» Василий Фёдоров | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 10th October, 2015 раздел: Забытые имена, Советская поэзия, Стихотворения

Цитируется по: Фёдоров В.Д. Стихотворения/Вступ.ст. Ю.Прокушева;Худ. Н.Крапивин. – М.: Дет. лит., 1987. – 159 с.

СЛОВО О ДРУГЕ

Мне с жизнью моей
Была вручена
Святая трагедия века.

Василий Фёдоров

Горе почти вcегда приходит к нам неожиданно…

19 апреля 1984 года…

Полдень. Долгий тревожный телефонный звонок. Слышу взволнованный голос поэта.

– Простите, беспокою вас, зная вашу многолетнюю дружбу с Василием Дмитриевичем Фёдоровым.

– Что с ним? Он же на днях вылетел на Кавказ подлечиться, поработать над новыми стихами.

Трубка молчит. Пауза затягивается. Растёт тревога.

– Что, что случилось с Василием Дмитриевичем?

– Инфаркт. Непоправимая катастрофа. Василий Дмитриевич умер сегодня в Ессентуках.

Не могу произнести ни единого слова. Щемящая боль полоснула по сердцу, сковала душу.

Невозможно представить, что больше не будет ходить по русской земле этот светлый, благороднейший человек; что перестало биться сердце поэта, от которого всем нам долгие годы было так душевно тепло!

Невозможно поверить в эту смерть!

Ещё совсем недавно, перед отъездом Василия Дмитриевича на юг, мы встречались с ним неоднократно. Я был у него дома, на Кутузовском проспекте, был на даче в Переделкине – вместе с работниками телевидения мы снимали большую передачу о Фёдорове, снимали весь день. Несколько часов кряду шёл откровеннейший, во многом поучительный для всех присутствующих разговор о делах литературных и о жизни, о книгах Фёдорова, новых его стихах и прозе – рассказах из задуманного им цикла “Сны поэта”.

автор: admin дата: 24th March, 2009 раздел: Поэты о поэзии, Советская поэзия

ПОЭЗИЯ И ЭСТРАДА

Цитируется по: День поэзии 1964. М., “Советский писатель”, 1964, 174 стр.

Василий Фёдоров

Василий Фёдоров поддержал С. Трегуба в его критике пошлых стихов, рассчитанных на «эстрадный успех».

— У нас было очень много эстрадной шумихи, эстрадных успехов,— сказал он.— Но так называемый эстрадный успех оказывается на поверку не очень стойким, если нет успеха самой поэзии, того, что способно жить как поэзия.

Я хотел бы отделить понятие «эстрада» от понятия «трибуна». Для поэта нужна трибуна, та самая, которой пользовался Маяковский, чтобы пропагандировать высокую поэзию, свои взгляды. Эстрада же требует развлекательности, и поэт нередко становится пленником аудитории, которая хочет развлекаться.

Надо подумать о лучшей организации наших поэтических выступлений, о лучшей организации праздника Дня поэзии.

Я уже не раз говорил, что День поэзии у нас превратился в нечто эстрадное, потому что мы выбрасываем в этот день на книжный рынок всё, что у нас есть: стихи хорошие и плохие. И на вечерах, разумеется, читают разное: хорошее и плохое. А критического анализа нет.

Выступает, например, в Политехническом Николай Ушаков, читает прекрасные стихи — зал вежливо аплодирует. После него читает юный автор,— у него сильный голос, обаятельная улыбка, тёмные кудри до плеч. Читает стихи посредственные, и зал принимает их с восторгом. Мы же в это не вмешиваемся, не ставим всё на свои места, не помогаем молодому поэту понять, что стихи его всё-таки посредственные, а Николая Ушакова — превосходные.

Наши публичные выступления привлекли за последние годы внимание к поэзии многих читателей. Надо придать большее значение этим встречам.

Выход на эстраду надо всячески приветствовать, но не надо его переоценивать. Если говорить о состоянии нашей поэзии, то я должен сказать, что мы не выполняем серьёзной исторической задачи. Вспомним, что Данте вложил все чувства и мысли в свою «Божественную комедию», он, так сказать, построил законченный современный ему мир. А мы очень мало беспокоимся, о поэтической законченности нашего мира. Мы как бы вырываем из нашего мира отдельные клочки и цитаты. Я воспринимаю стихи как цитаты из великой вещи, которую мы ещё не написали.

автор: admin дата: 13th February, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Стихотворение дня

Василий Фёдоров о Ковалёве Дмитрии Михайловиче

Цитируется по: Ковалёв Д.М. Избранная лирика. М., «Молодая гвардия». 1965. 32 с. («Б-чка избранной лирики»)

Одно маленькое стихотворение поэта может рассказать о нём больше, чем многие страницы заполненных им анкет. Так, небольшая проба металла из огромной мартеновской печи даст представление о всей плавке: сколько в ней железа, сколько углерода, сколько благородных и вредных примесей. По этой пробе можно судить, станет ли сталь рельсом или осью.

Из двенадцати книг Дмитрия Ковалёва, среди котоpых такие, как «Рябиновые ночи», «Тишина», «Тихая молния», «Молчание гроз», в настоящую книгу могло войти совсем немного стихов, но они представляют вполне законченный облик поэта. Возьмём, к примеру, стихотворение «А думал я…». Оно посвящено возвращению с Отечественной войны и встрече с матерью. В нём нет никаких автобиографических данных, но по тому, как поэт представил свою мать, идущую из леса с вязанкой хвороста, разговаривающую сама с собой, по тому, как она сказала: «Ах, бoже, гость какой!», мы узнаём и о том, что поэт из крестьянской семьи, и и том, какой уклад в этой семье. Мне, как читателю, представляется и строгость и уважительность, царящие в доме.

По другим стихам мы скорее почувствуем, чем узнаем прямо, что Дмитрий Ковалёв принадлежит к поколению, которое вынесло на своих плечах всю физическую и нравственную тяжесть войны. Пусть о ней даже ничего не упоминается. Возьмём лишь одну строчку из стихотворения «Смелость»: «И мы бывали смелы не с оглядками». Разве она не говорит нам о том, что за плечами поэта большой путь? А такие стихи, как «Молчание» и «Помню», уже дают полное представление об этом суровом пути. В годы испытаний Дмитрий Ковалёв был моряком-подводником, испытал глубочайшую тишину подводного мира, а потому и чуток ко всякому повышению голоса, ко всякому повышению интонации. Внешне кажется, что он разговаривает в своих стихах спокойно, но вслушаешься и почувствуешь их напряжение, их нервность и горячность.

В стихах Д. Ковалёв любит подробности. Вы идёте среди них, как пo густому, чуть-чуть пасмурному лесу, цепляетесь за ветки – то жёсткие, то ласково-мягкие, – натыкаетесь на суховатые сучки-обломыши и вдруг выходите на простор больших обобщений, где много воздуха и света.

Сегодня, как никогда, поэт – явление общественное. Он не имеет права уклоняться от решения сложных социальных вопросов, Впрочем, такого права он никогда не имел. Наше время – время поисков более совершенных форм жизни, а это обязывает поэта быть более активным в утверждении истины, справедливости, красоты, в борьбе со всем, что мешает
такому утверждению. На мой взгляд, Д. Ковалёв стоит именно на таком высоком понимании своего предназначения.

Вас. Фёдоров