» Гамзат Цадаса. Поэт гор | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 10th October, 2008 раздел: Воспоминания друзей

Гамзат Цадаса – отец Расула Гамзатова. Однажды мне на глаза попалось несколько его стихов. Несколько месяцев я безуспешно пыталась найти сборник его стихов. Как известно, кто ищет, тот всегда найдёт. Уже традиционная для поэтических сокровищ цена в 10 рублей в магазине “Старой книги” – и я счастливый обладатель небольшого, но очень драгоценного сборничка.

В сборничке две статьи. Первой я хочу опубликовать ту, которая завершает сборник – ибо именно в ней говорится и об отце-Поэте, и о сыне-Поэте, что для меня имеет очень большое значение – именно из неё мне стало понятно, что, вероятно, рядом с таким Отцом, было просто невозможно вырасти обычным человеком – только Поэтом.

Яков Козловский.
Гамзат Цадаса. Поэт гор.

Во вторую годовщину победы над гитлеровской Германией мой однокашник по литературному ин­ституту Расул Гамзатов пригласил меня провести летние каникулы в доме его отца – Гамзата Цадасы.

Двери этого дома в Махачкале были всегда откры­ты для гостей. B нём была комната, которая по-гор­ски именовалась кунакской. Она никогда не пустова­ла. Здесь обычно останавливались земляки хозяина дома – цадинцы, гордившиеся тем, что Гамзат, сделав своим псевдонимом имя родного аула Цада, прославил его на всю страну. Пользовались гостеприимством Гамзата и уроженцы других аулов. Часто наезжали русские писатели – Николай Тихонов, Владимир Луговской, Пётр Павленко, Семён Липкин.

О столе и удобствах для гостей заботилась жена поэта – Хандулай. Женщина необыкновенной добро­ты, трудолюбия, выдержки и такта, Хандулай хорошо понимала своего мужа и была достойна его. После гибели двух старших сыновей, павших на войне, она хо­дила в трауре, но рук не опускала. Гамзат c любовью писал о ней, что если бы не она, то вряд ли бы он достиг того, что сделал.

Когда на заре он садился за работу и до слуха до­мочадцев доносилось его бормотание, похожее на мо­литву, Хандулай снимала башмаки, чтоб не нарушать тишины в доме.

Как-то, вернувшись из Москвы, Расул, видя, как много забот ложится на плечи матери из-за того, что двери дома всегда открыты, осторожно посетовал на это в присутствии отца. Тогда Гамзат спросил его:

– Что ты хранишь в шкафу, мой сын?
– Книги, отец.
– У каждого своя библиотека, Расул. Люди – это мои книги…

Гамзат был человеком высокой нравственной культуры, образованным и начитанным. У меня хранится одна из книг поэта c дарственной надписью по-арабски. Мастер аварского стиха, Гамзат в равной мере хорошо знал арабскую и русскую литературу, пере­водил Пушкина, высоко ценил поэзию Армении и Грузии.

Нынешний день рождается из вчерашнего. На­верно, поэтому сын простого горца Магомы свято чтил память предков и историю своего народа. В его кабинете над рабочим столом висел портрет рыже­бородого Шамиля.

Гамзат был щедр, отзывчив, доверял людям и старался никогда ни в чём не отказывать им. Ку­мыкский поэт Аткай, зная эту черту Гамзата, по­мнится, обратился к нему c такой просьбой.

– Гамзат, – сказал он, – один мой родственник в горах собирает материал o времени, описанном Толстым в «Хаджи-Мурате». Нет ли y тебя чего-­нибудь столь же достоверного o бурных днях Кав­каза, как и в той повести.
– Погоди!

Гамзат пошёл в кабинет и вынес ему книгу:

– Держи!
– Что это?
– Рукописный дневник секретаря Шамиля. Через полмесяца вернёшь: книга мне будет нужна для работы.

На свете множество людей, и все они, за редким исключением, загадочно не похожи друг на друга. Природа не конвейер, она не терпит шаблона. Настоящие поэты всех времён не схожи стихотворной интонацией, душевным ладом и своеобразием почерка.

Сын Гамзата – Расул печататься стал рано. Он учился в седьмом классе, когда его стихи, подписан­ные отцовским псевдонимом – Цадаса, стали появ­ляться в аварских газетах. B автобиографическом очерке он рассказывает: «Однажды горец, который не знал, что я грешу стихами, сказал мне: «Послушай­-ка, брат, что случилось c твоим уважаемым отцом? Раньше, прочитав его стихи только раз, я запоми­нал их сразу наизусть, а теперь даже понять не могу!» C тех пор сын Гамзата, сделав имя отца сво­ей фамилией, стал подписываться под стихами: Ра­сул Гамзатов.

Еще до приезда в Дагестан я знал, что автор. «Метлы адатов» – Гамзат Цадаса, острый, блиста­тельный сатирик. Его строки зачастую изустно пересекали горы ещё до того, как стихотворение обре­тало печатную форму. Заслуженно Гамзат носил звание народного поэта.

Однажды в дом к Гамзату вошёл хмурый муж­чина. Опустив голову, он сказал поэту:
– Я знаю, ты осуждаешь мой поступок, как и те, в ауле. Я не оправдываюсь, я виноват!
– Что тогда? – спросил Гамзат.
– Просьба есть!
– Говори!
– Об одном прошу, не сочиняй про меня стихов. Не позорь перед горами! Ты – депутат, вели лучше, чтоб судили…

Гамзат был строгим и взыскательным художни­ком. Афоризм – «Слово дороже коня» – из древнего предания горцев стал его девизом. О высоком назна­чении таланта он высказывался так:

«На рынках закон существует издревле:
Чем больше товара – тем стоит дешевле.
Товар и талант меж собою не схожи,
Таланта чем больше, тем стоит дороже».

Помню, я сопровождал Гамзата Цадасу на литературный вечер в городскую библиотеку Махачкалы. Над улицами висела сиреневая дымка, со стороны моря поднималась луна, и вокруг вспыхнувших фо­нарей витали рои мотыльков. Встречные здоровались с Гамзатом. Невысокого роста, тонкий, как истинный джигит, он был одет в гимнастёрку, подпоясанную кубачинским поясом, и обут в сапоги. Какой-то седобородый старик в папахе, приложив ладони ко лбу и сердцу, поклонился ему:

– Салам алейкум!
– Ваалейкум ассалам! – ответил Гамзат и тоже приложил ладони ко лбу и сердцу.

Я спросил, кто этот человек. Гамзат ответил од­ним словом:

– C гор…

Накануне одной из встреч c избирателями Гамзат заболел. Ему предложили повременить c поезд­кой в аулы. Он отказался. Тогда сказали, что при­шлют машину е хорошим водителем, который мо­жет по крутым дорогам ездить мягко, как по ас­фальту. Поэт грустно улыбнулся и вежливо отка­зался от машины. Он ценил заоблачные тропы и любил подниматься в горы верхом. Мудрый и му­жественный, он появился перед людьми в седле и веч­ным всадником остался в их благодарной памяти.

…Была жёлтая осень, в холодном небе печально перекликались станицы перелётных птиц. Я шёл бульваром по шуршащим листьям к памятнику Гам­зата Цадасы. Я знал поэта и переводил его стихи. Со стороны площади появился седобородый человек в лохматой черной шубе и папахе, похожей на тучу. Он приблизился к изваянию поэта и, приложив ладони ко лбу и сердцу, поклонился ему.

Метки: , ,
  1. амина сказал,

    хороший поэт и стихи хорошие!!!

  2. admin сказал,

    Амина, абсолютно с Вами согласна (:

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield