» Дмитрий Блынский. Книга раздумий (об Александре Ойслендере) | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 21st March, 2009 раздел: Поэты о поэтах

Дмитрий Блынский

КНИГА РАЗДУМИЙ

Цитируется по: День поэзии 1965. М., “Советский писатель”, 1965, 280 стр.

Он стоял над крутобережьем Байкала и долго глядел на седые волны славного моря. Высокий и молчаливый, здесь, перед священным Байкалом, он, казалось, распрямился и стал ещё строже и подтянутей.

О чём он думал в эти минуты?

Может, вспомнились нелёгкие будни Северного флота, где Александр Ойслендер служил с первых дней Отечественной. А может, увидел высокие кручи вольного Днепра и необозримую степь с вековыми курганами, ковыльную, безбрежную, как море, степь, где прошло его детство.

Ещё вчера мы были в бурятской степи, и он, думалось, больше всего любит степные просторы. А теперь он молча с нескрываемой любовью и гордостью смотрел на Байкал. Всё широкое и вольное, манящее вдаль — и степь и море — Ойслендер любил одинаково.

На дорогах Бурятии, куда мы приезжали с латышскими литераторами ранним летом шестьдесят третьего года, я впервые близко познакомился с Александром Ефимовичем. Сдержанный, больше слушающий собеседника, чем говорящий сам, при разговоре о поэзии преображался, освещённый неуловимым внутренним светом.

Где-то в лесном Тарбагатае взволнованно рассказывал об Эдуарде Багрицком, который дал путёвку в свет первой его книге стихов «Мир свежеет»; в звероводческом совхозе среди гор Улан-Бургасы Ойслендер вспоминал бушующие на ветру каштаны под Киевом, родную Украину, где он был и чернорабочим, и почтальоном, и шлифовщиком на деревообделочной фабрике.

А позже, покидая Улан-Удэ, говорил своим друзьям-бурятам «баяртай» — до свиданья — и обещал скоро снова сказать «сайн-байна» — здравствуй! Но это была последняя командировка человека с добрым, взволнованным сердцем, которое вечно стремилось навстречу ветру странствий и новых открытий.

И сегодня слова Александра Ойслендера, обращённые к большому русскому поэту Николаю Заболоцкому, мы относим к самому автору:

…Пусть нет в живых поэта,
Есть книга дум возвышенных его.

Она, эта последняя книга, подготовленная Александром Ефимовичем незадолго до его смерти, выпущена издательством «Советский писатель» и называется «А снег идёт».

Александра Ойслендера привыкли считать поэтом-маринистом. С 1928 года, когда он ушёл добровольцем на Черноморский флот, Ойслендер постоянно был связан с морем и опубликовал много книг, посвящённых труженикам и воинам солёных просторов.

В новой книге «А снег идёт» Ойслендер предстал перед читателем как поэт ярких философских раздумий о родной земле, о человеке, о времени и любви. Горизонт его интересов и дум по разнообразию тем и красок стал намного шире и убедительней. Одни названия стихотворений говорят о том, что волновало в последние годы поэта и как, оставаясь конкретным, романтически возвышенно он говорил «о времени и о себе»: «Пусть мчится век», «Диалектика», «Время», «Огни ЗАГЭСа», «Я верю», «После взрыва в Сахаре», «Современник», «Россия», «Работа» и многие другие.

Большое сердце поэта, то гордое и счастливое, то тревожное и настороженное, горячо стучит в каждом стихотворении. Недаром поэт писал, оглядываясь на пройденный путь:

Что ж,
Не жил я вполсердцебиенья,
Вполдыханья, вполсилы моей.
Коль любил — так любил до забвенья,
Ненавидел — так яростью всей.

Ступив на палубу корабля ещё в конце 20-х годов, Ойслендер прошёл трудными и суровыми дорогами, потому и в стихах его постоянно звучит тема зовущих дорог, тема подвига во имя «сраженья мрака и огня, сраженья нового со старым».

«А снег идёт» — книга «сухопутная», но и в ней — такое уж сердце поэта-моряка — видится лунная дорожка, на океанской глади, слышится грохот десятибалльных волн… Поэтические детали моря, художественные образы, навеянные флотом, близкие и дорогие поэту, он часто берёт как изобразительные средства для произведений о земле.

Никогда Александр Ойслендер не гонялся за внешним украшательством своих стихов, за сверхоригинальной рифмой, за необыкновенным ритмом. И стихи последней его книги просты, обыкновенны и ясны. Но их человеческая взволнованность, неподдельная искренность и образный язык делают эту простоту и обыкновенность настоящей Поэзией с большой буквы.

В жизни Александр Ефимович Ойслендер любил широкие, как в степи и на море, горизонты. К широте таких же горизонтов — от книги к книге — он стремился и в своём творчестве.

Метки: , ,

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield