» Михаил Исаковский | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 14th March, 2009 раздел: Стихотворение дня

Михаил Исаковский (1900 – 1973)

В дни осени

А. И. Исаковской

Не жаркие, не летние,
Встают из-за реки –
Осенние, последние,
Останние деньки.

Ещё и солнце радует,
И синий воздух чист.
Но падает и падает
С деревьев мёртвый лист.

Ещё рябины алые
Всё ждут к себе девчат.
Но гуси запоздалые
«Прости-прощай!» кричат.

Ещё нигде не вьюжится,
И всходы – зелены.
Но все пруды и лужицы
Уже застеклены.

И рощи запустелые
Мне глухо шепчут вслед,
Что скоро мухи белые
Закроют белый свет…

Нет, я не огорчаюся,
Напрасно не скорблю,
Я лишь хожу прощаюся
Со всем, что так люблю!

Хожу, как в годы ранние,
Хожу, брожу, смотрю.
Но только «до свидания!»
Уже не говорю…

Осень 1967, Внуково

автор: admin дата: 14th March, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Евгений Осетров

Золотое слово

Цитируется по: День поэзии 1972. М., “Советский писатель”, 1972, 288 стр.

Радостно, когда в поэзии начинает отчётливо звучать молодой, чистый и сильный голос. Но не меньшее чувство удовлетворения я испытываю, когда зрелый и опытный мастер превосходит лучшие достижения минувших лет и вплетает в пёстрый венок поэтической славы новый неувядаемый цветок.

С наслаждением, с редким удовольствием прочитал я не так давно, в подборке новых стихов Михаила Васильевича Исаковского, лирическую миниатюру — «В дни осени», написанную поэтом в канун своего семидесятилетия. Прошедшее время не изменило высокую оценку, которую я дал стихотворению в печати вскоре после его публикации. Более того, читая теперь и перечитывая «В дни осени», я всё время укрепляюсь в мысли, что передо мной — неповторимая поэтическая жемчужина. Её красотой, прозрачностью, глубиной, отделкой, таинственным светом будут наслаждаться — я в этом убеждён! — новые и новые поколения читателей. Из-под пера старейшего русского поэта, основателя могущественной «смоленской школы», воспитателя Александра Твардовского и Николая Рыленкова, автора всенародно известной песенной лирики, вышел шедевр, которым может заслуженно гордиться вся современная литература.

Примечательно, что новое стихотворение Михаила Исаковского наглядно подтверждает его удивительную в своём роде единственную верность однажды и навсегда избранной манере письма. Эту манеру отлично почувствовал ещё в 1927 году Максим Горький, который написал по поводу первой книги Михаила Исаковского «Провода в соломе»: «Стихи у него простые, хорошие, очень волнуют своей искренностью…»

автор: admin дата: 1st March, 2009 раздел: Воспоминания друзей, Советская поэзия

Евгений Долматовский
ОН ВОЕВАЛ СТИХОМ И ПЕСНЕЙ

Цитируется по: День поэзии 1979. М., “Советский писатель”, 1979, 224. стр.

В 1942 году я приехал повидаться со своей семьёй в городок Чистополь, ставший ненадолго крупным литературным центром. В Чистополе находились тогда в эвакуации старые писатели и семьи многих писателей-фронтовиков.

Чистополь был тогда невелик, и не мудрено было, что в день приезда я встретился на улице с Пастернаком и Исаковским. Оказалось, они живут в соседних домах. Я получил приглашение на чаёк и постучался вечером к Исаковскому. Оказалось, что у него за столом уже сидит Борис Леонидович Пастернак. Перед ними на тарелке лежали медовые соты. Человеку, не представляющему себе обстановку военных времен, может показаться странным сочетание этих двух писателей, но я не удивился. Я знал, что недавно уехавший ив Чистополя Александр Фадеев соединил здесь своей дружбой самых разных людей.

Во всяком случае, Исаковский и Пастернак сидели столом в бревенчатой избе, в той части, которая в деревнях именуется залом. За дощатой перегородкой тихо разговаривали женщины.

Нет сомнения в различии, во всяком случае — биографии и эстетических позиций, этих двух крупных советских поэтов, но у них были такие общие черты, как предупредительность и внимательность к людям,— вот они и были друг к другу внимательны.

Исаковский пригласил меня за стол, пошутив, что соты на базаре он купил исключительно, чтобы ускорить приобретение пасечником самолёта или танка для фронта. Потом и Михаил Васильевич и Борис Леонидович попросили меня рассказать обо всём, что там — под Москвой и Харьковом. Пастернак вздыхал, мычал и ахал, а Исаковский проявил удивительное знание фронтовых дел, куда более подробное и точное, чем мои впечатления.

Понимание военной обстановки было для слабого здоровьем поэта как бы заменой невозможности пребывания на фронте. Но была у него и другая возможность воевать, и он её блестяще использовал. Он воевал стихом и песней. Я знаю, что многие читатели-воины и читатели в тылу полагали и уверенно считали, что Исаковский находится на фронте.

Песни были его представителями на всех фронтах и в тылу. Можно ещё сказать, что у Исаковского был на войне свой личный представитель. Конечно же речь идёт о Твардовском. До меня Твардовский успел побывать в Чистополе, и Михаил Васильевич рассказывал Пастернаку и мне, какой радостью была для него встреча с другом.

А теперь его волновало — как там на фронте Саша Твардовский?