» Алексей Заурих | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 21st May, 2009 раздел: Стихотворение дня

Алексей Заурих (1941-1983)

В шесть утра

Утром
мне,
улыбчивому парню,
вольно и легко.
Мир похож на душную пекарню —
дышит глубоко,
плечи разминает полусонно
в шесть часов утра.
В ноздри бьёт из хлебного фургона
тминная жара.
Мир!
Гляжу на влажное от пота
строгое чело.
Хлебы печь — хорошая работа!
Было б из чего…
Мир рокочет новгородским вечем,
дел невпроворот.
Пахарь, пекарь —
мир мой мудр и вечен,
как его народ.
Только б душ высокость, поклик неба,
ход ночной звезды
были не дешевле корки хлеба
и глотка воды.

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

автор: admin дата: 15th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Алексей Заурих (1941-1983)

Цитируется по: Сборник “День поэзии 1962 г.” – М., “Советский писатель”, 1962, 312 стр.

Мои рассветы

На улочках, средь каменных громад,
Что в небе прекращаются высоком,
В рассвет впиваюсь жадно, как в гранат.
Припав, его захлёбываюсь соком.

Но, выйдя прогуляться на часок,
Вдруг солнце, вспыхнув, свой покажет норов.
Я сам — его восторженный мазок
На сером фоне стареньких заборов!

Вхожу в дома, в кухонный терпкий чад,—
Шаги по коридорам раздаются.
И люди вслед о чём-то мне кричат,
И вижу я, как лица их смеются.

Рассвет растает, солнцем залитой,
И будет день теплее, но бледнее…
Ах, жизнь моя, на целый золотой
Твой кошелёк становится беднее!

Вот вновь вхожу в рассвет, вхожу в тиши,
Как будто бы планету открываю.
Вот вновь его от утренней души
Как будто бы навеки отрываю.

А город в расходящихся дымах
Готов за ним, как табор, с места сняться.
А люди спят за шторами в домах.
Какие-то им сны, болезным, снятся…

автор: admin дата: 15th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Алексей Заурих (1941-1983)

Цитируется по: Сборник “День поэзии 1962 г.” – М., “Советский писатель”, 1962, 312 стр.

* * *

Гаснут звёзды
                  в предутреннем небе зелёном,
на улице — ни троллейбусов, ни машин.
Прошёл с того времени,
                             как я стал почтальоном,
год. Ну, может быть, с небольшим.
Но я и сейчас умею
                           забывать про погоду,
если надо идти — иду,
как тогда
               в гололедицу
                                   шёл по городу.
И платили-то сущую ерунду!
Месяц спал, как в люльке,
                                свернувшись калачиком.
Я спешил,
              скользкой улочкой семеня.
И кошки в парадных,
                         где не горели лампочки,
обезумев,
               шарахались от меня.
Проходя дворами, мне нравилось очень
замечать: розовеет на крышах снег.
В ту минуту,
                 когда нет ни утра,
                                         ни ночи,
вы видали,
               является заново
                                       город на свет.
Но снова
            газетная сумка давила на плечи.
Поднимался по лестнице,
                                выбиваясь из сил.
А меня уличали знакомые:
             «Ты ищешь работу полегче!» —
и шли на завод.
                       А я газеты носил.
Я носил «Известия», носил «Вечёрку».
Мне жали руку, говорили всякие слова…
И так улыбались незнакомые девчонки,
что кружилась глупая голова.
Позже
         пришли заботы другие.
Одно осталось по-прежнему —
                                  встаю чуть свет.
Но не забуду дни
                      отдаляющиеся,
                                        дорогие…
Мне не было тогда и семнадцати лет.
Вот снова утро. И улицы сонны.
Мне ещё идти, идти — не уставать…
Лежебоки! Записывайтесь в почтальоны.
Денег не наживёте.
                         Научитесь рано вставать.

автор: admin дата: 13th May, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Алексей Заурих (1941-1983)

Цитируется по: Сборник “День поэзии 1962 г.” – М., “Советский писатель”, 1962, 312 стр.

Утро

Утро — мчу без оглядки.
Утром,
как у зверьков,
хитро щурятся глазки
алихватских звонков.

Я спешу к адресатам,
в щели письма сую…
Утро,
я словно атом
ввергнут в бучу твою.

Солнце,
глянь-ка сквозь листья
и меня помани!..
Приготовились лифты —
звездолёты мои.

Проживаю не сиднем!
Я ведь кто? Почтальон!..
Звёздным пламенем синим
весь как есть опалён.

Вновь шагаю дворами,
запахнув пальтецо.
Властелин этой рани,
дует ветер в лицо…

Вот всегда бы так —
с ветром
мне шагать, не дрожать.
Этим ветром, как веком,
задыхаясь, дышать.

Каждый день чтоб как веха,
чтоб в труде как в огне…

Взгляд двадцатого века
остановлен на мне.

Этот взгляд не процежен —
взгляд, в котором восторг.
Я всем сердцем нацелен
ввысь,
как пятый «Восток»!

автор: admin дата: 15th April, 2009 раздел: Воспоминания друзей, Забытые имена

Алексей Заурих (1941-1983)

Цитируется по: День поэзии 1988. Москва:Сборник. – М., “Советский писатель”, 1988, 192 стр.

Велик и шумен наш поэтический лес. Тут тебе величественные кедры, хмурые дубы, стремительные сосны и дрожливые березки, выбивающиеся из кустов бузины и шиповника.

Многоголос, пёстр и звучен лес. Стоишь, смотришь, думаешь. Всё есть… А чего-то не хватает. Чего? Огнистой осинки! Оглянешься – да вон она, на отшибе леса, небольшая, хрупкая, озябшая. Как крутит и мочалит её осенний ветер! Так и кажется – поломает. Но она стоит – в дрожи и ознобе, искро-листо-мётная!

Вот таким я представляю себе поэта Алексея Зауриха. Он был из тех негромких лириков, без которых наш поэтический цех не полон.

Сорок лет жизни ему отмерила судьба. Сорок лет. Много ли? Много, если оглянуться на классиков XIX века. И можно было ещё поработать. Но судьбу не выбирают. Я хорошо знал Алёшу Зауриха. Скромный, тихий, бедно одетый и почти всегда голодный, он незаметно входил в клуб писателей, какой-то сонный и помятый, пристраивался к столику, садился, закуривал и чего-то ждал. Ждал друзей-поэтов.

– Алёша, здравствуй!

Он быстро вставал и предлагал тебе свой стул, сигарету. Он был вежлив, учтив.

– Чашку кофе или стакан вина?

Он разводил руками, хлопал себя по карманам, грустно кивал, находя завалявшуюся медь.

– Не беспокойся, Лёша, у меня есть.

Не спеша и размеренно текла беседа. Столик обрастал поэтами. Читались стихи. Он слушал как бы одним ухом, склонив голову к читающему, слушал внимательно, чутко, Уважал чужой труд. Сухо оценивал: «Хорошо!» Или напрямик резал: «Чепуха собачья!» Редко читал сам.

– Лёша, как работалось почтальоном?