» Забытые имена: Владимир Корнилов | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
  • Метки

  • автор: admin дата: 3rd December, 2009 раздел: Забытые имена

    Владимир Корнилов (1928 – 2002)

    Владимир Николаевич Корнилов родился в 1928 году в городе Днепропетровске. В 1950 году окончил Литературный институт имени Л. М. Горького. С 1950 по 1954 г. служил в Советской Армии солдатом, курсантом, офицером. Печататься начал в 1951 г. в армейской газете. С середины 50-х годов много публиковался в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Москва», «Молодая гвардия», «Смена». Выпустил две книги стихов — «Пристань» (1964 г. «Советский писатель») и «Возраст» (1967 г. «Советский писатель»).

    Но вскоре В. Корнилова перестали публиковать, и вновь его стихи увидели свет лишь в конце 1986 года в журнале «Знамя». С тех пор его стихотворные подборки появлялись в «Новом мире», «Знамени», «Огоньке», «Дружбе народов», «Сельской молодёжи», «Юности», «Неделе», «Горизонте».

    «Музыка для себя» — первый после двадцатилетнего перерыва сборник В. Корнилова; он составлен из стихов, написанных в разное время, но опубликованных в последние годы

    НАДЕЖДА

    Раньше, прежде,
    На днях почти,
    Стал бы нешто
    Искать пути?

    Есть дорога,
    Нет — наплевать!
    Безнадёга,
    Как благодать!

    Прочь, заботы!
    Жми, брат Авось!
    Для работы
    И жизнь — навоз.

    …Что же сталось
    Сo мной на днях?
    Может, старость,
    А с нею —страх?

    Как от сглазу,
    Утих весь пыл:
    Стал я сразу
    Другим, чем был.

    Безутешно
    Прошу, как грош:
    Мне надежду
    Вынь да положь!

    Дай, как воздух,
    Как воду, дай.
    Дай не вдосталь,
    Дай не на даль —

    Хоть немного
    Уже брести,
    Безнадёгу
    Мне не снести.

    ВЯЗАЛЬЩИЦА

    Кто она — чёрту известно.
    Взор из-под чёлки сердит.
    Вечно напротив подъезда
    С вечной работой сидит.

    Выйду — посмотрит подробно,
    Строчку заполнит крючком,
    И отчего-то под рёбра
    Вновь саданёт холодком.

    Бред?
    Несусветная дикость?
    Полный в мозгу кавардак?..
    Что ж мне мерещится Диккенс –
    «Повесть о двух городах»?

    (В Сент-Антуанском предместье
    Тоже плела приговор,
    Тоже вязала из шерсти
    Сводки на сотни голов.

    Злобной волчицей рычала —
    Сгинула, точно овца…
    Кто подстрекает начало,
    Плачет ещё до конца.)

    Так что с вязаньем помедли,
    Яростный взгляд опусти
    И погребальные петли
    Ради себя распусти.

    Вяжет…
    А жизнь по привычке
    Ладит нехитрый уют:
    Мимо бегут электрички,
    Дети и птицы поют.

    И о районе не скажешь,
    Будто похож на Париж…
    Что ж ты всё вяжешь и вяжешь,
    Что исподлобья глядишь?

    В ПРАЧЕЧНОЙ

    Бросила жена? Её
    Бросил сам? Сменил жильё?
    …Гладили вдвоём бельё
    С ним в стекляшке.
    Он балдел — заметил я —
    От шумевшего бабья
    И от вороха белья,
    И от глажки.

    А по виду был ходок,
    Но совсем не холодок —
    То ли страх, то ли упрёк
    Был во взгляде.
    Может, чудилось ему:
    Я, старик, его пойму.
    Объяснить мне, что к чему
    Будет кстати.

    На подобный разговор
    Я его бы расколол.
    Прежде был и спор и скор
    На знакомства:
    Две рюмахи или три
    Пропустили — говори.
    А теперь скребёт внутри
    Скорбь изгойства.

    Несуразная судьба —
    Эмиграция в себя;
    Словно начисто тебя
    Съела фронда.
    Вроде ты живой и весь
    И душой и телом здесь,
    А, сдаётся, что исчез
    С горизонта.

    Потому теперь и впредь
    Не к чему ломать комедь.
    И не стал я пить с ним — ведь
    Мы б не спелись.
    После полусотни грамм
    Он, растерян и упрям,
    Выдохнул бы: «Пшёл к ерам,
    Отщепенец…»

    Так что про житьё-бытьё
    Мы молчали, а бельё
    Расстилали, как бабьё,
    На гладилке.
    Потому и обошлось
    Без мужских горючих слёз,
    Без сочувствий, без угроз.
    Без бутылки.

    ЯБЛОКИ

    Бедный дичок загорчил, как досада.
    Белый налив до сих пор сахарист…
    Яблоки из монастырского сада,
    Что же я раньше не рвал вас, не грыз?

    Или шатался не больно идейно
    По лесостепи, лесам и степи,
    И, как назло, попадались отдельно
    Либо сады, либо монастыри?

    Вот отчего так смущённо и дерзко,
    Словно во сне ещё — не наяву,
    В прежней обители Борисоглебской
    Эти ничейные яблоки рву.

    …Яблоки из монастырского сада,
    Я не найду вам достойной хвалы,
    Вы словно гости из рая и ада,
    Словно бы средневековья послы.

    Вас прививала лихая година,
    И, хоть была невпродых тяжела,
    Память о ней и горька, и сладима,
    И через вас до сегодня жива.

    Вот и сегодня в Историю живу
    Вновь я уверовал благодаря
    Этим бесхозным дичку и наливу
    Борисоглебского монастыря.

    Цитируется по: Владимир Корнилов. Музыка для себя. Стихи. Издательство «Правда». Библиотека «Огонёк», 1988.

    Метки: ,

    Оставить комментарий

    Spam Blocking by WP-SpamShield