» Глеб Горбовский. Стихотворения. | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 2nd August, 2009 раздел: Стихотворения

Глеб Горбовский

Цитируется по: Горбовский Г.Я. Заветное слово: Новые стихи; Поэма. – Л.:Лениздат, 1985. – 78 с., ил.

МОИ НАЗВАНЬЯ

Над миром грешным
плывут ночами —
проспект Надежды,
бульвар Печали.
Над серой глыбой
озябших зданий —
квартал Улыбок,
кольцо Свиданий.
Они похожи,
но только внешне,
на тот тревожный
мой город снежный,
на тот моторный,
бетонный улей…
Проезд Восторгов,
тупик Раздумий…
Они похожи,
как сказка с былью,
как дух таёжный
с квартирной пылью.
Аллея Тайны,
фонтан Беседы…
Мои названья
моей Планеты!

ЖИВАЯ ВОДА

Не выбирал — сложился признак
судьбы:
как вещая рука,
всегда вела меня по жизни
та или эта, но — река.
Не море рьяное, не заводь,
не гладь стоячая озёр,
не буйство чувств, не стыд, не зависть,
но — ровный ток души в простор!
Нева родимая, а возле
Шелонь — река моей войны;
Шексна армейская
и Волга —
река любви, река страны!
Блужданий реки и скитаний —
Амур и Лена…
Всех не счесть.
Но вот ещё: река свиданий
с собою.
(И такая есть.)
Двина! Точней — её верхушка.
Спешит по Белыя Руси.
Река-клюка, река-старушка,
мой лик усталый отрази.
Неси меня, как вздох гармошки,
туда, в заречье, в синий лес…
Всё позади.
Подумать можно.
И улыбнуться.
В глубь небес.

СНЕГ

Лохматый снег,
тяжёлый снег
ложится мне
на дуги век…
Всё отойдет:
деревья, зверь
и человек,
что жив теперь.
И только снег
из века в век,
громоздкий,
плотный
плоский снег —
неувядаем
и живуч…
Шёл русский снег
из русских туч.

ЗАВЕТНОЕ СЛОВО
В. Чивилихину

Что есть Россия?
Хмурая изба?
Фонтан берёзы, бьющей из пригорка?
Россия — память,
взгляд из-подо лба
сквозь дым веков
и сладостный, и горький.

Что есть Россия?
Мудрая река,
всех наших сил и разумений — русло.
И мы —
её крутые берега
в сугробах городов
и нивах русых.

Что есть Россия?
Перекат, порог,
дробящий всё отжившее, пустое.
Россия — слово
(дум людских итог) —
заветное, нетленное,
святое.

ОБЛОМОВ
О. Табакову

Земли российской лоно.
Ширь — не хватает глаз…
Илья Ильич Обломов
садится в тарантас.
…Закутанного пледом,
подбитым под бока,
везут его по свету,
как чудо,— сквозь века.
Отнятый от покоя,
изъятый у мечты…
В нём что-то есть такое,
чему причастен — ты.
Он делает приватно
визиты, хмур зело.
Но хочет он — обратно,
туда, к себе, в дупло,
в российские туземцы,
где сон как божий суд!
И никакие немцы
его уж — не спасут.
…Нет, не на поле брани,
не на лихом коне —
умрёт он на диване,
скорей всего — во сне.
Счастливый неудачник,
дань сердцу — не уму…
Но почему я плачу,
смотря вослед ему?

Метки: ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield