» Анатолий Заяц. Однополчане | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 2nd April, 2009 раздел: Поэты о поэтах

Анатолий Заяц

Однополчане

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

Вот они — на книжной, полке — среди многочисленных томиков поэзии, три книжки моих товарищей, три книжки, почти одинаковые по объёму, изданные в Москве в прошлом году, три книжки с дружескими автографами на титульном листе. По правде говоря, у меня не было намерения писать на них рецензии. О стихах иной раз намного сложней писать, чем сами стихи, особенно о стихах, которые понравились. Просто захотелось сказать несколько слов о каждом из них и привести полюбившиеся мне строки.

Сторонитесь, леса

В. Фирсов, «Зелёное эхо»

В оврагах дремлет талая вода.
Глядят купавы жёлтыми глазами.
И солнце гаснет где-то за лесами,
И вздрагивает
Первая звезда.

Это звучит как прелюдия того загадочного смещения звуков и красок, которое испокон веков повторяется в природе и испокон радует людей, а бывает, и потрясает, заставляет подымать голову и благоговейно глядеть на гаснущий горизонт, на восходящие звёзды и слушать, слушать, как, всё явственней проступая сквозь тишину, плещет о васильковый берег далёкая речка, как сигналят сквозь зелёное эхо машины на незримых, а потому таинственных дорогах…

Было это в 1958 году. Я, демобилизовавшись, работал у себя в колхозе на Виннитчине. Как-то звонит редактор районной газеты и, волнуясь, говорит, что приехал к нам поэт из Москвы, мол, давай кати в район. Володя, тогда студент третьего курса Литинститута, читал нам, начинающим, свои стихи.

Где-то там, за спиной,
Остаются его домочадцы.
К ним в раскрытые окна
Влетает пушок тополей..
Сторонитесь, леса,
Дайте Глинке промчаться!
— Полно, Яков, коней пожалей…


С тех пор я полюбил стихи Вл. Фирсова; в них входишь словно в зелёные врата дремучего русского леса, под своды тёплого закатного неба,— в музыку ручьёв и шорохов, в мир первозданный, молодой, вечно волнующий.

Мне, по сути, близка и другая сторона его творчества — высокая поэтическая публицистичность. Он нередко обращается к исторической теме, он любит прошлое своей родины, бессмертные идеалы и подвиги своего народа.

Ни возгласа.
Ни слова примиренья.
Я — безымянный.
Я умру в ночи.
Меня уже пытали палачи
За семь веков до моего рожденья.

Преемственность далёких поколений — через века — вот основная тема и сюжетная канва патриотической поэмы «Память». Кровь русичей бьётся в жилах России; несмотря на опустошительные войны, татарское иго, тиранию средневековья, Россия сохранила силу духа и золотой блеск своих куполов, свою нежность и славу.

И всё-таки моя Россия
Не только Памятью жива.
…Где, темноту навек рассеяв,
Моя высокая земля,
Как Млечный Путь, летит, пыля
Огнями Волги, Енисея…

«Я счастье находил в чужих стихах»

Г. Регистан, «Сердце»

Читаешь стихи — и неожиданно споткнёшься об изумительную строфу. О плохую строфу споткнуться нельзя: ты просто проходишь мимо, слегка поморщившись, не оглядываясь, не вспоминая. А здесь вдруг твоё воображение поразят четыре строки, как четыре зари на всех горизонтах. Обычное представление о поэзии исчезает: ты в волшебной власти четырёхстишия. Шёл человек полями да лесами, радовался деревьям, травам, запахам — вдруг:

Голубиной лирике,
Смелости щеглят,
Лесенке у иволги
Из пяти рулад!..

И всё заслоняет голубой простор, куда занесло тебя попутным ветром и куда восторженно вторглось ликованье иволги из пяти рулад! Многие стихотворения в «Сердце» Г. Регистана таят в себе этакую маленькую руладу, огибающую весь стих.

Но есть у него и другие стихи, стихи, написанные одним дыханием, стихи лаконичные,— в них не улавливаются ни паузы, ни точки, это одно раздумье, одна мысль. Такие стихи запоминаются по первом прочтении. Наизусть.

Апрель, апрель.
Сиреневая даль.
Я взрослым стал. Мне юности не жаль.
Не жаль, что стал к себе и людям строг.
Не жаль, что отдал жизнь на сотню строк.
Не жаль, что на висках холодный иней…
Мне только жалко речки.
Синей-синей.
Что через детство медленно текла.
В ней солнце и покой поныне льются.
Она жива, она зовёт вернуться.
Да некогда.

И всё. Всё стихотворение. Это, наверное, нелегко — несколькими строками создать настроение, заключив в них большой смысл не через сложный образ, необычный эпитет, оглушающую рифму, неожиданный размер. А у Регистана большинство — подобные стихотворения. Может быть, как раз в этом успех его песен.

Трудно себе представить настоящего поэта, который бы не счёл за праздник превосходные стихи, удачу другого поэта. И Г. Регистан, ничуть не кривя душой, говорит, как он счастлив

За то, что падал под Орлом
И снова ,
Вставал и шёл, превозмогая страх,
За то, что был к своим стихам суровым
И счастье находил
в чужих стихах.

На южную звезду

О. Дмитриев, «Проспекты и просеки»

Со всеми в юности бывало: приходишь домой под утро, уже светло, за окнами встаёт новый день, и как хорошо

…Следить, как льёт вода из крана,
И долго ждать, чтоб тёплая вода стекла,
И брать губами острый край стакана
Из тонкого — как нет его! — стекла;
Поёживаясь, затворять окно
И удивляться, разводя руками,
Что жизнь порой такая, как в кино…

О, мы долго ждём, чтоб увидеть фильм, где было бы всё как в жизни, но если поэт говорит, что жизнь бывает как в кино, то мы знаем, о каком кино идёт речь,— и режиссёра знаем!

О. Дмитриев умеет видеть жизнь в солнечных, песенных тонах, он не смеётся, но улыбается — да так, что нельзя и мне удержаться от улыбки; неиссякаемая жизнерадостность, жизнелюбие, как синие рассветные лучи, пронзают его поэзию.

Проживающий в сказочном веке,
Средний житель планеты Земли,
Сколько знаю я!
Древние греки
И мечтать о таком не могли.
…Только я обо всём забываю,
Легкомысленный и боевой,—
Я, бывает, голы забиваю
Драгоценной своей головой.

И это чувство, чувство оптимизма (не боюсь этого слова, говоря о Дмитриеве), не покидает меня, когда я читаю стихи на любую тему, затронутую автором. Ещё идут бои, ещё приносят солдаткам похоронки, но наши наступают где-то и мы увлечённо играем в войну. И вот о родине:


И как врачиха в сбившемся берете,
Что грела нас и тормошила нас.
«Ах, дети, дети,
Милые вы дети…» —
Она твердила, плача и смеясь.

И грош мне будет цена как читателю, если я вместе с Олегом перестану удивляться

Домам, растущим в небо этажами,
Толпе у магазина «Семена»
И беленькой девчонке с чертежами,
В автобусе заснувшей у окна…

И ещё — О. Дмитриев лиричен; он поддаётся соблазну скатиться на пологие рельсы сентиментальности. И пусть его белый лебедь всегда

…Спешит за вожаками
Вперёд, на южную звезду,
Над кучевыми облаками,
Не искажёнными в пруду.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield