» Елизавета Константиновна Стюарт. Путь | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 25th June, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Елизавета Константиновна Стюарт (1906 – 1984)

Цитируется по: Стюарт Е.К. Полынь и солнце. М. Советский писатель 1979г. 320 с.

Елизавета Константиновна Стюарт — один из старейших мастеров нашей поэзии. Она выпустила более десяти стихотворных сборников — «Одолень-трава», «Я слышу сердцем», «Ночные берёзы» и другие. Е. Стюарт живёт в Новосибирске, но стихи её известны любителям поэзии в разных уголках нашей страны. В книгу «Полынь и солнце» вошло лучшее из написанного поэтессой в разные годы. Включены сюда и новые её стихи. Со страниц книги встаёт судьба нашей современницы — человека мужественного и нежного, прошедшего испытания военной поры, влюблённого в жизнь, чутко воспринимающего прекрасное.

ПУТЬ

СТАРАЯ ФОТОКАРТОЧКА

На старой фотокарточке
Далёких детских лет
Стоит девчушка в фартучке,
Глядит на белый свет.

Пять лет. Дорога начата.
Жизнь будет впереди
То матерью,
                  то мачехой
Без жалости в груди.

Но в небе солнце ясное
Ещё идёт в зенит.
В цвету земля прекрасная,
Тропинка вдаль манит.
И, как на малом скворушке,
Что вылетел
                     впервой,
Ерошит ветер пёрышки
Над детской головой…

1973

ЗОЛУШКА

Первая, светлая память о детстве —
Сад, озарённый сиянием лунным,
Сказки, живущие в близком соседстве
С маленьким сердцем, поющим, как струны…

Бал во дворце.
                         Из распахнутых окон
Медленной музыки слышатся звуки…
Золушка, ты ли поправила локон,
Сжала в волнении тонкие руки?

Видно, боишься забыть о наказах
Старой колдуньи?
                            И сердце трепещет…
«Помни, что ждут за пределами сказок
Грубые люди и грубые вещи!

В празднике краткое примешь участье —
Скройся, пока волшебство не изменит!..»

…Здесь ли твое ненадёжное счастье
Туфелькой ляжет на лунных ступенях?

Ты не на это ли счастье в надежде
Вдруг позабыла, к дворцу приближаясь,
Что господам в драгоценной одежде
Будешь ты, Золушка, вечно чужая?

Руки твои от работы в мозолях,
Люди и вещи в союзе с тобою,
Хрупкий обман этих сказок не волен
Стать для тебя постоянной судьбою.

Золушка, здесь ты не будешь счастливой,
Людям живым никогда не изменишь.
Полночь на башне пробьёт торопливо
— В прошлое канут нарядные тени…

Ты от обиды готова заплакать?
Нет, не жалей, что расстанешься с ними,
Пусть даже платьице будет в заплатах,
Пусть даже туфельку принц не поднимет!

Близится срок исполненья наказов
Старой колдуньи.
                           И сердце трепещет…
Страшно?
                 Но знай — за пределами сказок
Добрые люди и добрые вещи!

ЁЛКА

Ещё во тьме сарая мёрзнет ёлка,
А в доме окна — без привычных штор.
И старшие какой-то разговор
От малышей заводят втихомолку.
И мир далёкий, неизвестный, взрослый
Становится в такие вечера
Шуршанием бумаги папиросной
И звёздной мглой, глядящей со двора
В морозных рассыпающихся блёстках,
И тонкою пыльцою золотой,
И необычной в доме суетой,
Когда на кухне важно пухнет тесто
И где, конечно, маленьким не место!

…Всё ближе праздник. Наконец, он здесь!
И дверь к нему распахнута широко:
Дробится свет на золотой звезде,
И, отражаясь в стёклах тёмных окон,
Сверкает ёлка огоньками свеч.
По комнате струится воздух жаркий,
Висят на ветках яркие подарки,
И тайну больше незачем беречь.
Стекает смолка по колючим лапам,
И парафином пол уже закапан…

И если б даже в эту ночь разбили
Игрушку тут, что больше всех любили,
Никто бы не заметил за игрой,
Как под ногой хрустят её осколки…

Сегодня праздник: в этот вечер ёлка
Окружена весёлой детворой.

Подходит полночь.
                               Детям спать пора.
На славу праздник!
                               Только слишком краток…
Но в детских снах за сеткою кроваток
Он, может быть, продлится до утра.
И девочке сегодня крепко спится.
В её ладошках, липких от конфет,
Блестит орехов золочёных след,
Как пёрышко умчавшейся жар-птицы…

Ночь.
         На пол падают засохшие иголки.
И старый Ёлкич, весь пропахший смолкой,
Ведёт с мышами тихий разговор:
Он ищет выхода на лунный двор,
И городом ночным и приумолкшим
Уходит он в родимые леса.
А лунная из окон полоса
Ложится в опустевшем зале на пол:
Луна одна видала — Ёлкич плакал,
Когда прощался с ёлкой в эту ночь
И торопливо удалялся прочь.

За днями дни уходят без оглядки.
Дрожит на ёлке золотая нить…
Но праздник невозможно сохранить,
Как украшенья ёлочные — в ватке.
Что вечно удержать его могло б?..

Раздетой ёлкой, брошенной в сугроб,
Приходят будни…

1944—1945

ЧАЙКА

Я помню теплый пасмурный денёк,
Зелёный сумрак пригородной дачи,
И плеск реки, и берега песок,
Что влажною каймою обозначен.

И тишину, которую на миг
Лишь в августе случается услышать,
А через миг — разноголосый крик
Собравшихся на берегу мальчишек.

Им где-то чайку удалось поймать.
Ей накрепко они связали крылья
И звонко принимались хохотать,
Когда взлететь рвалась она с усильем…

Я подошла.
                 И тот, что первым был
Среди своих вихрастых однолетков,
Мне на ладони чайку положил
За медную согретую монетку.

Клевала чайка руки мне, пока
Я крылья ей спеша не развязала…
Внизу плескалась медленно река,
И над обрывом тишина стояла.

Ещё не смела пленница понять,
Что стала вновь свободной, гордой птицей,
И холодно смотрела на меня,
Как на врага, не смея шевелиться.

Тогда я руку быстро подняла,
Чтоб чайка потеряла равновесье.
И ветерок раскрытого крыла
Стал для неё свободы первой вестью!

И вот она прижалась, оперлась
Живым, незабываемым движеньем
И от руки моей оторвалась,
Сверкнув тугим и плотным опереньем!..

Далёк тот день на тихом берегу,
Но если в жизни горевать случится,
Я, как надежду, в сердце сберегу
Вот эту улетающую птицу.

1945

МАУГЛИ

Все в доме спят, и лишь тебе не спится —
От книжки ты не отрываешь глаз.
И Маугли,
                страница за страницей,
Тебя сопровождает в этот час.

Он с юностью простится в этот вечер,
И джунгли он покинет до зари.
Ему Багира нежно гладит плечи,
А мальчик ей в смятенье говорит:

— Багира, тяжко!..
                             И томит угроза —
Не смерть ли это?
                             Или быть беде?
— Нет, Маугли, ты плачешь. Это — слёзы.
Они бывают только у людей…

Ты крепко засыпаешь на рассвете,
Уже не в силах дрему превозмочь…
…………………………………………………..
Как далеко остались джунгли эти —
Перед тобой иной разлуки ночь.

Разлуки ночь…
                        Война с её невзгодой.
И окна, словно ряд пустых глазниц.
Немое трепетанье небосвода
Над вспышками прожекторных зарниц…

В дыму вокзала над продрогшим миром
Томилась телеграфная струна.
И что-то сердце странно защемило,
Когда ты шла по улицам одна.

Та боль пришла, как смутная угроза,—
Не смерть ли это?
                            Или быть беде?.. .
..«Нет, Маугли, ты плачешь. Это — слёзы.
Они бывают только у людей»…

1945

* * *

Теперь крепись.
                         И ни на что не сетуй.
Судьба твоя тебе уже видна.
Перед тобою путь нелёгкий этот —
Ушли в сраженье сверстники.
                                                 Война…

И ты пойдешь сквозь горький дым пожарищ,
Вдохнешь сухой и терпкий запах гари,
Людское горе встретится с тобой.
И, как своя, беда чужая грянет,
И навсегда судьба народа станет
Твоей неотвратимою судьбой.

А в час, когда луна стоит в зените,
Ты в этот час на горестной земле
Останешься перед лицом событий
С тетрадью чистой на твоём столе.
И вот тогда вступай в единоборство
Со смертью и нахлынувшей тоской,
И пусть надежда, мужество, упорство
Строку наполнят под твоей рукой.

А сердце, где настойчиво и тонко
Стучится боль — ему уже невмочь,—
Уговори, как малого ребенка.
Не сможешь ты,
                          сумею я помочь.

Уговори!
            И сразу посветлеет
Ночное небо за твоим окном.
Я — это ты.
                  Но я тебя сильнее,
А в эти ночи мы всегда вдвоём…

И, наконец, спокойно и широко
Коснётся свет развернутых страниц.
И вот тогда слова в оживших строках
Вдруг встрепенутся, словно стаи птиц.

И в каждой строчке будет луч рассвета
Предчувствие победы впереди…

Перед тобою путь нелёгкий этот.
Прекрасный путь.
                            Он ждёт тебя —
                                                    иди!

В СТАРОМ ГОРОДЕ

Как сад запущен— стал ещё тенистей!
Как покосился старенький забор…
В углу под кучей прошлогодних листьев
Ледок зимы не стаял до сих пор.

А день, как в детстве, солнцем весь пронизан,
Пока не зноен, но уже горяч.
Я знаю, что за этим вот карнизом
Лежит закинутый когда-то мяч…

Как детство близко…
                                Как прозрачна память…
Мне показалось, что сейчас найду
Я куклу с безмятежными глазами,
Однажды позабытую в саду,
И водосток, где ливень пел весёлый…
А где же книжка с радостным концом?
В ней юноша прошёл моря и долы,
Чтоб отыскать волшебное кольцо.

Где ж девочка с каштановой косичкой?
Мне никогда не встретиться с тобой…
С печальным и тревожным криком птичка
Испуганно вспорхнула над травой…

Мне в прежний мир заказана дорога —
В иную даль ведут меня пути.
Но я вернулась к этому порогу,
Чтоб детства след в густой траве найти.

Я закрываю ветхую калитку,
Где старый дом, где сырость под окном,
Где в сумраке смородины улиткой
Свернулось время под большим листом…

1945

ПОДАРОК

Ю. Магалифу

Игрушка шутливо подарена мне —
Кораблик красивый на синей волне.
И к пальмам бумажным неведомых стран
Стремится отважный его капитан.

Матросы на мачтах усердья полны…
Во мне оживают далёкие сны —
Открытий и странствий забытая страсть…
Из нитей натянута тонкая снасть.

Пророчит удачу мне ветер морской,
О чём же я плачу, не сладив с тоской?
И что я храню в своём сердце сейчас?
И что хороню в сотый раз,
                                            в сотый раз?

Открытий и странствий забытую страсть?
Мечту, над которой утрачена власть?
В моря-океаны заказанный путь?
Ветра, наполнявшие парусу грудь?..

Все клады на дне засыпают морском.
Их медленно там засыпает песком.
И волны их прячут в своей глубине…
Мне больно,
                  я плачу навзрыд в тишине!

Бумажный кораблик, кораблик смешной,
Ну, что же ты сделал сегодня со мной?..

1956

* * *

Быть может, оттого, что ни глотка
Мне в молодости счастья не досталось,
Та молодость со мною оставалась,
Пока я не состарилась.
                                      Пока
Не поняла, что счастья и не будет,
Которое она одна сулит,
Что дали мне иное счастье люди,
Не меньшее…
                      Так что же здесь болит?..

1956

ПАРУС ЮНОСТИ

Ты было, детство, рыбкой золотою,
Что все желанья выполнить могла.
Была ты, юность, дерзкою мечтою
И парусом развёрнутым была.

Потом над всем прошли дожди стальные,
Родное небо занавесил дым.
И образ героической России
Навек от сердца стал неотделим.

И сделалась надеждой и судьбою,
Любовью нерушимою вошла
Она и в счастье, добытое с бою,
И в помыслы,
                    и в песни,
                                     и в дела.

Я знаю — годы прожиты недаром.
И всё-таки чего-то очень жаль,
Когда я вижу полный ветром парус,
Что уплывает в голубую даль…

1956

В ДОРОГЕ

Шёл поезд перелесками,
Кружилась даль в окне,
И в сумерки осенние
Взгрустнулось что-то мне.

И ощутимым сделался
Весь груз прожитых лет,
И те друзья припомнились,
Которых больше нет.

И показалось — мало я
Свершила нужных дел…
А за окошком поезда
Знакомый мир летел.

Поля, заводы с трубами,
Дымящими в закат…
Вдруг вижу я — вдоль выемки
Слова ко мне летят.

Они, белея в сумраке,
Спешат меня найти.
Их кто-то камнем выложил:
«Счастливого пути!»

И разом звёзды ясные
Зажглись в моём окне,
И всё, что недоделано,
По силам стало мне.

Я поняла, что власти нет
Сединам и годам
И счёту нет оставшимся
Товарищам-друзьям,

Чей голос в миг усталости
Сумел ко мне дойти —
И вот желает ласково
Счастливого пути!..

1953

Метки: ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield