» Библиотека «Огонёк» | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 13th July, 2011 раздел: Забытые имена, Стихотворения

Кирилл Ковальджи

Высокий диалог (часть вторая)

Часть первая:  http://poezosfera.ru/?p=3756

* * *
Боль промыла глаза,
и ничтожное стало ничтожным,
и по-старому жить невозможно,
если только дожить до утра…
Боль промыла глаза
и незримое вдруг обнаружила,
и единственный смысл проступил,
как в тумане гора,
и обрушился дом,
ветром выдуло всякую шушеру
и мишуру,
и в степи пустой —
человек нагой,
а заря над горой
остра…

Отступается боль,
и мгновенье прощается с вечностью,
и секунды затикали,
и чириканье птиц со двора —
всё вернулось к себе,
вещь опять облекается вещностью,
и кровать нерушима,
и шерсть одеяла добра.

Отступается боль —
можно снова привычному радоваться,
и возможно опять
за дела свои браться с утра,
улыбаться друзьям
и порою спокойно оглядываться
на окно, где стоит
За надёжным туманом
гора.

автор: admin дата: 11th July, 2011 раздел: Забытые имена, Стихотворения

Кирилл КОВАЛЬДЖИ

Кирилл Владимирович Ковальджи, поэт и прозаик, родился 14 марта 1930 г. в селе Каменское (Ташлык) на юге Бессарабии. Учился в Москве, окончил Литературный институт им. А. М. Горького в 1954 г. Работал журналистом в Кишинёве. С 1960 г. — в Москве.

Первый сборник стихотворений К. Ковальджи «Испытание» вышел в 1955 г. в Кишинёве, там же изданы его сборники «Лирика», «Разговор с любимой», «Человек моего поколения», «Стихи», «Испытание любви». Сборники «На рассвете» (1958), «Голоса» (1972), «После полудня» (1981), «Кольца годовые» (1981) вышли в Москве. К. Ковальджи — автор повести «Пять точек на карте» (1965), романа «Лиманские истории» (1970), ряда рассказов, критических статей, переводов из молдавской и румынской литератур.

Произведения К. Ковальджи переводились на разные языки. Отдельные издания вышли в Польше, Болгарии, Румынии.
В «Высокий диалог» вошли стихи разных лет.

СЛЕДЫ

Белый лес. Пугливая дремота
И морозный неподвижный дым.
Валенки и маленькие боты
На снегу оставили следы.

Валенки ступали в снег весомо,
Боты — как-то легче и нежней.
Вздрогнула синица. Хрупким комом
Снег, шурша, осыпался с ветвей…

Маленькие боты вдруг пропали.
Не ищи — напрасные труды.
Валенки, однако, оставляли
Более глубокие следы.

автор: admin дата: 16th November, 2009 раздел: Стихотворения

Эльдар Рязанов

ПИСЬМО ПОСТАРЕВШЕМУ ДРУГУ

Ну, какая же это заслуга —
спрятать душу свою под замок
оттого, что ты сверзился с круга,
изнывать от тоски и досуга,
слушать, как надрывается вьюга,
упиваясь, что ты одинок.

Ну, какое же это подспорье,
что ты доступ друзьям перекрыл,
что ты пестуешь горюшко-горе,
проживаешь в обиде и вздоре?
Ты, как крест на глухом косогоре,
под которым себя схоронил.

Ну, какая же это отрада,—
не дождавшись финала парада,
разломаться, сойти, уступить?
Годы — горе, а мысли — отрава…
Но на то и мужская отвага,
чтоб с улыбкой навек уходить.

МОНОЛОГ «ХУДОЖНИКА»

Прожитая жизнь сложенье чисел:
сумма дней, недель, мгновений, лет…
Я вдруг осознал — я живописец,
вечно создающий твой портрет.
Для импровизаций и художеств
мне не нужен, в общем, черновик.
Может, кто другой не сразу может,
я ж эскизы делать не привык.

Я малюю на живой модели,
притушил слезой бездонный взгляд.
Лёгкий штрих — глазищи потемнели,
потому что вытерпели ад.

Я прорисовал твои морщины,
в волосы добавил белизны.
Натуральный цвет люблю в картинах,
я противник басмы или хны.

Перекрасил — в горькую! — улыбку,
два мазка, — и ты нехороша.
Я без красок этого добился,
без кистей и без карандаша.

Близких раним походя, без смысла
гасим в них глубинный теплый свет…
Сам собою как-то получился э
тот твой теперешний портрет.

автор: admin дата: 15th November, 2009 раздел: Русская поэзия

Анатолий ЖИГУЛИН

Анатолий Владимирович Жигулин родился в 1930 г. в Воронеже. Впервые выступил в печати со стихами в воронежской периодике (газ. «Коммуна», альм. «Литературный Воронеж») в 1949 г. В том же 1949 году молодой поэт, студент Воронежского лесохозяйственного института, был незаконно репрессирован по ложному обвинению как «враг народа». В заключении работал на строительстве и ремонте железной дороги Тайшет — Братск, затем на лесоповале в районе станции Чуна в Иркутской области, далее на Колыме — шахтёром (на рудниках в Бутугычаге и пос. им. Белова).

Полностью реабилитирован в 1956 г. Окончил Воронежский лесотехнический институт (1960), Высшие литературные курсы СП СССР (1965). Первая книжка «Огни моего города» вышла в Воронеже в 1959 г.

Анатолий Жигулин автор более 20 книг стихов.
За заслуги в развитии советской литературы награжден орденом «Знак Почёта».

РОДИНА

Помню я: под сенью старых вишен
В том далёком,
В том донском селе
Жили пчёлы в камышовых крышах —
В каждой камышинке по пчеле…

Родина!
Простая и великая.
В давнем детстве, от беды храня,
Древними архангельскими ликами
Строго ты смотрела на меня…

А потом,
Позвав в края суровые,
Где весной не встретишь зеленя,
Жизнь взвалила рельсы стопудовые
На худого, юного меня.

Я копал руду на Крайнем Севере.
Много лет я молока не пил.
Только ты, земля моя,
Не верила,
Что тебе я в чём-то изменил.

Всё прошёл я:
Трудные дороги,
Злой навет и горькую беду,
Чтобы снова пальцами потрогать
Пыльную в канаве лебеду.

Я опять с тобой,
Земля просторная,
Где за клином старого жнивья
Под горой стоит село Подгорное —
Родина негромкая моя;

Где висит над хатой
Месяц рыжий;
Где в прозрачной невесомой мгле
Пчёлы спят под камышовой крышей —
В каждой камышинке по пчеле…

автор: admin дата: 10th November, 2009 раздел: Стихотворения

Эльдар Рязанов

* * *

В мои годы сердечная лирика?
Ничего нет смешней и опасней.
Лучше с тонкой улыбкой сатирика
сочинять ядовитые басни.
Не давать над собой насмехаться,
тайники схоронить в неизвестность
и о чувствах своих отмолчаться,
понимая всю их неуместность…
Иль, вернее сказать, запоздалость,
потому что всему свои даты…
Но идёт в наступленье усталость,
и все ближе и горше утраты.

* * *

Я в мир вбежал легко и без тревоги…
Секундных стрелок ноги, семеня,
за мной гнались по жизненной дороге,
да где там!— не могли догнать меня.

Не уступал минутам длинноногим,
на равных с ними долго я бежал…
Но сбил ступни о камни и пороги
и фору, что имел, не удержал.

Вокруг летают странные тарелки… …
Из прошлого смотрю на них в бреду.
Меня обходят часовые стрелки, —
так тяжело сегодня я иду.