» Переводчица с детского. Агния Барто | Поэзо Сфера – Стихи, русская поэзия, советская поэзия, биографии поэтов.
автор: admin дата: 13th April, 2010 раздел: Биографии

Нам очень повезло родиться в стране, где поэзия входит в жизнь человека с раннего детства. И, пожалуй, редкий советский-российский ребёнок не знает, кто такая Агния Барто, даже сейчас, когда забываются многие некогда яркие имена. Детство без стихов Агнии Львовны, наверно, не совсем детство.

Эту статью я размещаю здесь с великодушного разрешения автора, Светланы. Статья была опубликована в личном журнале Светланы: http://vetockini-skazi.livejournal.com/8735.html На мой вопрос, можно ли процитировать эту статью на нашем ресурсе, Светлана ответила: “Конечно, можно цитировать. Пусть об этой замечательной женщине узнает как можно больше людей”.

Так пусть же об удивительной Агнии Львовне Барто узнает как можно больше людей.

* * *

1 апреля 1981 года на семьдесят шестом году жизни от инфаркта умерла Агния Барто, поэтесса, на стихах которой выросло ни одно поколение детей.

Зайку бросила хозяйка –
Под дождём остался зайка.
Со скамейки слезть не мог,
Весь до ниточки промок.

Кто из нас не плакал в детстве над этими незамысловатыми стихами? Кто не переживал за Танечку, уронившую свой мячик в воду? Или не волновался за бычка, шагающего по качающейся дощечке? Или не танцевал вместе с Любочкой в синенькой юбочке?

Феномен стихов Агнии Барто ещё долго будет изучаться литературоведами и критиками. Ведь в них, если разобраться, ничего особенного и нет. Незамысловатые сюжеты, простые рифмы, а ведь как западают в душу, запоминаются на всю жизнь.

Родилась девочка Агния в семье московского ветеринара Льва Волкова и его жены Марии 17 февраля. А вот с годом рождения Агнии имеются неясности. Официально годом её рождения считается 1906. Но некоторые источники утверждают, что это противоречит истине. Говорят, что родилась Агния в 1907 году, а лишний год прибавила себе сама в пятнадцать лет, когда устраивалась на работу продавщицей в магазин “Одежда”. На работу брали лишь с шестнадцати лет, вот и пришлось изменить год рождения на 1906-й.

Вспоминать своё детство Агния Барто не любила. Домашнее начальное образование, французский язык, парадные обеды с ананасом на десерт — все эти приметы буржуазного быта не украшали биографию советского писателя. Поэтому о тех годах Агния Львовна оставила самые скупые воспоминания: няня из деревни, страх грозы, звуки шарманки под окном. Семья Воловых вела типичную для интеллигентов того времени жизнь: умеренная оппозиция к властям и вполне обеспеченный дом. Оппозиция выражалась в том, что Лев Николаевич чрезвычайно любил писателя Толстого и по его детским книжкам учил дочь читать. Хозяйством ведала его жена Мария Ильинична, женщина немного капризная и ленивая. Судя по отрывочным воспоминаниям, Агния всегда больше любила отца. О матери она писала: “Помню, моя мать, если ей предстояло заняться чем-то для неё неинтересным, часто повторяла: “Ну, это я сделаю послезавтра”. Ей казалось, что послезавтра — это всё-таки ещё далеко. У меня всегда есть список дел на послезавтра”.

Отец Агнии хотел, чтобы его дочь стала известной балериной. В их доме пели канарейки, читались вслух басни Крылова. Он слыл тонким знатоком искусства, обожал ходить в театр, особенно любил балет. Вот почему юная Агния пошла учиться в балетное училище, не смея противиться воле отца. Однако в перерывах между занятиями она с упоением читала стихи Владимира Маяковского и Анны Ахматовой, а затем в тетрадку записывала свои творения и мысли. Агния, по словам её друзей, в ту пору была внешне похожа на Ахматову: высокая, со стрижкой каре… Под влиянием творчества своих кумиров она стала сочинять всё больше и чаще.

Однажды в хореографическое училище, где шли выпускные зачёты, приехал Луначарский. Наблюдая, как Агния Волова под музыку Шопена читает «Похоронный марш» собственного сочинения, нарком просвещения понял, что девушка обязательно будет писать… что-нибудь весёлое.

Некоторое время Агния работала в театре, но понимала, что великой балериной ей не стать.
А вскоре Агния вышла замуж за молодого поэта Павла Барто. Молодой симпатичный поэт Павел Барто, у которого были английские и немецкие предки, сразу понравился талантливой девушке Агнии Воловой. Они оба боготворили поэзию и писали стихи. Поэтому общий язык молодые люди нашли сразу, но… Ничего, кроме поэтических изысканий, их души не связывало.

В восемнадцать лет она уже родила сына Эдгара, которого в семье все называли Игорем или Гариком.

Именно с мужем она начала издавать свои первые стихи, которые сразу же нашли признание у читателей.

Но брак длился всего лишь шесть лет. Говорят, что причиной расставания стал Павел. Он видел, что его жена более талантлива, чем он, и не смог смириться с этим.

Сама Агния росла в крепкой, дружной семье, поэтому развод ей дался непросто. Она переживала, но вскоре всецело отдалась творчеству, решив, что должна быть верной своему призванию.

А потом Агния встретила любовь всей своей жизни. Судьба не захотела оставлять Агнию в одиночестве и в один прекрасный день свела её с Андреем Щегляевым. Он был деканом энергомашиностроительного факультета МЭИ, и его называли “самым красивым деканом Советского Союза”. Талантливый молодой ученый целенаправленно и терпеливо ухаживал за симпатичной поэтессой. На первый взгляд это были два совершенно разных человека: «лирик» и «физик». Творческая, возвышенная Агния и теплоэнергетик Андрей. Но в действительности создался на редкость гармоничный союз двух любящих сердец. У них родилась дочь Татьяна.

О том, что война с Германией неизбежна, Агния Барто знала. В конце тридцатых она ездила в эту “опрятную, чистенькую, почти игрушечную страну”, слышала нацистские лозунги, видела хорошеньких белокурых девочек в платьицах,”украшенных” свастикой. Ей, искренне верящей во всемирное братство если не взрослых, то хотя бы детей, всё это было дико и страшно. Но с ней самой война обошлась не слишком сурово. Она не разлучалась с мужем даже во время эвакуации: Щегляев, ставший к тому времени видным энергетиком, получил направление на Урал. У Агнии Львовны в тех краях жили друзья, которые пригласили её пожить у них. Так семья обосновалась в Свердловске.

В столицу Барто вернулась в 44-м. А вскоре случилась трагедия.

4 мая 1945 года сын Гарик вернулся домой раньше обычного. Домработница запаздывала с обедом, день стоял солнечный, и мальчик решил прокатиться на велосипеде. Агния Львовна не возражала. Казалось, ничего плохого не могло случиться с пятнадцатилетним подростком в тихом Лаврушинском переулке. Но велосипед Гарика столкнулся с выехавшим из-за угла грузовиком. Мальчик упал на асфальт, ударившись виском о бордюр тротуара. Смерть наступила мгновенно.

Подруга Барто Евгения Таратура вспоминает, что Агния Львовна в эти дни полностью ушла в себя. Она не ела, не спала, не разговаривала. Праздника Победы для неё не существовало. Гарик был ласковым, обаятельным, красивым мальчиком, способным к музыке и точным наукам.

Что может быть страшнее для матери, чем смерть ребенка?

Смерть сына переживалась матерью настолько тяжко, что однажды муж не выдержал, с именным пистолетом в руке подошёл к ней, неподвижно лежащей на кровати, отвернувшейся к стене, и предельно резко сказал, что или она немедленно встаёт и начинает как-то жить дальше, или он тут же, при ней кончит жизнь самоубийством. Любовь к мужу помогла Агнии Львовне справиться с собой…

Как бы там ни было, после смерти сына Агния Львовна обратила всю материнскую любовь на дочь Татьяну. Но не стала меньше работать — даже наоборот.

Нужно сказать, что хозяйством писательница занималась крайне редко. Она вообще сохраняла привычный с детства образ жизни: от домашних забот её полностью освободила домработница, у детей были няня и водитель. Барто любила играть в большой теннис и могла организовать поездку в капиталистический Париж, чтобы купить пачку понравившейся ей бумаги для рисования. Но при этом у неё никогда не было ни секретаря, ни даже рабочего кабинета — лишь квартира в Лаврушинском переулке и мансарда на даче в Ново-Дарьино, где стоял старинный ломберный столик и стопками громоздились книги. Но двери её дома всегда были открыты для гостей. Она собирала за одним столом студентов МЭИ, академиков, начинающих поэтов и знаменитых актеров. Она была неконфликтна, обожала розыгрыши и не терпела чванства и снобизма. Однажды она устроила ужин, накрыла стол – и к каждому блюду прикрепила табличку: “Чёрная икра — для академиков”, “Красная икра — для членов-корреспондентов”, “Крабы и шпроты — для докторов наук”, “Сыр и ветчина — для кандидатов”, “Винегрет — для лаборантов и студентов”. Рассказывают, что лаборантов и студентов эта шутка искренне повеселила, а вот у академиков чувства юмора не хватило, — некоторые из них тогда серьёзно обиделись на Агнию Львовну.

В 1970-м умер её муж, Андрей Владимирович. Последние несколько месяцев он провёл в больнице, Агния Львовна оставалась с ним. После первого сердечного приступа она боялась за его сердце, но врачи сказали, что у Щегляева рак. Казалось, она вернулась в далёкий сорок пятый: у неё снова отнимали самое дорогое.

Она пережила мужа на одиннадцать лет. Всё это время не переставала работать: написала две книги воспоминаний, более сотни стихов. Она не стала менее энергичной, только начала страшиться одиночества. Часами разговаривала с подругами по телефону, старалась чаще видеться с дочерью и внуками. О своём прошлом вспоминать по-прежнему не любила. Молчала и о том, что десятки лет помогала семьям репрессированных знакомых: доставала дефицитные лекарства, находила хороших врачей; о том, что, используя свои связи, много лет “пробивала” квартиры — порой для людей совершенно незнакомых.

Её не стало 1 апреля 1981 года. После вскрытия врачи были потрясены: сосуды оказались настолько слабыми, что было непонятно, как кровь поступала в сердце последние десять лет. Однажды Агния Барто сказала: “Почти у каждого человека бывают в жизни минуты, когда он делает больше, чем может”. В случае с ней самой это была не минута — так она прожила всю жизнь.

Похоронена Агния Барто в г. Москве на Новодевичьем кладбище, (уч. 3. в 24 ряду).

Метки: ,

Оставить комментарий

Comments Protected by WP-SpamShield Spam Filter