» Татьяна Кузовлева | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
  • Метки

  • автор: admin дата: 11th September, 2013 раздел: Поэты о войне

    Татьяна Кузовлева

    Бегу Москвы,
    Бегу шального гула,
    Бегу сплошного зарева огней.
    Но в том лесу, где тишина уснула,
    Мне гул Москвы
    По-прежнему слышней.

    По-прежнему
    Я вижу меж стволами
    Скольженье листьев на исходе дня,
    По-прежнему, друзья мои, за вами
    Уносит ветер осени меня.

    И там, где так бесхитростно и тало
    Глядят озёр бездонные глаза,
    Я воскрешаю встречи и начала,
    Я возвращаю ваши голоса.

    Мне надо в тайны ваших душ вглядеться
    И вновь прочесть: у нас судьба одна.
    В сороковых — одно нам пало детство,
    Одна, одна досталась нам война.

    Одна любовь: её нести нам свято
    От тех годов, оставленных в золе,
    По памятным, по тем,
    Семидесятым,
    Когда мы твёрдо встали на земле,

    Когда одну мы приняли заботу.
    Кто сосчитает, сколько нас в строю?
    И всем дано вершить одну работу,
    И ждать удачи — каждому свою.

    Пока ещё мы тешим до рассвета
    Самих себя предчувствием зари,
    Пока ещё на пушкинские лета
    Мы смотрим снизу, как ни говори!

    Цитируется по: Москва лирическая. Антология одного стихотворения. М., “Моск. рабочий”, 1976. 496 стр. (Стр. 198 – 199)

    автор: admin дата: 10th April, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

    Татьяна Кузовлева (р.1939)

    Стихотворения

    Цитируется по: День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.

    * * *

    У меня пересыхают губы.
    Встанем у раскидистого дуба.
    Он давно уж тянется ко мне.
    Верх его грозою покалечен.
    Ствол его морщинами размечен.
    Корневище дыбится в земле.

    Знаю, в полночь
    На дубы такие
    Прилетают ведьмы молодые,
    На ветвях сидят до петухов.
    Лица их бледны и ноги гладки.
    Розовы нетоптаные пятки.
    Души непроглядны от грехов.

    Ждут они прохожих запоздавших,
    За полночь в азарте загулявших,
    Позабывших дом родной,
    Хмельных,
    Окликают, называя имя,
    Охмуряют ласками своими,
    Полумёртвых, в ступах прячут их.

    И уносят далеко отсюда,
    Где от веку не бывало люда,—
    Воронье да чёрные коты.
    Я тебя нисколько не ревную.
    Если встретишь женщину иную,
    Руки разомкну — свободен ты.

    Уходи — с красавицею, с ведьмой.
    Уходи — не возропщу я.
    Ведь мы
    Знаем оба, что там впереди.
    Нам не спорить долголетьем с дубом.
    Худо жить с нелюбой иль с нелюбым.
    Коль нелюба —
    С ведьмой уходи.

    С юною. С весёлою. С такою,
    Чтоб вовек тебе не знать покоя.
    Ведьмин уноси с собою дух.
    И не бойся
    Приближаться к дубу.
    Я ведь окликать тебя не буду.
    Разве что во сне. И то не вслух.