» Степан Смоляков. Фронтовые стихи (1) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 12th November, 2008 раздел: Советская поэзия, Стихотворения, Фронтовые поэты

Степан Смоляков (1916 – 1968)
Фронтовые стихи

Цитируется по: Смоляков Степан. Избранное. Хабаровск, Кн. изд., 1976. – 112 с.

Край мой любимый

Край мой любимый, – с туманными далями,
С шумной тайгою, с болотными рясками…
Сколько бы разных земeль ни видали мы –
Нет тебя лучше, красивей и ласковей.

Я исходил твои тропки заветные,
Видел рассветы над горными кручами,
Там, где в расщелинах, еле заметные,
Речки родятся ручьями певучими.

Здесь я сроднился с колхозными нивами,
С морем хлебов, с кораблями-комбайнами,
Штормы терпел над морями шумливыми,
Руды искал за лесами бескрайними.

Здесь я услышал, как юноши спорили –
Есть ли места на земле знаменитее…
Край мой возлюбленный!
В радости, в горе ли –
Связан ты с сердцем незримыми нитями.

Пусть твои сопки в туманах теряются,
Пусть ты далёк от Москвы белокаменной –
Близость сердец не верстой измеряется:
Мужеством славных,
Их доблестью пламенной!

1940 – 1943

У Волочаевской сопки

Вечер медленно тает,
В сотни красок расшит.
Поезд рельсы глотает,
К океану спешит.
Едут люди простые
На далёкий восток.
Дыма космы густые
Разрезает свисток.

Клёны осени ранней
Обступают вагон.
У подножья Корани
Остановится он,
И расскажет соседям
Той войны ветеран
О великой победе
Земляков-партизан.

Отгремели раскаты
Всeнародной войны,
В приамурские хаты
Возвратились сыны,
Те, что насмерть сражались
Здесь за Родину-мать.
Но другие – остались
Под курганом лежать.

Спят солдаты-герои.
И, поднявшись из скал,
Над Коранью-горою
Вечный памятник встал –
Это те, что уснули,
Честно выдержав бой,
Здесь бойца в карауле
Вознесли над собой.

И над крышею зданья,
По-солдатски одет,
Он стоит, как преданье
Гeроических лет.
И глядит он глазами
Сослуживцев своих
На бессмертное знамя,
Осенившее их,
На заводы, селенья,
На простор полевой,
Ha дела поколенья,
Что сменило его.

1940

Перед дальней дорогой

Перед дальней дорогой – давай повторим,
Как гляделись мы , помнишь, в лесную криницу
Как, смеясь, pасставались мы с детством своим,
В опрокинутом небе,искали синицу.

Только к прежнему счастью вернуться опять
Нам с тобою пути не осталось иного,
Как в смертельном бою от врага отстоять
Всё, что в песнях любви неизменно и ново:

Все цветы и деревья родимой земли,
По весне – зеленя на бескрайних равнинах,
Придорожные яблони в тёплой пыли,
Золотые закаты в садах соловьиных,

Перелётные стаи по осени днём,
По ночам в пустырях притаившийся ветер,
Перезрелые звёзды над сонным плетнём,
Переклик петухов на студёном рассвете.

На солдатском пути, что суров и жесток,
Пусть меня не покинет лесное соседство,
Я на запад пойду. Я приду на восток,
Чтобы детям вернуть их счастливое детство.

1941

Там не пахнeт шалфeем …

Там не пахнет шaлфеем и донником,
Бродит степью полынная сонь,
Над весёлым резным подоконником
Не поёт про разлуку гармонь.

Там не снятся цветам-недотрогам
В беспокойных ночах соловьи.
Там проходят по трудным дорогам
Земляки твои, братья твои.

Горький пепел их ноги окутал.
Там, у политых кровью дорог,
Твой родимый истерзaнный хутор
Неотмщённой обидою лёг.

Будешь к новым трудам и заботам
Привыкать в эти дни – не забудь
Их тяжёлый, по врaжеским дотaм,
По трaншеям и надолбам путь.

Будешь в жаркой девичьей постели
После трудного дня – помяни
Из пропахшие дымом шинели,
Ночь без сна и без отдыха дни.

Отгремят огневые недели,
Возвратятся счастливые дни,
И с тобой твою радость разделят
Земляки твои, братья твои.

1942

* * *

Как займётся вдруг над селом
Розовее крови заря,
Как ударит петух крылом,
Новый день на село зовя,

Как взгляну на небес синеву,
На рассветных снегов литьё,
Как я имя твоё назову –
Так заходится сердце моё.

Что ж я раньше тебя не воспел,
Всей твоей горевой страды,
Что ж я вовремя не поспел,
Чтоб тебя заслонить от беды?

Где стоял нерушимый дом
Вековечной моей родни –
Только пепел на месте том,
Только трубы торчать одни…

Беларусь моя, Беларусь!
Я детей твоих не забыл,
Каждый малый твой куст берусь
Посадить на месте, где был.

И не знать мне счастья, пока
Ясный день над тобой не взойдёт,
Пока самый последний кат
На штыке моём не умрёт.

Лишь тогда я шинель сниму
И поставлю в углу ружьё…
Как я имя твоё назову –
Так заходится сердце моё.

1942

* * *

Как недоступная вечерняя звездa,
Ты мне светила в дни моих исканий,
И разделяли нас с тобой всегда
Безжалостные вёрсты расставаний,

Ни в юности, в плену смешных тревог,
Ни в годы взрослых споров и волнений,
Ни жарким словом клятв и уверений
Ни песней удержать тебя мне мог.

Ты оставалась для меня всегда,
Как недоступная вечерняя звезда.

И вот теперь, когда не отцветают
Созвездия ракет над головой
И очень редко письма долетают
С знaкомым штампом почты полевой, –

Шагая в стужу по ночному полю,
На миг подумав о тебе одной,
Я понял всё. Друзей теряя, понял,
Какой была ты близкой и родной.

Так будь же мне звездою на пути,
Свети, моя далёкая, свети.

1942

Солдатской матери

В ранний час, когда полны дороги
Чуткой предрассветной тишиной,
Образ твой, задумчивый и строгий,
Неотступно следует за мной.

Ты меня под сердцем не носила,
Не качала, к зыбке наклонясь.
Но твоя испытанная сила
В кровь мою горячую влилась.

Где теперь ты? Под седым туманом
Чёрной степью на восток идёшь,
Или в горы смелым партизанам
Ленты пулемётные несёшь?

Ветер мне донес твою молитву.
Ты меня родимым назови
И, как сына верного, на битву,
На кровавый бой благослови.

Я за всё врагам твоим отвечу,
И вернётся в дом твоя семья.
Сквозь огонь, сквозь яростную сечу,
Сквозь бои – идут к тебе навстречу
Все твои родные сыновья.

1943

* * *

Май в цвету. Вековая обнова –
Тёплых листьев зелёный уют.
Золотистые иволги снова
На берёзах лесных запоют.

Мне под их пepеливчатый гомон,
На закате походного дня,
На минутку взгрустнется по дому:
Как живёшь ты и ждёшь ли меня?

Не прощай мне напрасной тревоги,
Пусть не скоро мне будет дано
После пыльной военной доpoги
Постучать на рассвете в окно

Пусть тебе, будто в юности дальней,
Не давая забыть о былом,
Под окном всё нежней и печальней
Машет яблоня белым крылом.

1943

* * *

Ты прости, моя родная, тут
Что-то долго почтальоны не идут,
Встань с рассветом, радио включи,
Погрусти, моя родная, помолчи.

Хитрый техник, наторевший в городах,
Узелочков понавяжет в проводах.
Хоть и близко мы с тобой – ему
Лучше слышно через дальнюю Москву

Ты ему доверься. На рассвете
Радио на всё тебе ответит:
Где мы ходим – где мы бродим на войне,
Где нам весело, где трудно, где ты снишься мне.

Где нам ночь в пути – чернее сажи.
Пусть об этом сводка не расскажет –
Даже сны у нас с тобой и те одни.
Ты и так поймёшь – недаром в эти дни,

Ты прости, моя родная, тут
Чтo-то долго почтальоны не идут,
Почтальоны, видно, тоже стали в строй
Перед дотом под Хинганскою горой.

1944

Глухим декабрём

Глухим декабрём,
Когда в улицах злобствует стужа,
И зимние клёны
О солнечном августе тужат,
Бессонная мать
Читает, что пишут сыны.
Ей хочется знать,
Когда мы вернёмся с войны.

Ты ей не пиши,
Дорогой мой товарищ и друг,
Что вечная полночь
Тебя обступила вокруг,
Что, роту ведя
В беспощадный карающий бой,
Ты ранен осколком
И можешь остаться слепой.

Ты ей не пиши, –
Она после узнает об этом:
Ты ей напиши,
Как тревожным и памятным летом
В молдавских селеньях,
Где шёл победителем ты,
Спасённые дети
Тебе приносили цветы.

Когда ж отгрохочут
Суровые будни войны
И к мирным селеньям
С победой вернутся сыны –
Мы тоже вернёмся,
Мы тоже вернёмся – вдвоём,
И легче нам будет
Сказать ей о горе твоём.

1944

Метки: ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield