» Владимир Цыбин | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 14th October, 2016 раздел: Стихотворения

ВЛАДИМИР ЦЫБИН (1932 – 2001)

ЩЕДРОСТЬ

Бродит лето в погребах
за семью пробоями,
сохнет лето на губах,
на меду настояно.
Погреба весной
как тын!..
С кавунами сонными
и с укропом густым
солнышко посолено.
А в саманках пары
матереют
банные,
и качаются полы –
планочки баянные!
И сквозь дымный чад,
семицветьем радуя,
вдруг на юбках у девчат
закипели радуги
и бегут по полам,
в складках переловлены…
А баяны пополам
в руках переланы.
От присядок – эх! –
все полы расшатаны,
разливают девки смех
полными ушатами.
Бродит солнце в погребах –
рвётся вон из логова,
сохнет солнце на губах –
как его опробовать?
Сохнет хмель, цветёт,
ходит вслед за парами,
солнце бочки рвёт –
полыхает палами.
Почки соком дымят,
остры
да игольчаты,
и в почках звенят
листвы колокольчики.
У старух в платках
пироги засованы…
Бродит солнце впотьмах
за семью засовами!

Цитируется по: Вечер лирики. Сборник. М., “Искусство”, 1965, 200 стр. (стр. 18-19)

автор: admin дата: 17th January, 2015 раздел: Стихотворения

Владимир Цыбин

Цитируется по: День Поэзии 1968, “Советский писатель”, Москва, 1968, 240 стр.

***

И хочется рано проснуться
и, шурясь спросонья на свет,
доверчиво вдруг потянуться
к чему-то,
чего ещё нет,
где всё в первый раз, всё иное:
и тёплое утро, и луг,
где слышишь большое, сквозное,
живое
в себе и вокруг.
Свет сыплется белой порошей,
щемящий, прозрачный, тугой.
Спасибо,
день ясный, хороший,
за то, что родился такой.
Спасибо,
что жить привыкая,
отвык я от прожитых лет.
Глаза от себя отпускаю –
бегите, глядите на свет.
Спасибо
за то, что не мучит,
не тянет к иному теплу,
что хрупкий и тоненький лучик
ловлю на щеке, как пчелу.
Спасибо за то, что я рано
проснулся,
когда наяву
и боязно как-то и странно, –
а вдруг я ещё не живу…

автор: admin дата: 21st September, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Владимир Цыбин

Цитируется по: День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.

КОЛОДЕЦ

Поднялся, ветром горло обвязав,
журавль над колодцем, как жираф.

И заглянуть туда охота мне,
где чёрная звезда лежит на дне.

И от неё из зыбкого окна,
утопшая струится тишина.

Оттуда, где покорная вода,
звезда дневная белая видна.

И на её обратной стороне
в другую даль смотреть когда-то мне.

Меж белою и чёрною звездой
кажусь я тенью ветки молодой

и негасимой искрой на лету
на миг друг с другом
две звезды сплету…

ОРФЕЙ

I

— Куда идём, Орфей, из бездны мы?
«В фракийские луга, на белозорье.
Там солнце».— Я ослепла среди тьмы.
«Там море плещет».— Я не слышу море.

Уже виднелись белые холмы,
уже звенели вёсла на просторе.
— Твой страшный дар, Орфей, страшней сумы.
«А я пою, я усмиряю горе».

— Ты погляди, какою стала я…—
Он оглянулся, в сердце страх тая,—
пред ним качнулась тёмная завеса:

туда, на край, в подземный вход земли,
где песнь его последнюю несли
тень Эвридики с призраком Гермеса…

автор: admin дата: 23rd April, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Русская поэзия

Владимир Цыбин

«ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ — СТИХАМИ…»

Цитируется по: День поэзии. 1987. Москва: Сборник. -М.: «Советский писатель», 1987, 224 стр.

Видный русский поэт XX века Георгий Владимирович Иванов родился в 1894 году в городе Ковно, окончил кадетский корпус, писать стихи и печататься начал рано. С 1911 года выступал как поэт и критик на страницах «Аполлона», одного из самых «элитных» журналов. Первая книга стихов «Отплытье на остров Цитеру» вышла в Петербурге в 1912 году. Вскоре после гибели Н. Гумилёва — друга и единомышленника Георгия Иванова в поэзии, он вместе с женой, поэтессой Ириной Одоевцевой, выезжает в Париж. Лучшая книга его стихов, вышедшая в эмиграции,— «Роза». Поэт был активнейшим сотрудником альманаха «Числа», державшегося вне политики и по направлению в чём-то схожего с дореволюционными «Аполлоном» и «Весами». Умер Георгий Владимирович Иванов в 1958 году в Париже.

Это внешняя канва биографии Георгия Иванова, вернее, её верстовые столбы. А между ними — судьба. Мучительное узнавание себя. Ясновиденье о своём прошлом и того скола интеллигенции, которая оказалась между революцией и родиной, так и не сумев соединить их для себя в одно целое. Георгий Иванов написал обо всём этом горько и праведно: «Даже напротив — в бессмысленно злобном мире — противимся злу: ласково кружимся в вальсе загробном на эмигрантском балу». Здесь — ни приятия, ни победы над роком.

В эмиграции в поэзии Георгия Иванова, как, впрочем, и многих других (В. Ходасевича, Н. Оцупа, Г.Адамовича), произошло драматическое разъятие и рассредоточение на второстепенном и остального мира его почти летаргического «я». Образовался своего рода духовный эллипсис, т. е. круг, сплющенный катастрофой, с двумя центрами, существующими особняком, почти изолированными друг от друга,— личности и несходного с нею мира. Это не двойственность, потому что в ней есть ложь. Это двойное зрение, когда прошлое — то же самое, что и совесть, и мир не изменяется, а переменяется:


Всё до конца переменилось,
Всё ново для прозревших глаз,
Одним поэтам — в сотый раз —
Приснится то, что вечно снилось.

автор: admin дата: 5th February, 2009 раздел: Поэты о поэтах, Советская поэзия

Владимир Цыбин
Земля и жизнь

Цитируется по: День поэзии 1971. М., “Советский писатель”, 1971, 224 стр.

Стихи Дмитрия Блынского, Николая Анциферова и Николая Рубцова во многом роднит яркая, неотступная жажда жизни. Все они шли от жизни. От отзывного материнского слова. От суровой биографии своей земли.

Даже названия первых их книг перекликаютcя друг с другом. «Иду с полей» называлась первая книга стихов Дмитрия Блынского. «3везда полей» – Николая Рубцова, хотя книга Рyбцова вышла почти на десять лет позже книги Дмитрия Блынского.

Дмитрий Блынский пришёл в поэзию с родной Орловщины. Он знал, с чем он пришёл. Он гордился своей родословной. Тем, что стихи его написаны не в стенах городской квартиры, а на просторах орловских полей:

Что принёс я с собой? На ладонях мозоли,
3апах лопнувших почек с весенних берёз
Да тетрадку стихов, где-то сложенных в поле,
Где-то сложенных в поле, в жару и мороз.

Эти строки как-то неожиданно и радостно напомнили нам о молодом Есенине, о первых его стихах. О той «печали полей», певцом которой, по выражению Горького, был Сeргей Есенин.

Я, как пахарь, их видел под лeмехом плуга,
Как пастух, я встречал их в глазах у телят,
Даже вьюга, бездушная колкая вьюга,
Мне стихами орёт так, что уши болят.

Так бесхитростно-горделиво чувствовал Дмитрий Блынский кровную связь своей поэзии с той землёй, которая родила его и певцом которой так страстно он стремился быть..

В Москве один за другим, начиная с 1958 года, появляются его сборники. Всего их вышло пять. Больше он написать не успел. Нелепая и неожиданная смерть оторвала его от жизни в октябре 1965 года.