленных влажной глухотой братских могил. А за пределами этого сборника — ещё имена, ещё книги и судьбы: красавца, лирика, кумира московских девушек Иосифа Уткина, стремительного, нетерпеливого Джека Алтаузена, самого тихого в шумной группе лефовцев Петра Незнамова, одного из днепропетровской тройки комсомольских «мушкетёров» Александра Ясного, известного всем начинающим поэтам первых послеоктябрьских лет, автора книжки «Как делать стихи» ленинградца Алексея Крайского, военного поэта Якова Чапичева и других. (1) Эти имена—жертва, которую советская литература принесла Родине в её трудную трагическую годину.

Когда я читал эту рукопись, невольно в памяти моей возникли слова, сказанные однажды, в начале войны, одним молоденьким командиром роты: «Вы знаете, когда читаешь в сводке о том, что в таком-то сражении потеряно убитыми и ранеными сотни или тысячи людей, то ощущаешь это, конечно, со скорбью и болью, но как-то «вообще». Но вот кончился бой на участке твоей роты. Из взводов приносят тебе списки убитых. Ты каждого из них знаешь в лицо, со многими, говоря по-солдатски, из одного котелка кашу ел, из одной баклажки «паёк» пил. Вот тут ты чувствуешь военную потерю как свою личную горькую утрату. Как будто с каждым убитым кусок твоей жизни отрезали… Счастье, что природа наградила человека способностью привыкать даже к самому страшному. А без этого на войне все бы просто с ума посходили…»

Как он был прав, этот молодой офицер! Среди этих сорока восьми и среди старших, не вошедших в этот сборник, большинство были юноши, стихи которых я читал до войны, с которыми встречался в редакциях или на литературных вечерах, и по крайней мере двадцать из них были людьми, которые так или иначе вошли в мою человеческую судьбу.

автор: admin дата: 6th June, 2009 раздел: Забытые имена, Поэты о поэтах, Советская поэзия

В. Лифшиц

АЛЕКСЕЙ ЛЕБЕДЕВ

Цитируется по: “День Поэзии. 1960?, Советский писатель, Москва, 1960.

В морском бастионе Финского залива — городе Кронштадте — есть улица, названная именем поэта Алексея Лебедева. Для тех, кто любит стихи, остались два его маленьких сборника — «Кронштадт» и «Лирика моря», вышедшие при его жизни. А для тех, кто его знал, в памяти остался и он сам — живой и уже никогда не стареющий.

Невысокого роста, широкоплечий, сильный, года за три до войны он, курсант военно-морского училища, пришёл в «Молодое объединение» ленинградских поэтов со стихами о море, о флоте, о романтической морской службе. Чётко, словно рапортуя, он читал:

О бойцах, изведавших глубины,
берегущих пушки и рули,
жгущих уголь, знающих машины,
выводящих в битву корабли…

У всех начинавших свой литературный путь вместе с Алексеем Лебедевым он вызывал чувство, которое не назовёшь иначе как влюблённостью. Всё в нём радовало: его дарование, его дружелюбие, его открытый нрав. Вдумчиво и очень сознательно Алексей готовил себя к военно-морской службе и шёл к поставленной задаче целеустремленно, как торпеда. Отлично учился. Отлично знал английский язык. Был отличным боксёром. Ему не надо было искать «свою тему»,— смысл его жизни был смыслом его поэзии.

В самом начале войны подводная лодка, на которой Лебедев служил штурманом, ушла на боевое задание и не вернулась. Я узнал об этом на фронте, под Ленинградом. Для меня это была первая личная потеря.

Вскоре ко мне попало стихотворение Лебедева, написанное им накануне его последнего выхода в море. Оно и сейчас хранится у меня, неумело напечатанное на четвертушке бумаги, а сбоку — приписка, сделанная летящим лебедевским почерком, где буква «т» напоминает корабельную мачту: «Печатал я сам, потому извините…» Вот это стихотворение:

автор: admin дата: 25th February, 2009 раздел: Поэты о войне, Фронтовые поэты

ЛЕБЕДЕВ Алексей Алексеевич
(1912, Суздаль – 1941, Финский залив)

Поэт. На Кольский Север приехал в 1930-е гг. В Мурманске ходил в море на судах «Севрыб-треста» и торгового флота. Перед войной окончил ВВМУ им. М. В. Фрунзе, после чего служил штурманом на одной из подлодок Балтфлота. В ноябре 1941-го его лодка подорвалась на мине в Финском заливе – экипаж погиб. Лебедеву посвящено стихотворение поэта-мурманчанина А. Подстаницкого «Когда моряк уходит в плаванье» – ответ на стихотворение «Тебе».

ТЕБЕ

Мы попрощаемся в Кронштадте
У зыбких сходен, а потом
Рванётся к рейду лёгкий катер,
Раскалывая рябь винтом.

Вот облаков косою тенью
Луна подёрнулась слегка,
И затерялась в отдаленье
Твоя простёртая рука.

Опять шуметь над морем флагу.
И снова, и суров, и скуп,
Балтийский ветер сушит влагу
Твоих похолодевших губ.

А дальше – врозь путей кривые,
Мы говорим «Прощай!» стране.
В компасы смотрят рулевые,
И ты горюешь обо мне.

…И если пенные объятья
Нас захлестнут в урочный час,
И ты в конверте за печатью
Получишь весточку о нас, –

Не плачь, мы жили жизнью смелых,
Умели храбро умирать, –
Ты на штабной бумаге белой
Об этом сможешь прочитать.

Переживи внезапный холод,
Полгода замуж не спеши,
А я останусь вечно молод
Там, в тайниках твоей души.

А если сын родится вскоре,
Ему одна стезя и цель,
Ему одна дорога – море,
Моя могила и купель.