» Анатолий Краснов. Стихотворения | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 14th July, 2009 раздел: Советская поэзия, Стихотворения

Анатолий Краснов (р. 1932)

Цитируется по: А.М. Краснов. Взор. Л.О. изд-ва “Советский писатель”, 1987 г., 256 стр.

* * *

Страшусь поверхностного взгляда,
Моя душа утомлена
И явной глупостью бравады,
И тайной злобой шептуна.

Ещё живу немой тревогой,
Ещё она мне по плечу.
Как перед дальнею дорогой,
Хочу, измученно хочу

Понять словесные салюты
И отрицанье божества…
Всё принимающие люди
Не составляют большинства.

* * *

А их не будет,
Их не будет,
Кого я бережно любил.
Меня тоска средь ночи будит
Немым сиянием светил.

Ничто ухода их не скрасит,
И горе явится за мной…
Как я хочу
С наивной страстью,
Чтоб лёгок был
Их путь земной.

Но знаю, знаю, как он труден,-
Я ничего не позабыл…
И в свой черёд
Меня не будет
Для тех, кому я дорог был.

* * *

Лишь повседневное всегда воспеть готов.
Дю Белле

Когда перекроет дорогу
Шлагбаум вечерней зари,
Неясную чуя тревогу,
Я снова иду на залив.

Там словно бы нет перемены —
Песок, остывающий зной…
И сосны стоят, как антенны
Тревожной планеты земной.

Так что же душа человека?
Заслуга её иль вина,
Когда над тревогою века
Не может подняться она?

* * *

Не доверюсь уже, не откроюсь, —
В час великой любви иль тоски
В бескорыстные травы зароюсь
Где-нибудь возле русской реки.
И с вечерней звездой молчаливой
Побеседую, если смогу…
Всем нам хочется жизни счастливой,
И опять я тебе не солгу,
Что не славы хочу и не вечности —
Человечности, человечности.

* * *

Вода не может без движенья.,
Чтоб мир в её глубинах жил,
Она ломает отраженья
Людей,
Деревьев
И светил.

И потому ничуть не жалко,
Когда и память,
Как волна,
Перебирающая гальку,
Перебирает имена.

Лишь в потаённом,
В самой глуби,
Скорей не в памяти —
В душе
Тот мир живой,
В котором люди.
С ним не расстанешься уже.

* * *

Восходит женщина моя
Над мраком всех моих сомнений,
Над мраком всех моих смятений,
Где ночь и день блуждаю я.
Восходит женщина моя.

Над неудачами моими,
Себя забыв, страдая ими,
Тревожно обо мне моля,
Восходит женщина моя.

И затихают все моря,
И светом залита планета,
Когда, проста и невоспета,
Восходит женщина моя.

* * *

Среди ночи внезапно проснуться
И глядеть на тебя в тишине,
Тихо-тихо к губам прикоснуться,
Улыбающимся во сне.

Ощущать твоё тёплое тело
И хранить благодарно свет,
Без которого, что ни делай,
Настоящего счастья нет.

* * *

Хоть уже не мальчик я давно,
Но ничто из детства не забыто.
Постучать бы матери в окно,
Да оно давным-давно забито.

Я к любимой женщине приду
И опять доверю ей печали.
Ночь включает за звездой звезду,
Чтобы небеса мои сияли.

Бледно-бледно светятся поля,
Лёгкой синевою отливая…
Милая российская земля,
Самая родная и живая.

Вновь о вас я думал в тишине,
Потому что вы меня растили.
И всегда три имени во мне:
Матери, любимой и России.

* * *

Так и надо —
Принимая слово,
Разбирая судеб чертежи,
Даже если жить и петь не ново,
Не смирять смятения души,
И любить,
И знать тоску и слёзы,
Видеть даль и слышать высоту,
И, достойно отведя угрозы,
Перейти незримую черту.
И пускай мучительна тревога,
Что возникла вдруг в твоей крови…
Только в мире нет иного бога,
Кроме человеческой любви.

* * *
И в тайном шепоте, и в споре
Ты мелочи не примечай.
Ты различай людское горе,
Людскую радость различай.

Не торопись
Молвы изустной
Недобрый отзвук принимать.
Ты научись владеть искусством
Живую душу понимать.

Ей ни заветы,
Ни запреты,
Ты только ей не засти свет.
А скрытой сущности предмета
Она сама найдёт секрет.

* * *

Чтоб возникло в душе отраженье
Мира, будь он велик или мал,
Важно вечное перемещенье
Всех её потаенных зеркал.

Отрешась от привычных заклятий,
Ты от худшей беды поспеши:
Одноликость земных восприятий —
Это крайняя немощь души.

Пусть раскованность мысли и чувства
Отмечает твоё бытие,
В этом, может быть, сущность искусства
Или только намек на неё?

* * *

И мастера, бывает, подражают,
Но, повторяя некий ход резца,
Так повернут его,
Что поражают
Внезапным откровением
Сердца.

И, отличаясь тем от эпигонов,
Они творят,
И только в этом суть,
И нет для них
Неписаных законов,
Как нету и написанных
Отнюдь.

* * *

Опять июнь
Под небом белым
И поздний ландыш
В хрустале.
Ты со смятённым взором беглым
Растаяла
В прозрачной мгле.
И недосказанность чего-то
Я понимать уже устал,
Когда по рельсам
С поворота
Пустой трамвай
Проскрежетал…
Ещё живу,
Я занят делом,
И руки стынут на столе,
Когда июнь
Под небом белым
И поздний ландыш
В хрустале.

ЛЕНИНГРАДСКИЕ ЖЕНЩИНЫ

Уже рассвет ломает спички:
Мужчины курят на ветру.
Всё больше женщин в электричке,
В метро, в трамвае поутру.

Они идут сплошной толпою,
И среди шумных, молодых
Как бы породой золотою —
Прослойка женщин пожилых.

Они наглажены и чисты,
В глазах задумчивость и боль,
В них что-то есть от тех курсисток
Своя и гордость, и юдоль.

И независимо-свободный
Их жест замедленный и взгляд.
И не металлом благородным
Их руки тонкие блестят.

Их, эти руки, целовали
В такую давнюю весну.
Они мужей своих теряли
Перед войною и в войну.

И никогда хоть малых выгод…
То тень, то свет летит с лица.
Сидят и не спешат на выход,
Как будто едут до конца.

* * *

По земле хожу я
Годы,
Человек —
Не бог.
Но явлением природы
Тоже стать бы мог,
Мог бы —
Деревом,
Рекою,
Ветром над Невой,
Чтоб ты гладила рукою —
Морем и травой
Стану.
Вечером
(Для пробы)
В город твой войду,
О коробку небоскрёба
Я зажгу звезду,
Облака раздам плечами,
Свешусь над окном
И сниму твои печали
Сладким-сладким сном.

* * *

Ни к чему зажигать фонари,—
Мягкость света в глазах неусталых,
Это отблески скрытой зари
На асфальте, домах и каналах.
Молчаливы и сфинксы, и львы,
Никуда не торопятся пары.
Это песенки возле Невы
Под негрустные звуки гитары.
Обрубил паруса норд-ост,
Ночь неслышно ступает босая.
Разведённый работает мост,
По Неве суда пропуская.
Не с того, что в ударе солист
И зовёт самодельная лира,
Разворачивайся,
Таксист,
И высаживай пассажира,—
Просто сам я не свой и ничей,
Словно тайну душа принимает…
Это лирика белых ночей
Над Невою мосты поднимает.

* * *

Вновь на берег прийти,
Сандалеты —
Долой,
Полусонное море погладить рукою.
Воздух полон озоном,
Древесной смолой
И ещё —
Отчего непонятно —
Тоскою.
Солнце, словно под парусом красным ладья,
Уплывает в старинную гавань заката…
Ничего не ищу,
Даже суть бытия —
То, к чему я наивно стремился когда-то.
Может быть, об иной я подумал поре,
Где расстанутся люди с последней тоскою…
Я бреду босиком
По вечерней заре
И холодного неба
Касаюсь щекою.

* * *

Я всё решал свои задачи
То в шумном мире,
То в глуши,
Когда предчувствие удачи
Всходило на поле души.

Мне было так необходимо,
Чтобы с неё слетела тень,
Увидеть край его любимый,
Войти в Михайловского сень.

И вот они, места поэта,
Озёр синеющая ширь,
Леса в зелёной вьюге лета
И Святогорский монастырь.

Живые тропы и дороги!
Брожу в рассветной тишине,
И всюду пушкинские строки –
Передо мною и во мне.

Метки: ,
  1. Наталья сказал,

    Великолепные стихи . Обожаю , читаю наизусть , чувствую))) трудно найти. У меня есть палитура ещё прошлого века в бумажной обложке.
    Жаль, что широко нет распространения ….
    Старая поклонница )

  2. admin сказал,

    Здравствуйте, Наталья.
    Спасибо за отклик.
    Анатолий Краснов один из самых-самых моих любимых поэтов 🙂

Оставить комментарий

Spam Blocking by WP-SpamShield